Землетрясение на Тайване, вызвавшее большие человеческие жертвы, разрушение инфраструктуры, отсутствие электроэнергии, остановку транспортных систем, стало не только гуманитарной катастрофой. Все это еще и породило панику и страх неминуемых потерь на компьютерном рынке. Это понятно, поскольку Тайвань — один из крупнейших мировых центров производства компонент для ПК и периферии. В научно-технологическом центре Хсинчу сосредоточено множество предприятий, обеспечивающих выпуск различных типов микросхем, включая наборы интегральных схем (ИС) для системных плат и графических процессоров. На Тайване производится около 75 — 80% всех выпускаемых для ПК системных плат, и этот показатель, возможно, выше с учетом размещения на местных заводах заказов крупнейших ОЕМ-производителей.

Естественно, что последствия землетрясения прямо или косвенно отразились на деятельности этих производств, которые можно считать реальными жертвами происшедшей катастрофы. Однако потрясения в некоторых продуктовых сегментах компьютерного рынка, практически не связанных с промышленностью Тайваня, можно отнести к мнимым жертвам катастрофы. Для российского рынка и те, и другие катаклизмы проявились в остром дефиците и росте цен на ряд комплектующих для ПК.

Дефицит плат — прямое следствие катастрофы

Начиная с двадцатых чисел сентября, только дистрибьюторы продукции Intel могли чувствовать себя спокойно — компания не разместила на Тайване ни одного завода, и потому пока поставки ее изделий, в том числе и системных плат для ПК, идут бесперебойно. Но среди российских поставщиков плат дистрибьюторов Intel мало. Основная масса фирм завозит платы, изготовленные тайваньскими производителями.

Компания Elko Moscow, один из пяти официальных российских дистрибьюторов Intel, летом текущего года начала наряду с интеловскими системными платами завозить изделия тайваньской фирмы FIC. По словам Александра Ямницкого, директора по продажам и маркетингу Elko, «до землетрясения компания сумела завезти только одну партию плат, которая сразу же была распродана. После катастрофы наступил острый дефицит — только в конце октября Elko впервые получила от FIC системные платы, но не те, что хотела и в ограниченном количестве».

Фирма «Пирит» — один из российских дистрибьюторов комплектующих поставляет на местный рынок платы тайваньских производителей Asustek, Abit и Soltek. Ее президент, Александр Гуккин говорит, что «Пирит» сразу ощутил последствия землетрясения: «На следующий день после катастрофы на заводе Asustek должен был начаться выпуск системных плат по нашему заказу, но производство было остановлено и поставки прекратились. Катастрофа произошла в начале сезона роста продаж, и это совпадение крайне неприятно отразилось на бизнесе. Так как у Asustek много клиентов и производственные мощности заводов загружены полностью, то сейчас мы получаем от вендора очень мало — производитель направляет максимум продукции своим крупнейшим ОЕМ-партнерам. Фирмы Abit и Soltek начали поставлять нам продукцию с недельной задержкой, но их продукция в нашем ассортименте занимает небольшую долю».

Однако еще летом на мировом рынке начал ощущаться дефицит системных плат, который был связан с нехватками наборов ИС Intel 440BX и 440ZX. К осени цена на эти микросхемы повысилась на 80%, что стало отражаться на стоимости системных плат. Возникший дефицит наборов ИС активно дебатировался в прессе, и аналитики решали, то ли Intel не сумела правильно рассчитать объем производства для выполнения всех заказов, то ли пошла на сокращение выпуска наборов BX сознательно, подготавливая продвижение новых наборов i810.

В связи с этим компания Citilink совместно со своим вендором Acorp International объявила в России 12 сентября программу по продвижению системных плат, в которых использовался набор ИС Via Technologies. Но после катастрофы, когда были нарушены коммуникации, а производства остановлены, процесс перехода на наборы Via для выпуска плат также затормозился. Тем более, что Intel начала несколько судебных процессов против производителей системных плат, в частности против FIC, обвиняя Via в нарушении лицензионных соглашений.

Нехватка системных плат более всего сказалась на отечественных сборщиках ПК. И даже те из них, кто имел прямые отношения с тайваньскими производителями, до сих пор ощущают острую нехватку этих компонент компьютеров. Генеральный директор «Инел» Сергей Швец свидетельствует: «Последствия тайваньского землетрясения для нас выразились в полном отсутствии поставок в течение почти трех недель — вендоры не отгружали продукцию из-за нарушения инфраструктуры и проведения восстановительных работ. Затем начались перебои с закупками компонент для плат из-за повреждений на заводах, производящих микросхемы. Сейчас там восстанавливается вся система поставок для выпуска системных плат. Они доступны не у всех производителей и не всегда».

Дефицит как следствие порождает рост цен, но увеличение стоимости системных и графических плат, по признанию всех наших собеседников, оказалось не столь драматичным, как отсутствие продуктов в каналах поставок.

«Пирит», получая от производителей крайне малые объемы продуктов, поставила себе задачу постоянно иметь в своем ассортименте системные платы. «Для этого нам приходится поднимать цены, чтобы системные платы не распродавались сразу, по-другому нашу проблему разрешить нельзя — говорит Александр Гуккин. — У нас есть масса клиентов, и если два из них забирают все, то тогда нельзя говорить о дистрибуции. Сейчас развертывается конкурентная борьба «наоборот», конкуренция среди потребителей. Это как на аукционе — кто заплатит больше, тот и получит».

В сегменте графических плат ситуация заметно лучше. Это объясняется тем, что на Тайване размещено только 30% мировых мощностей для их производства. Основные производители графических плат имеют свои заводы в Гонконге, Китае, Ирландии. И партнеры фирмы ATI, а ее продукция занимает одно из первых мест на нашем рынке, утверждают, что сразу после кризиса поставки графических плат этой марки прекратились, через две недели они появились в канале, но цена их возросла на 20 — 50%. В настоящее время ситуация стабилизировалась — цены понизились, и платы доступны.

Катаклизмы на рынке памяти

Обратим внимание на то, что все российские фирмы, с которыми пришлось беседовать, подчеркивали, что они являются дистрибьюторами системных плат тех или иных производителей. Но ни одна из них не назвала себя дистрибьютором памяти.

На российском рынке есть несколько фирм, специализирующихся на поставке high-end памяти. Вадим Майоров, коммерческий директор компании «Патриарх», считает, что перспективы этого бизнеса безусловно существуют: «Наш рынок очень маленький, но есть тенденции к росту, объемы продаж растут год от года. Это обусловлено нормальным фактором роста рынка — brand name техники продается больше, соответственно high-end памяти тоже продается больше. При этом не происходит вытеснение с рынка дешевой памяти — я не наблюдал того, чтобы клиенты хотели бы покупать более дорогую качественную память вместо дешевой стандартной памяти. Наш бизнес характеризуется большей нормой прибыли, чем в целом по рынку, что позволяет чувствовать себя спокойнее в ситуации, когда цены колеблются».

В то же время Вадим Майоров считает, что дистрибуция стандартной дешевой памяти практически невозможна: «Как правило, никто из производителей не обеспечивает ценовой защиты своей продукциии, поэтому дистрибьюторы стандартной памяти находятся в очень рискованном положении. При низкой норме прибыли (от 5 до 10%) на этом рынке наблюдаются очень сильные колебания цен, когда в один день цена может упасть на 5 —10%. Если цена опустится еще ниже, то дистрибьютор может лишиться не только своей потенциальной прибыли, но и денег, которые он до этого заработал. Но он может и получить сверхприбыль на скачке цен. Торговля памятью напоминает фондовые биржи, так как можно зарабатывать именно на колебаниях цен».

Компания «Пирит» поставляет в Россию модули памяти, которые выпускаются третьими фирмами на базе микросхем известных производителей — Micron, Toshiba, Samsung Semiconductors, LG, Hitachi и др. «Именно такие компоненты памяти составляют абсолютное большинство продуктов на мировом рынке, — поясняет главный технический специалист «Пирит» Виктор Арковенко. — Своим клиентам мы стремимся объяснить, что память в ПК — это стандартное изделие. Если один винчестер может быть быстрее другого, то память должна быть одинаковой у всех производителей — либо она “помнит”, либо она “не помнит”».

На рынке массовой памяти готовые модули выступают как товар «обезличенный», характеризуемый двумя основными параметрами — качеством и ценой. И если поставщик гарантирует качество продукта, то пользователю безразлично, какая маркировка проставляется на микросхемах. Причем российские пользователи уже привыкли к тому, что о цене на модули памяти нужно справляться у реселлера непосредственно перед моментом их покупки — цены сегодня могут заметно отличаться от вчерашних, и причин тому может быть множество.

Эти кратковременные колебания цен наложились на долгожданный для изготовителей памяти процесс общего ее удорожания, который носит глобальный характер и оказывает огромное влияние на весь рынок.

К середине сентября уровень цен на модули памяти превзошел минимальные отметки июня почти в три раза. Однако удорожание памяти наблюдалось только на общем рынке, а в ОЕМ-канале ее стоимость до конца лета не изменялась. Лишь в последней декаде августа цены на память для ее основных ОЕМ-потребителей начали расти. Но и сейчас сохраняется двукратная разница цен в ОЕМ-канале и на свободном рынке не в пользу последнего.

Сразу после тайваньской катастрофы цены на память взлетели еще раза в два, но это, как считают наши собеседники, было панической «биржевой реакцией» и «спекуляцией на трагедии».

Вот как оценивает с позиции «стороннего наблюдателя» (Elko Moscow не продает компоненты памяти) Александр Ямницкий события конца сентября текущего года: «На фоне паники после катастрофы началась серьезная спекулятивная игра — сразу после землетрясения все начали скупать, скупать по любым ценам, и многие на этом «попались». Вовремя не заметили, что пик уже прошел, через две-три недели цены начали падать. Кто играл в эту игру с самого начала, в общем и целом значительно выиграл. Сначала очень много заработал, а потом немного потерял. Но даже вначале все понимали, что рост цен не может длиться бесконечно».

Повышение цен на память существенно отразилось на российском рынке. В первую очередь начали дорожать ПК местной сборки, и некоторые производители, не желая увеличивать стоимость компьютеров, стали комплектовать их ОЗУ 32, а не 64 Мбайт.

Сергей Швец признается: «Мы вынуждены были поднимать цены на ПК. Увеличение стоимости систем, в которых было установлено ОЗУ 64 Мбайт, в период максимального повышения цен на модули памяти составило около 100 долл. Из-за повышения цен в сентябре не произошел ожидаемый рост спроса на ПК. Были сложности с согласованием крупных поставок, которые растянуты во времени, приходилось за счет повышения цен на готовые системы страховаться от скачков цен на модули памяти. Вероятно, мы потеряли в объеме продаж».

Обычно ценовые перипетии приводят к нарушениям ритмичности в канале поставок. Но в отношении поставок памяти местные реселлеры не отмечают существенного дефицита. Сергей Швец объясняет это тем, что «из-за малой емкости российского рынка на нем понятие нехватки памяти почти отсутствует, так как ее доступность регулируется ценой».

CD-ROM стал стандартным комплектующим

К такому единодушному заключению пришли все наши собеседники — CD-ROM присутствуют в абсолютном большинстве ПК. И у пользователей уже сложилось общее представление о том, какими качествами должен обладать накопитель CD-ROM. Критерий прост — «читает — не читает», как у НГМД. И если он «читает», то клиентам безразлично, что написано на накопителе в их ПК.

По каналам поставки CD-ROM весьма близки к модулям памяти. Это объясняется тем, что лишь немногие продукты этой группы можно отнести к товарам дистрибуции — это high-end изделия японских фирм Sony, Plextor, Panasonic. Основную же массу составляют «усредненные» продукты производителей из Юго-Восточной Азии, где отношение к дистрибуции весьма своеобразное — товар может быть продан любому, кто попросит.

Как отмечают реселлеры, в сентябре и октябре 1999 г. наблюдались некоторые перебои в поставках CD-ROM, но, скорее всего, это связано не с тайваньским землетрясением, а с тем что производители осенью начали перестраивать свои производства на выпуск новых, более скоростных моделей накопителей. Александр Гуккин объясняет: «Для CD-ROM существует определенный ценовой порог, переходить за который нельзя, в противном случае производить и продавать их становится нерентабельно. Поэтому вместо накопителей с 32-кратной скоростью выпускаются модели с 40-кратной скоростью, затем с 48-кратной и даже 50-кратной скоростью».

Как показывает опыт реселлеров, у нас в России клиентам важнее иметь дисковод CD-ROM с 24-кратной скоростью, который будет читать большую массу не качественных, плохо сбалансированных дисков, чем технологическую новинку, на которой эти диски нельзя прочитать. «Реально накопитель с 50-кратной скоростью не имеет почти никаких преимуществ по быстродействию перед накопителем с 32-кратной скоростью, — утверждает Виктор Арковенко. — Даже наоборот, предельная «раскрутка» диска зачастую негативно сказывается на надежности считывания. Выпуск новых, все более скоростных моделей — это маркетинговый ход, который позволяет изобразить технологическое продвижение вперед и сохранить цены на приемлемом для производителя уровне».

Новые технологии в этом сегменте рынка выступают в виде CD-RW и DVD. Но все реселлеры отмечают, что в настоящее время на местном рынке доля накопителей CD-RW пока невелика, хотя политика производителей свидетельствует о их намерениях сделать этот тип дисководов таким же стандартным, какими стали CD-ROM. Уже в этом году прогнозируется продать 12 млн. шт. CD-RW, что составляет около 20% мирового рынка накопителей для компакт-дисков. Когда стоимость CD-RW понизится и станет близкой к цене CD-ROM, то продукт станет массовым. Аналогично путем снижения цен производители смогут навязать рынку DVD, продажи которых сейчас не превышают нескольких процентов.


Версия для печати (без изображений)