Это был третий день на Сейшелах. Я, Игорь и Катя были готовы к невероятным приключениям. Взяв с утра машину, мы пустились в обзорную экскурсию по острову.

Опущу для чистоты восприятия детали: мы забрели на какой-то закрытый объект, встретив изумленные лица людей в военной форме, мило побеседовали с офицером-женщиной, прогулялись по Голубой лагуне, где снимался одноименный фильм, пообедали с омарами и лобстерами, искупались в узких бирюзовых расщелинах рифа... Кстати, надо заметить, что наше постоянное желание ехать по правой стороне не очень приветствуется едущими навстречу. Это можно было предвидеть: мы еле разминулись с... англичанами, которые почему-то тоже ехали не так, как у них в Англии... В итоге мы все вместе, под невероятный хохот, обнимание и братание, вытаскивали их машину из кювета.

Нас ждало посещение водопада. Быстренько преодолев серпантин, мы оказались на небольшом плато, где стоял дом и наблюдалось какое-то хозяйство... Мы вышли из джипа и с удовольствием глотнули свежего воздуха после пыльной дороги. Посреди двора стоял маленький креол с добрыми и доверчивыми глазами и вертел веточку. Когда мы подошли ближе, он медленно ее опустил, разжал руки, веточка упала, мальчик сделал несколько шагов в нашу сторону... подошел ко мне... обхватил мою левую ногу, прижался, поднял глазки вверх, всматриваясь, и произнес... «папа».

Мне-то ничего, а мои спутники, остолбенев на мгновение, громко рассмеялись и зааплодировали. Не ждавший такой реакции мальчик потянул руки вверх, я взял его на руки. Он обхватил меня за шею, и так мы прошли к дому. Потом мальчишка сполз по мне и пошел играть. Из дома.... вышла... мама. Самая обычная необычной красоты креольская мама в сарафане, с большой грудью, едва прикрытой глубоким декольте, нежно улыбнулась и предложила нам кофе. Первыми словами, которые после этого произнесли мои спутники, конечно же были: «Когда же ты успел?» «О, нет, — ответил я, — не надо мне приписывать земные грехи. Мы всё же в раю...»

Мы попросили «маму» подать нам кофе чуть погодя, а сами пошли смотреть черепаховое хозяйство, купаться в водопаде, собирать цветы, любоваться с вершины горы прелестями райского острова. Так прошел час. И мы, изрядно подустав, вернулись во двор гостеприимного дома и попросили кофе, аромат которого дополнял коктейль из горного и морского воздуха. Было довольно жарко. На нас с Игорем были только шорты, а на Кате ее традиционное мини-бикини.

Откуда-то из-под стола вылез «сын» и, ничего не говоря, аккуратно взял девушку за руку, медленно потянул за угол дома, явно демонстрируя важность того, что он хочет ей показать и чем удивить. Проводив глазами эту парочку, мы продолжили любоваться красотами. Через минуту... появилась Катя, немного бледная, покрытая пятнами таких цветовых оттенков, которые точно не встречаются в природе Сейшел. За ней медленно, с удивлением на лице брел мальчик... «Ребята, — шепотом произнесла Катя, — знаете, что он сделал? Когда мы зашли за угол, он оттянул рукой... лямочку трусиков... и заглянул „туда“, потом... поцеловал меня в живот... и нежно, по-детски, улыбнулся...»

Мы попили кофе, распрощались с «мамой» и «сыном». Под впечатлением от нового приключения не спеша возвращались домой. Оба моих спутника в один голос произнесли: «Теперь мы убедились, что это твой сын. В нем такая же горячность...» Теперь то, что кто-то опять ехал не по той стороне, уже никого не удивляло...

Жаль, что до этого я никогда не был на Сейшелах... Впрочем, может, я не помню?

Но, видимо, фильм «Голубая лагуна» не зря снимался именно там... Ведь на этих островах все располагает к райскому наслаждению... и «Голубая лагуна» — это место не для всех. Просто оно придает полет вашим мыслям и фантазиям, если вы рождены любить и дарить любовь.


Версия для печати (без изображений)