Elko Moscow провела семинар, на котором Бернд Робачек, генеральный менеджер европейского отделения Western Digital, и Дэвид Сэнфорд, менеджер по продажам в Восточной Европе, представили партнерам и журналистам структурные изменения в корпорации и тенденции развития рынка НЖМД.

На европейский рынок НЖМД, как, впрочем, и мировой, серьезное давление оказывает значительное снижение цен на ПК (в сегменте моделей начального уровня за последнее время они упали с 1000 до 500 долл.) и увеличение сбыта персональных компьютеров. Это заставляет поставщиков компонент для ПК предпринимать нестандартные меры для повышения эффективности производства и снижения себестоимости. За последние три года средняя емкость жесткого диска ПК выросла с 1,25 до 6,65 Гбайт, а средняя цена снизилась со 160 до 110 долл. Это привело к падению общих доходов фирм-изготовителей НЖМД на фоне увеличения объемов производства на 15—20%. Аналитики связывают перспективы развития рынка накопителей с ожидаемым ростом спроса на ПК (только в текущем году европейский рынок должен вырасти на 10—15%), растущими потребностями серверного сегмента и расширением рынка сбыта за счет сотрудничества с изготовителями бытовой техники (ТВ, видео- и аудиооборудование с использованием НЖМД). По данным IDC, 86% европейского рынка накопителей для настольных ПК контролируется 5 крупнейшими компаниями — Seagate, WD, Quantum, Maxtor, Fujitsu.

Эти обстоятельства подтолкнули руководство WD к структурным и технологическим реформам. Не секрет, что последние два года были для компании не самыми легкими: потеря технологического лидерства и постоянные проблемы с качеством продукции привели к снижению доли рынка и ослаблению позиций в секторе ОЕМ-продаж. Значительно ухудшились финансовые показатели. Убытки за 1998 г. (окончание финансового года — июль) составили 290,2 млн. долл. при доходе 3,5 млрд. долл.

Предварительные итоги 1999-го финансового года еще более удручающие. Убытки составят около 490 млн. долл. при общем доходе 2,8 млрд. долл. Стоимость акций только за последний год упала с 12,13 долл. (август 1998 г.) до 3,56 долл. (август 1999 г.). Чак Хаггерти, президент компании, проработавший в ней 7 лет, объявил о намерении уйти в отставку в июне следующего года. Оставшийся год работы президент планирует посвятить реструктуризации. По мнению г-на Хаггерти, компания вернется к прибыльной работе в случае нормализации ценовой ситуации. В последнем квартале года после падения цен на 4-, 6- и 8-Гбайт диски на 22—24% WD сократила их производство на 300 тысяч штук.

По словам г-на Робачека, WD инвестировала за последние два года 30 млн. долл. в мероприятия, связанные с повышением качества продукции. Затраты на научно-исследовательские работы составили в 1998-м ф.г. 203,7 млн. долл. Объем этих затрат в 1999 г. пока официально не объявлен. Технологическими партнерами компании стали IBM (в области разработок IDE-дисков соглашение подписано летом прошлого года сроком на 3 года) и Sony (совместные разработки для рынка бытовой техники, выпуск продукции планируется начать в 2000 г.). Кстати, в апреле 1999 г. Western Digital представила новые устройства, разработанные в содружестве с IBM и использующие гигантские магниторезистивные головки. Бернд Робачек сравнил корпорацию с автомобилем «Мерседес» (видимо, имея в виду престижность и технологическое совершенство автомобилей этой марки) и подчеркнул, что до спада они в своей области занимали такие же высоты. Сейчас, по его словам, Western Digital стремится вернуть утерянное, т. е. снова подняться до уровня «Мерседеса».

Руководство европейского отделения WD немалые надежды возлагает на рост российского рынка в этом году и планирует испытания новых моделей дисков и в России.

По просьбе редакции CRN/RE руководители Western Digital ответили на ряд вопросов.

CRN/RE: Какова доля рынка Western Digital в России?

Бернд Робачек:

По нашем оценкам, около 27—28%. Это больше, чем доля на мировом рынке, но ведь два года назад в России наш рынок был гораздо больше — почти 40%. Мы объясняем его снижение значительным ростом спроса в России на диски, которые мы относим к low end, в послекризисный период. В этом сегменте компания не может предложить конкурентных цен, поскольку такие модели не входят в число приоритетных — мы сосредоточены на совершенствовании и развитии новых технологий. Доля России в европейском бизнесе компании около 5, а в мировом — 1,6%. Тем не менее этот рынок для нас важен. WD связывают с Россией длительные деловые отношения — мы работаем здесь с 1991 г. У нас очень надежные партнеры, прежде всего компании Elko и Airton.

CRN/RE: Кого вы считаете основными конкурентами?

Б. Р: В России это прежде всего Seagate, Quantum. Что касается ОЕМ-поставок, то на мировом уровне (например, в бизнесе с IBМ, Compaq) среди наших главных конкурентов — Quantum, Maxtor. В России в этом секторе мы конкурируем с Fujitsu. Вообще конкуренция зависит от рынка, страны, партнерских компаний, которые там работают. Это напрямую связано с взаимоотношениями с партнерами и степенью взаимного доверия.

CRN/RE: Каковы ближайшие планы компании на российском рынке? Планируются ли какие-то меры для усиления позиций и увеличения доли рынка?

Б. Р: Конечно, нам хотелось бы увеличить рыночную долю до 30 и более процентов. Но проблема в том, что сейчас увеличение доли рынка в значительной степени определяется позицией компании в сегменте устройств low end, расширение которого не соответствует нашим стратегическим планам и у нас нет адекватного предложения в этом сегменте. Во время нынешнего визита в Москву у меня была возможность встретиться с потребителями. Многие из них говорят о достаточно стабильном спросе на диски объемом около 3 Гбайт. Мы уже не выпускаем такой продукции. Я думаю, что несмотря на финансовые сложности, российский рынок будет все более ориентироваться на качество продукции. Мы считаем своей задачей вместе с партнерами продвигать качественные устройства, хотя и понимаем, что в сегодняшней экономической ситуации сделать это непросто.

CRN/RE: Господин Сэнфорд, расскажите о планах вашей компании по развитию канала сбыта в России. В прошлом месяце компания «Марвел» объявила о подписании соглашения с Western Digital, но статус их партнерства с вашей компании непонятен. Не могли бы вы прояснить ситуацию.

Дэвид Сэнфорд:

В России мы работаем только через дистрибьюторов — у нас нет прямого бизнеса с ОЕМ-партнерами. Пока у нас два дистрибьютора. Сейчас мы проводим переговоры с «Марвел». Я уже встречался с ее представителями, и на меня большое впечатление произвел бизнес компании. В ближайшее время мы продолжим переговоры, после чего сможем уже более определенно говорить о статусе «Марвел» в нашем канале сбыта. Мы считаем, что это очень перспективный и ценный для нас партнер. Вообще наш принцип — иметь ограниченное число прямых партнеров и сосредоточить усилия на их поддержке. Это более эффективно. Слишком большой канал никому еще не принес значительного успеха. Оба наших дистрибьютора и Elko, и Airton очень серьезно работают на рынке. Они ориентируются на разные каналы сбыта и прекрасно дополняют друг друга. План расширения канала за счет «Марвел» был встречен ими очень спокойно. Мы не почувствовали с их стороны разочарования или огорчения, и считаем, что это очень профессиональный подход к бизнесу.

CRN/RE: Что все-таки явилось причиной расширения прямого канала?

Д. С: В тот момент, когда мы начали переговоры с «Марвел», ни у кого из наших дистрибьюторов не было офиса в Санкт-Петербурге (по информации CRN/RE компания Elko в ближайшее время планирует отрыть офис в северной столице. — Прим. ред.). Мы очень заинтересованы в развитии бизнеса в Северо-Западном регионе России, поэтому «Марвел», которая давно там работает, очень интересна для нас с точки зрения перспективы.

CRN/RE: Расскажите, пожалуйста, о планах Western Digital по развитию сервиса в России.

Б. Р: Пока у нас много идей и они находятся в стадии рассмотрения. Мы считаем сервис очень важной составляющей дальнейшего развития деятельности в России. В середине следующего квартала я смогу дать более определенный ответ на этот вопрос, считаю его приоритетным для нашего бизнеса и держу на контроле.


Версия для печати (без изображений)