29 октября на встрече дилеров фирмы DPI было объявлено, что Россия первой среди стран так называемой «третьей группы» получила лицензию на поставку компьютеров Power Macintosh G4 (точнее — первой партии этих компьютеров, несколько десятков штук). Таким образом, нашумевшая публикация National Journal’s Technology Daily (о которой мы говорили в материале «Еще о запретных плодах», CRN/RE № 20/1999) о том, что Apple якобы решила пока не поставлять свой «персональный суперкомпьютер» G4 в страны c риском «третьего уровня» (куда, напомним, кроме нас входят Китай, Индия, Пакистан, Израиль и др.) опровергнута — не словом, а делом. Кроме того, вырисовывается избранная Apple технология работы c экспортными инстанциями. Она основана на «пакетно-партийном» принципе: полученные от конечных пользователей одной страны или региона заявки (с анкетами) группируются в пакет и передаются на рассмотрение в федеральные органы; после получения разрешений отгружается партия компьютеров (в точности по числу разрешений) и начинается формирование следующего пакета. Таким образом, пока дистрибьютор не может держать склад, с которого G4 отпускаются клиентам немедленно после получения разрешения для этого пользователя, а за счет многих ступеней иерархии прохождения документов «десять дней», объявленные в экспортных правилах США, поначалу превратились для пользователя в месяц и более (сентябрь ушел на утрясание где-то за океаном правильной формы подачи, заявка в окончательно «правильном» виде была отправлена из России 1 октября, разрешение получено 16 октября, а 21 октября компьютеры были отправлены в Москву). Но все же и это не пессимистические три месяца, о которых первоначально предупреждали источники в европейских структурах Apple, и уж тем более не полугодичное эмбарго. Как нам сообщили в DPI, процесс взаимодействия с экспортными органами постепенно налаживается и переходит в регулярную фазу, уменьшается размер «квантов», отправляемых пакетов заявок, при одновременном повышении частоты транзакций пакет-разрешение; т. е. дело идет к индивидуальному рассмотрению заявок. Возможно, постепенно удастся выработать и какие-либо механизмы «кэширования» G4 в промежуточных звеньях канала, чтобы сократить время ожидания для клиента, а там настанет февраль, и ограничения будут смягчены.

Однако проблема скоро может вернуться — и не только для рынка Apple. Судя по некруглым цифрам будущих, «февральских» отметок экспортных барьеров, возобладал «прецедентный принцип», и теперь фактически эти пороги измеряются не в MTOPS, а в «попугаях»: 6500 MTOPS (граница, после которой нужно будет сообщать данные о конечном пользователе) — это чуть выше быстродействия четырехпроцессорной станции на Pentium III Xeon 500 МГц; 12300 MTOPS (после которой требуется индивидуальная экспортная лицензия) — это в точности сервер на восьми таких процессорах. Но Intel повышает частоту своих процессоров чаще, чем раз в полгода (период, установленный для пересмотра экспортных ограничений), и уже сегодня частота Xeon достигает 733 МГц, не говоря о 2 Мбайт кэша и других архитектурных доработках. Вероятно, поставщикам многопроцессорных рабочих станций и серверов на базе Intel придется отныне постоянно работать в «пограничных» условиях. Да и Apple, согласно упорным слухам, синхронно с выпуском системы Mac OS X собирается объявить многопроцессорные G4, которые вновь выйдут за рамки... Впрочем, это рынки уже не столь массовые и, как показывает проведенный нами мягкий опрос среди компаний, и ранее имевших дело с подобными ограничениями, все эти вопросы решаемы, хотя и достаточно интимны. Повторим, главная проблема с Power Mac G4 — то, что это продукт массового рынка и именно потому ситуация становится достаточно абсурдной.

Если вернуться к изначальной сути вопроса — недопущению персональных компьютеров «в неправильные руки», то, по имеющимся данным, ни одна из заявок на G4 отвергнута не была. Что неудивительно, поскольку наш человек всей жизнью приучен к лавированию между многочисленными административными рогатками и правильно заполнять бумажки умеет. Тут к месту вспомнить Жванецкого: «это не борьба и это не результаты». Цель с очевидностью изначально недостижима, и, как всегда в подобных случаях, те, против кого «барьеры» выстроены, при желании легко обойдут их десятком вполне легальных способов. Страдают же от ограничительных мер, как водится, ни в чем не повинные мирные продавцы и потребители. Впрочем, в случае G4 (в отличие от последствий кампании антиалкогольной, о которой говорил Жванецкий) вряд ли следует ожидать от них сколь-нибудь массового перехода к распространению и потреблению более дешевых и доступных суррогатов.

Как бы то ни было, G4 уже в Москве, в чем 9 ноября могли убедиться посетители выставки «Полиграфинтер», где решения на базе G4 присутствуют на стендах у дилеров Apple/DPI.


Версия для печати (без изображений)