Рынок комплектующих, вообще говоря, нельзя считать чем-то самостоятельным. Это некое промежуточное звено между азиатскими заводами, производящими (как по заказу известных компаний, так и под собственными марками) все то, из чего состоит персональный компьютер, с одной стороны, и рынками местной сборки ПК и средств модернизации компьютеров — с другой. Рынка модернизации мне не хотелось бы касаться. Не потому, что это неинтересно, напротив, сравнительно низкая платежеспособность отечественного конечного пользователя всячески стимулирует его развитие, а все, что развивается, достойно изучения. Дело в том, что он мне кажется еще более распыленным и неконтролируемым, чем рынок местной сборки, а последний не под силу до конца изучить не то, что автору данной статьи, но и видавшим виды маститым экспертам и зарубежным, и нашим, отечественным.

Марина Тыщенко, Hewlett-Packard:

«Доля рынка «брэнда», причем «белого», растет. В 2000 г. рыночная доля ведущих зарубежных производителей на российском рынке должна еще увеличиться. Одна из причин — смена парка машин в крупных организациях, традиционно ориентированных на «брэнд». Я полагаю, что местные сборщики пока не способны предложить корпоративным клиентам альтернативу, ни с точки зрения качества, ни с точки зрения сервиса. Кроме того, они могут не справиться с объемами поставок из-за сложившейся ситуации на рынке комплектующих».

Тем не менее, давайте, используя некоторые очень приблизительные цифры, косвенные данные и высказывания представителей поставщиков, попытаемся хоть как-то оценить нынешнюю ситуацию на внутреннем рынке ПК, а заодно и перспективы российского рынка комплектующих.

Сегодня практически все наблюдатели, как независимые, так и сотрудники компьютерных компаний, сходятся во мнении, что наш местный компьютерный рынок растет. По крайней мере, последние два квартала. Если, по словам Дениса Решина, представителя по работе с бизнес-партнерами подразделения персональных систем, IBM (Восточная Европа/Азия), сразу после кризиса «...стало заметно, что многие покупатели отошли от «брэндов», что вполне понятно — российские сборщики дешевле», то нынче буквально все представители крупнейших зарубежных вендоров утверждают, что чувствуется не только общее увеличение объемов продаж, но и перераспределение долей между участниками рынка. То есть бизнес растет у всех — и у западных изготовителей, и у местных, причем наиболее крупных, — только доля первых увеличивается опережающими темпами. Разумеется, это не пустые слова, а результаты исследований, предпринимаемых самими компаниями, которые, впрочем, почти не расходятся с данными такой уважаемой фирмы, как IDC. По последним сводкам, наиболее влиятельными зарубежными производителями на нашем рынке считаются (по мере убывания доли) Hewlett-Packard, Compaq и IBM, а среди местных выделяют «РиК», «Формозу», и все чаще встречается имя «Аквариус». По тем же оценкам выходит, что в III квартале текущего года Hewlett-Packard и Compaq совместными усилиями реализовали настольных ПК на нашем рынке больше, чем «РиК», «Формоза» и «Аквариус» вместе взятые. И это при том, что техника зарубежных вендоров дороже, и они традиционно нацелены на корпоративный сектор, а не на розницу.

Святослав Сорокин, Compaq:

«Последние два квартала показывают, что западный «брэнд» — достаточно серьезный конкурент для российских сборщиков, и ценовая ситуация такова, что изделия ведущих мировых производителей вытесняют дорогие компьютеры местной сборки. Это связано, с одной стороны, с тем, что мировые лидеры обладают отлаженным механизмом сбыта, гораздо лучшим, чем у местных сборщиков, которые ориентированы на прямые продажи и, таким образом, географически локализованы. С другой стороны, абсолютная разница в ценах между импортными и отечественными компьютерами все время уменьшается — сегодня ПК начального уровня от ведущего мирового изготовителя стоит около 600 долл., а от местного — 450 долл. Да и в процентах разница сокращается, она сейчас составляет около 20%».

Сотрудники московских представительств инофирм отмечают несколько причин своих успехов. Прежде всего, они считают, что разница в ценах на сходные конфигурации сократилась в процентном отношении (и в абсолютных величинах) настолько, что покупатель, изначально нацеленный на «брэнд», предпочитает сегодня солидную западную марку «марочным ПК местного розлива». Сразу выясняется и вторая причина: настоящий американский или немецкий «брэнд», он и в Африке «брэнд». Это подразумевает соответствующие качество, гарантии, обслуживание, разумную общую стоимость владения, а следовательно, и объясняет и разницу в цене, которая и так уже не столь заметна. Третья причина, играющая немаловажную роль, зашифрована в термине «общая стоимость владения». Считается, что современные технологии и всякого рода инновации, скрытые в недрах компьютеров ведущих мировых производителей, дадут возможность пользователю долгое время не тратиться на модернизацию или замену купленного сегодня оборудования. Словом, если так и дальше пойдет, то должно получиться, как предсказывает Марина Тыщенко, менеджер отдела персональных систем и продуктов хранения представительства Hewlett-Packard: «Местные сборщики постепенно исчезнут. Посмотрите, что происходит на компьютерных рынках Западной Европы, там ведущие мировые компании уже вытеснили локальных изготовителей. Так будет и у нас». (Читай — рынок комплектующих тоже должен прекратить свое существование).

Что-то не верится в такое «светлое будущее». И причин для подобного скептицизма, кстати, тоже несколько. Для начала следует уяснить, что западные и российские brand name компании это далеко не все, кто производит ПК для нашего внутреннего рынка. Статистика утверждает, что здесь существуют и активно действуют малоизвестные и вообще безымянные «герои», определить точное количество которых даже она не в силах. По данным IDC, мелкие и средние производители, отнесенные в графу «остальные», поставляют в три раза больше компьютеров, чем все «брэнды» — и наши, и не наши — в сумме. Но (да простят меня представители IDC) методики этой компании по целому ряду причин не способны дать реальную статистическую картину российского компьютерного рынка. И дело не в том, что методики плохи, нет! Страна такая! Если в столицах и крупнейших промышленных центрах еще можно что-то подсчитать, причем с достаточной степенью точности, то остальная Россия для исследователя компьютерного рынка — истинная terra incognita. Я это вот к чему: если верить IDC, получается, что в настоящее время фирмы из графы «остальные» производят 140—150 тыс. ПК в квартал. Некоторые косвенные показатели, тоже, видимо, несколько заниженные, говорят о том, что за год Россия потребляет около миллиона ПК. Простейший расчет дает для «остальных» уже другую цифру — 200 тыс. ПК в квартал. Мне кажется, что это ближе к истине.

Денис Решин, IBM:

«Если говорить о нише, где мы можем конкурировать с местными сборщиками, то это, как правило, low end компьютеры, которые сегодня обходятся конечному пользователю примерно в 500 долл. Западные «брэнды» не всегда могут предложить подобную цену. Тогда как локальные сборщики — практически всегда. Однако если IBM поставит целью занять ценовую нишу ПК дешевле 500 долл., то она это сделает. Согласитесь, что «брэнд» — это всегда лучшее качество, надежность, сервис, многолетняя история и т.д. Ведущие мировые производители понимают low end компьютеры примерно одинаково и предлагают машины этого класса примерно сходных конфигураций. Эти модели насыщены новыми современными технологиями, которые увеличивают начальную стоимость компьютера. Тем не менее, учитывая соотношение цены и производительности компьютера за время его использования, покупатель готов за это заплатить. Сравнивая low end продукцию локальных сборщиков и известных «брэндов», можно заметить, что no name компьютеры обладают значительно меньшим набором функций и стоят на несколько ступеней ниже, чем low end от известных мировых производителей».

Посчитать реальное число собираемых у нас ПК невозможно. Количество ввозимых процессоров, жестких дисков или материнских плат никогда не будет совпадать с количеством ПК, во-первых, потому, что существенная доля этих устройств идет на модернизацию компьютеров, во-вторых, есть сведения, что некоторая их часть сразу же транзитом отправляется за рубеж (а то и вообще в нашу страну не попадают), а, в-третьих, рынок этот как был, так и остается серым. Более или менее точные результаты дал бы подсчет ввозимых в Россию корпусов. Найти бы только человека, который знает, как это можно осуществить!

Итак, мы получили цифру 200—250 тыс. ПК в квартал. Согласитесь, это несколько больше, чем те суммарные 30 тыс. (или около того), которыми гордятся представительства инофирм. За такие объемы уже стоит побороться. Однако борьбы как-то не чувствуется. Западные «брэнды» видят конкурентов только в лице себе подобных или среди перечисленных выше крупных отечественных производителей. «С изготовителями компьютеров no-name конкурировать сложно, поскольку мы играем с ними в разных ценовых нишах, — говорит Святослав Сорокин, менеджер по маркетингу и работе с партнерами московского представительства Compaq. — Кроме того, потребитель, заранее ориентированный на «безымянный» ПК, как правило, не переходит на «брэнд», даже отечественный». Интересное наблюдение, для которого, между прочим, есть вполне разумное объяснение. Дело в том, что справедливая для всего цивилизованного мира формула «брэнд, он и в Африке брэнд» в России оказывается не совсем верной. Местные условия, вернее, их отсутствие, сводят на нет усилия представительств зарубежных вендоров, направленные на создание нормальной, эффективной структуры поддержки конечного пользователя. Ну не получается у них поднять сервис в славном городе Крыжополе хотя бы до среднемичиганского уровня. Да, вероятно, и не получится. А жаль... Вот и выходит, что российские провинциалы индивидуально и целыми трудовыми коллективами предпочитают заокеанскому «журавлю» местную «синицу». Оно дешевле, да и надежнее — все свои, договоримся.

Разумеется, любая компания-производитель из тройки мировых лидеров без труда может сыграть в демпинг и вытеснить с российского компьютерного рынка не только отечественный «брэнд», но и «остальных». Только после этого ей придется построить здесь колоссальную инфраструктуру, причем за свой счет. В противном случае местные сборщики быстро опомняттся и возьмут реванш.

Словом, несмотря на то, что российские ПК собирают исключительно из импортных комплектующих, наши национальные особенности (дороги, дураки, etc.) и в этой сфере играют определяющую роль. А если это так, то российскому рынку комплектующих ничего не грозит, по крайней мере до тех пор, пока компьютеры не начнут выращивать, как огурцы, на грядках.


Версия для печати (без изображений)