В корпусе Microsoft опасная пробоина или всего лишь небольшая течь?

Как бы там ни было, налицо признаки того, что Microsoft утратила полное господство на рынке ПО, принадлежавшее ей еще два года назад.

Факт первый: судебная тяжба с Министерством юстиции США. Вне зависимости от исхода дела антимонопольный процесс вызвал сильный общественный резонанс с определенной окраской. Многие аналитики отмечают, что о Microsoft распространилось мнение как о высокомерной, зарвавшейся монополии.

Факт второй: утечка мозгов. Microsoft перестала быть очевидным выбором для лучших выпускников университетов страны. По мнению финансовых аналитиков, вчерашние студенты отдают предпочтение новым компаниям, работающим в области Интернета. Успешная продажа их акций на фондовой бирже обеспечивает сотрудникам высокие заработки.

С другой стороны, наблюдается исход высокопоставленных менеджеров. Натан Мирволд, Сэм Джадалла, Пит Хиггинс и Пол Мариц ушли из компании или сократили круг своих обязанностей. А то обстоятельство, что такие администраторы, как Питер Нойперт, перешедший в фирму Drugstore.com, Дэвид Райшер, устроившийся на работу в Amazon.com, и Роб Глейзер, ныне сотрудник компании RealNetworks, «не потерялись и не погибли», свидетельствует, что полноценная жизнь возможна и за стенами Microsoft. Очевидно, даже Билл Гейтс и Стив Баллмер не в силах убедить обладателей многомиллионных состояний отказаться от поисков счастья на стороне.

Факт третий: богатства Web по-прежнему притягивают людей, и Microsoft придется внести коррективы в практику замены высоких окладов пакетами акций. Руководители компании признают, что теперь необходимо предложить сотрудникам высокую зарплату.

Факт четвертый: тема Microsoft перестала быть самой важной, когда на Уолл-стрит заходит речь о поставщиках ПО. Как вспоминают участники одного из совещаний в компании Oracle, в ходе встречи ни разу не упоминалось о Microsoft.

Факт пятый: всеобщий интерес на рынке ОС сегодня прикован не к Windows 2000, а к Linux, альтернативной ОС с открытым исходным текстом.

Стоп. Никто не утверждает, что Microsoft на грани краха. Однако, по мнению аналитиков, ее мускулы уже не столь крепки.

Джудит Гурвиц, президент фирмы Hurwitz Group, наблюдающая за положением в отрасли, видит много общего между сегодняшней Microsoft и IBM десятилетней давности: когда IBM начала делать ошибки, она «перестала быть столь же всемогущей, как прежде». Конкуренты почувствовали слабость и воспользовались ею. Сегодня то же самое происходит с Microsoft.

Судебный процесс

Антимонопольное разбирательство стало тяжелым испытанием для сотрудников Microsoft, да и для самой компании, считает Стив Клейнханс, вице-президент фирмы Meta Group.

«Большинству из нас было бы тяжело перенести выемку электронной почты, накопившейся за несколько лет, а потом вспомнить, о чем мы думали, составляя эти сообщения», — говорит он.

Гурвиц уверена, что отношение общественности к компании навсегда изменится после дела «Министерство юстиции США против Microsoft». По иронии судьбы, иск привел к исполнению желания Microsoft. Название компании стало известно всем, правда, в ином свете, нежели надеялись ее руководители. Им хотелось приобрести репутацию технологического лидера, этичного, ориентированного на нужды потребителей, но вместо этого многие потребители ассоциируют Microsoft с другим словом, также начинающимся на букву «M» — монополист.

«Microsoft имела героический облик в глазах потребителей, и одним из последствий судебного иска стало то, что открылось ее истинное лицо», — говорит Гурвиц.

Синдром Голиафа

Многие специалисты, работающие в отрасли, видят препятствие в самих размерах фирмы. Даже сотрудники признают, что компании трудно отыскивать и нанимать на работу людей «калибра Microsoft».

Эту точку зрения разделяет Лиз Байер, вице-президент компании Credit Suisse First Boston: «В прошлом самые лучшие и способные выпускники всех лучших инженерных и экономических вузов хотели устроиться на работу в Microsoft. Теперь они отдают предпочтение компаниям, работающим для Интернета, чтобы сделать состояние или приобрести опыт и впоследствии стать предпринимателями».

То обстоятельство, что сотрудникам Microsoft была поднята зарплата, выглядит как исполнение желаний конкурентов, уже несколько лет назад с затаенной надеждой предсказывавших Microsoft неминуемое вхождение в «смертельную спираль».

«Они платят среднюю зарплату и дают сотрудникам приличные пакеты акций», — говорил Спенсер Лейтон, бывший старший вице-президент фирмы Borland International. — Благодаря такой оплате труда снижаются затраты, увеличиваются доходы, и в результате растет цена акций. Но если происходит падение, то люди начинают обращать внимание на платежную ведомость. А это отрицательно сказывается на курсе акций и доходах».

Большие компании — большие беды

Многие наблюдатели отмечают возросшую сложность взаимоотношений между подразделениями внутри Microsoft. В частности, имеется в виду конфликт между командами Windows и Web. «В старые времена жизнь была проще. Все были в одной упряжке», — говорит Гурвиц. — Теперь стратегические приоритеты находятся в различных сферах».

Другие считают, что выход на рынок предприятий представляет собой радикальную перемену для компании, ранее специализировавшейся на ПК, поскольку потребности корпоративных пользователей весьма специфичны. Заказчики на предприятиях ожидают от поставщика гораздо большего, чем непрерывная раздражающая смена версий ПО. Они требуют высокого уровня технического обслуживания, что в прошлом вызывало затруднения у Microsoft. Менталитет служащего предприятия сильно отличается от настроения потребителя, а Microsoft пытается удовлетворить потребности обеих категорий пользователей.

Большинство менеджеров, проработавших в Microsoft сколько-нибудь длительный срок, сегодня достаточно богаты, чтобы покинуть компанию. Несколько лет назад специалисты по подбору кадров даже не пытались переманивать людей из Microsoft. «Те, кто был заинтересован в переходе, не стоили внимания, а ни один хороший работник не хотел уходить. Теперь положение изменилось», — сказал один бывший менеджер Microsoft.

Сегодня независимые поставщики ПО пользуются интерфейсами программирования Web, а не API фирмы Microsoft. Как считает Джефф Мэттьюз из компании Ram Partners, это вызывает огромные сдвиги в программной индустрии. Все важные события связаны сейчас с Интернетом, а не с Windows. «Никого не интересует, какой будет следующая электронная таблица», — добавил он.

Кроме того, по мнению аналитиков, работающие на рынке Web компании кажутся более привлекательными, чем Microsoft. Уже два года назад Microsoft выглядела «тяжеловесной и бюрократической» организацией, и это ощущение усилилось с появлением ярких новых компаний, полагает Дуайт Дэвис, аналитик фирмы Summit Strategies.

Тем не менее...

Пока еще никто не собирается отправлять Microsoft на свалку истории. На фоне растущего скептицизма в отношении работающих в области Web новых компаний, надувающих щеки при размещении своих акций, вновь может возрасти популярность традиционных прибыльных фирм. В прошлом году все увлеклись «E-компаниями». В результате люди «остались с опционами на руках, цены на которые рухнули», как сказал представитель одной из реселлерских компаний из Сан-Франциско. «Их прибыль составляет всего 70% от среднего уровня в отрасли, они работают по 60—80 ч в неделю и должны вернуть вложенные в них средства за три-четыре года ..., — говорит он, — и все это за деньги, которых не хватит даже для начального взноса за средненький дом в районе Сан-Франциско».

Некоторые аналитики подозревают, что Microsoft охотно ушла в тень — возможно, даже сделала это сознательно, чтобы избавиться от пристального общественного внимания, которое было столь враждебным.

«Недооценить Гейтса, значит, допустить самую большую ошибку, — говорит Джеймс Доминго, президент фирмы-реселлера Comspace. com. — Готов поспорить, им нравится наблюдать за суетой вокруг».

Ряд специалистов даже полагают, что Microsoft специально создает впечатление уязвимости, чтобы разоружить своих оппонентов.

Представитель Microsoft Марианна Аллисон категорически отвергла это предположение, но признала, что фирма, возможно, находится в тени более заметных компаний, работающих в области Web. По ее мнению, индустрия высоких технологий расширилась, и в настоящее время в ней работают телекоммуникационные и кабельные компании, поэтому Microsoft более не занимает исключительного положения.

Но многие уверены, что Microsoft миновала вершину своего могущества. «Возвращаясь к аналогии с IBM, можно сказать, что это по-прежнему очень крупная и успешная компания. Нельзя утверждать, что Microsoft нанесен серьезный удар, но я не думаю, что она сможет вернуть себе былое влияние», — говорит Гурвиц.


Версия для печати (без изображений)