Конференция «ИТ-стратегия бизнеса», проведенная газетой «Ведомости» в рамках цикла мероприятий «Информатизация бизнеса в России», оказалась относительно немногочисленной, но собрала очень представительный состав докладчиков: «Северсталь», Сбербанк, «Вимм-Билль-Данн», «СИБУР — Русские шины», DHL Express.

Докладчики рассказывали в основном о значимых, принципиальных для развития бизнеса проектах, но, увы, не поделились своим видением общих, глобальных перспектив, зато Сергей Мацоцкий, генеральный директор IBS, посвятил свой доклад исключительно трендам. Их он выделил три, подчеркнув, что это его личное мнение.

Первый связан с возвращением терминалов. По мнению Мацоцкого, прошлогодний бум айпэдов в мире реанимировал эпоху терминалов и означает возврат к тому, что каждый человек имеет несколько точек доступа, а все его данные лежат в каком-то одном, от точек доступа не зависящем, месте, что отлично знакомо пользователям мэйнфреймов. Вопрос удобства доступа к центральным ресурсам с мобильных устройств будет решен в самое ближайшее время, уверен Мацоцкий, а это значит, что принципиально поменяется скорость взаимодействия, поскольку все основные процессы сервиса и поддержки переместятся с конечных устройств в центр.

Для этих конечных устройств вопрос, какая используется операционная система, уже не будет иметь особого значения. ОС превратится просто во встроенный элемент, главное — доступ туда, куда надо. Глава IBS считает, что в ближайшие три-четыре года большая часть всех рабочих мест в корпоративных системах переместится в центр, и везде будет терминальный доступ.

Второй тренд — виртуализация. Ее рынок быстро растет, у компании VMware появились сильные конкуренты, а главное — виртуализация меняет технологические подходы к множеству вещей. Меняется ситуация для поставщиков вычислительной техники на рынок софта и ОС, поскольку основной ОС становится гипервизор. Операционная среда виртуализации становится одной из главных платформенных технологий в мире. Мацоцкий полагает, что в ближайшие годы лицензии на десктопы прекратят свое существование как класс.

Третий тренд: большие данные. Драматически меняется ситуация с аналитикой, доступом к данным, к дата-майнингу. Уровень развития технологий позволил за разумные деньги создавать гиганские хранилища данных и обеспечивать прямой доступ к данным или прямую аналитику. Пионером этого была Teradata, считает Мацоцкий, но Ларри Эллисон сейчас совершает такую же революцию на корпоративном рынке, как Стив Джобс — на пользовательском. Имеется в виду выпуск Exadata: машины баз данных, практически бесконечно горизонтально масштабируемой. Эта бомба взорвет привычный порядок и поменяет технологию, полагает Мацоцкий.

Эти три революции, по его мнению, окажут сильное влияние на то, как управляется ИТ в корпоративном мире, и прежде всего на систему приобретения ИТ-активов. Терминалы будут покупаться в любом магазине, и маржа их цепочки поставки станет минимальной. Пример: покупка мобильных телефонов. Уже сейчас в крупных корпорациях распространен такой подход: компания дает сотруднику sim-карту, а аппарат он покупает сам, тот, который ему больше нравится. Так же будет и с гаджетами — терминалами.

Что касается серверов, централизованных инфраструктурных объектов, то ситуация, напротив, становится все сложней, выбор все более длительным, а способы продажи — все более изощренными, в том числе продажи оборудования высокой производительности, которое оплачивается по требованию, по масштабу использования. Важен факт оплаты ресурса по мере его использования, будь то в частных или публичных «облаках». При этом большая часть стоимости мигрирует из капитальных затрат в текущие. А это потребует, в частности, других подходов к расчетам ТСО и планированию ИТ-затрат.

Еще один вопрос — выбор платформы. Если сейчас выбирается Teradata или Exadata, то это — лет на десять. И он касается не одного и даже нескольких пакетов, а подавляющего большинства развертываемых в компании приложений. Это полностью отличается от текущей ситуации, когда по большому счету под каждое крупное приложение покупается отдельный сервер. Ведь когда выбирается Intel-платформа, например, это определяет, как именно она покупается, как на ней развертываются приложения, как распределяются ресурсы, как выполняется масштабирование, апгрейды. При переходе на платформы другого уровня поменяется и весь этот комплекс.

В том числе и система управления ИТ-активами. Поскольку закупки и планирование будут происходить иначе, то и с управлением активами произойдет то же самое. Оно будет в большей степени основано на регулировании стоимости, чем на управлении капитальными и переменными затратами.

Мацоцкий заявил: «Вряд ли подавляющее большинство корпораций в ближайшие годы смогут позволить себе построить собственный ЦОД. Нас ожидает стремительная миграция серверных пространств в какие-либо объединенные ЦОДы». Отдельных крупных компаний или провайдеров. А поэтому география дата-центров потеряет то значение, которое она имела раньше. Был бы канал. На первое место выходит стоимость электроэнергии, доля которой в затратах все время растет. Этот факт меняет прибыльность коммерческой эксплуатации ЦОДов в разы и становится ключевым фактором, а еще один ключевой фактор — это землеотвод и персонал.

Выступление Сергея Мацоцкого вызвало неоднозначную реакцию, так или иначе докладчики возвращались к нему в течение конференции. Явным и общим направлением для всех является централизация инфраструктур, приложений, управления ИТ. Далеко не все хотели бы передать свои дата-центры на сторону, скорее наоборот — больше желающих строить собственные. Хотя прозвучали и вполне позитивные рассказы об инсорсинговых проектах, интересным представляется опыт «Сибур — Русские шины».

Похоже, мобильность сотрудников и перенос корпоративных рабочих мест на гаджеты пока в повестке дня не стоит. Но как долговременный тренд это никто не оспаривает. Возможно, действительно нас ожидает очередной виток развития, причем даже более крутой и стремительный, чем кажется.


Версия для печати (без изображений)