«Сладкая парочка». Именно так называют дистрибьюторы комплектующих два основных компонента ПК — процессор и накопитель на жестких дисках. Так уж сложилось на рынке, что дистрибьюторы, поставляющие процессоры, как правило, распространяют и винчестер. Мы провели опрос ряда отечественных компаний, чтобы узнать, как развиваются в текущем году эти сегменты рынка комплектующих. Все его участники — дистрибьюторы, крупные реселлеры и сборщики ПК, признались, что столь драматических событий в этом секторе рынка они до настоящего года не наблюдали. А хронологически все коллизии начались в сегменте накопителей на жестких дисках.

Взлет и пропажа винчестеров

Все дистрибьюторы и реселлеры безоговорочно называют первые три квартала текущего года «периодом безумной ценовой войны», развернувшейся между четырьмя производителями, продукция которых поставлялась на наш рынок, — Seagate, Quantum, Fujitsu и Western Digital.

Вот, например, как характеризует эту ситуацию Александр Ямницкий, директор по продажам и маркетингу компании Elko Moscow: «Пик «ценовой войны» пришелся на весну этого года, когда ситуация доходила до абсурда — помню случай, когда вендор поменял цены дважды за один день. Цены падали на все накопители без исключения. Утром цены опустила Quantum, к вечеру — Fujitsu, на следующий день — Seagate, потом — Western Digital, и т.д. И в этой войне, по-моему, больше всего проиграла Western Digital — она была менее разворотлива, чем все остальные».

Начало этой «ценовой гонки» положила Seagate, объявившая в прошлом году о выпуске «сверхдешевых» винчестеров серии U2, которые предназначались для компьютеров стоимостью менее 1000 долл. По этому поводу главный технический специалист компании «Пирит» Виктор Арковенко рассказал следующее: «Когда Compaq предложила производителям винчестеров покупать у них НЖМД по 84 долл., это повергло всех в шок — цена была ниже себестоимости. Но, судя по всему, Seagate это предложение приняла и начала производство таких накопителей для ОЕМ-канала». Выпущенные затем новые серии «сверхдешевых» НЖМД U4 и U8 показали жизнеспособность таких винчестеров. После этого стал возможен выпуск подобных продуктов и на открытый рынок. Уже в конце июля 1999 г. Quantum объявила о начале производства «дешевых» накопителей Fireball lct емкостью 8,7 — 26 Гбайт, предназначенных для широкой продажи в реселлерском и розничном каналах. Аналогичные планы обсуждала компания Fujitsu.

От борьбы за первенство в создании «самого дешевого НЖМД» выигрывали конечные покупатели, но страдали практически все игроки в канале сбыта, включая сборщиков. Генеральный директор компании «Инел» Сергей Швец признается, что «в этом году было тяжело справляться с проблемой постоянного снижения цен на винчестеры, и потери были».

В результате даже в розничном канале цены на НЖМД в августе снизились более чем на 30% по сравнению с началом года (рис. 1). И минимальная цена винчестера емкостью 3,2 Гбайт достигла 74,5 долл.

Каково же было дистрибьюторам, которые должны были ежечасно следить за ценами и поддерживать складские запасы, пытаясь минимизировать свои потери за счет оптимизации размеров поставляемых партий НЖМД и договариваясь с вендорами об условиях ценовой защиты.

«При очень быстрой смене прайс-листов вендорами более всего страдали дистрибьюторы, у которых были большие склады с объявленными ценами — они были вынуждены им следовать, — поясняет Александр Гуккин. — Еще хуже была ситуация у тех, кто уже вез продукцию в Россию, а цены менялись. Тот, кто не имел товара на складе, получал преимущество — хотя продавать ему было нечего, он мог объявить новые цены и не терять деньги, оказывая тем самым мощное давление на владельца полного склада».

И хотя все производители обеспечивают своим дистрибьюторам ценовую защиту складов, в этом году не всегда удавалось избежать потерь. Обычно срок действия ценовой защиты товаров на складе составляет месяц, потому что увеличивать его вендору невыгодно. А если партия накопителей доставляется в страну в среднем в течение двух недель, то месячного срока оказывается недостаточно, чтобы распродать весь склад.

«Ситуация, когда постоянно что-то едет и постоянно меняются цены, заставляет дистрибьютора напрягать все силы и изыскивать все возможности, чтобы поддерживать бизнес», — говорит Александр Гуккин.

Но такие благоприятные условия для покупателей винчестеров и ПК, цены на которые также начали снижаться, существовали лишь до августа, когда цены ненадолго стабилизировались, а потом начали расти. Вслед затем возник дефицит в официальном канале поставок накопителей.

Традиционно появляющийся осенний дефицит в этом сегменте рынка возникал в начале сезонного роста спроса на ПК, когда крупнейшие ОЕМ-производители готовились к «горячему сезону распродаж». Однако в этом году рост спроса на компьютеры наступил раньше и был более стремительным. Одни объясняют это неверным прогнозом IDC и Dataquest, которые «не угадали» грядущие объемы потребления ПК, а следом за ними не смогли правильно спланировать свое производство крупнейшие производители. Другие говорят, что во всем повинна мощная пропаганда необходимости избежать возможных потрясений из-за пресловутой «ошибки 2000 года». И запуганные клиенты начали повсеместно скупать ПК для обновления своего парка. Третьи указывают на возникшую в Америке инициативу по раздаче «бесплатных» компьютеров (free PC) с помощью поставщиков услуг Интернета — она оказалась весьма популярной и потребовала непредвиденного увеличения выпуска ПК.

В результате возросший спрос на ПК потребовал от всех поставщиков комплектующих резкого увеличения объема поставок компонент, и уже в сентябре на общем рынке возник огромный дефицит НЖМД. Производители, боясь потерять своих наиболее крупных клиентов, стали направлять свою продукцию, в первую очередь, в ОЕМ-канал, а не на свободный рынок.

Александр Гуккин так комментирует сложившуюся ситуацию на рынке винчестеров: «Дефицит ПК сразу порождает вал дефицита в области комплектующих. А заодно инициирует рост цен — например, неудовлетворение запроса по поставкам модулей памяти в 10% порождает рост их цен на 50%. Как мне кажется, производители винчестеров приветствовали возникновение дефицита — лучше зарабатывать, нежели воевать. Для дистрибуции в России настали плохие времена — главным вопросом стала не стоимость винчестеров, а их доступность. И в этом году дефицит значительно острее, чем в предыдущие годы».

«В прошлом году подобной ситуации с накопителями не было, был дефицит, но не в такой степени, как этой осенью, — подтверждает Александр Ямницкий. — Они пропали у всех без исключения вендоров. Даже компания Samsung, постоянно предлагавшая свои НЖМД, не может их поставить — я жду от них винчестеров уже два месяца по любой цене и в любых количествах».

О масштабах и глубине кризиса поставок накопителей на жестких дисках говорит и такое признание Юрия Павленко, менеджера по маркетингу отдела поставок компании Citilink: «В какой-то момент дешевле было бы покупать в Америке готовые ПК, разбирать их и продавать по частям. НЖМД приходится покупать по всему миру малыми количествами и с непонятной гарантией».

Еще одну из вероятных причин возникновения кризиса в поставках накопителей на жестких дисках указывает Александр Ямницкий: «Несомненно, повлияла ситуация в Western Digital, у которой возникли большие проблемы с качеством продукции — сотни тысяч штук дефектных НЖМД были отправлены в сентябре обратно на завод. Компания на какое-то время вышла из игры. Освободилась ниша на рынке, которую заняли остальные производители». По утверждению Александра Ямницкого, компания Elko Moscow как официальный дистрибьютор Western Digital не получала продукцию от своего поставщика больше месяца, цены на эти винчестеры значительно выше, чем на накопители любого другого производителя. «Но это искусственное завышение, так как продавать все равно нечего», — говорит Александр Ямницкий.

В связи с хронической нехваткой винчестеров на мировом рынке производители прекратили в сентябре «ценовые войны». Но, как считает Юрий Павленко, «наступившая стабилизация цен НЖМД — явление временное». По его мнению, период устойчивых цен на этот вид продуктов, занимавший ранее около полугода, теперь сократился до 3—4 месяцев.

Но если производители смогли на время сложить оружие в борьбе за «наиболее дешевый винчестер», то на местном рынке началась «ценовая война» каналов поставки. Дефицит продуктов дает возможность официальным дистрибьюторам использовать ситуацию и поднять цены. В противовес им активизирующиеся «серые» импортеры завозят и продают те же продукты, но дешевле. Возникает чехарда цен, и рынок рушится.

По свидетельству директора Elko Moscow, именно так разворачивались события в октябре текущего года, когда официальные дистрибьюторы повысили цены на НЖМД в среднем на 20 — 30%. Мгновенно этим воспользовались «серые» импортеры, которые где-то закупили винчестеры и стали продавать их в Москве дешевле, чем официальный канал. В результате местный рынок тут же «просел», и продажи дистрибьюторов стали снижаться. Чтобы сохранить объем продаж, последним пришлось снижать уровень цен.

Как считают наши собеседники, к концу года спрос мирового рынка на ПК будет падать, и производители НЖМД вновь начнут свою борьбу за долю рынка и призы покупателей за «самый дешевый накопитель».

Политика Intel — pro et contra

Тот, кто следил за событиями, происходившими в этом году на рынке процессоров, должен был отметить небывало большое число объявлений Intel о выпуске новых серий и моделей процессоров и следовавшее затем снижение цен на ранее выпускаемые ЦПУ. Только в сентябре компания дважды снизила цены на свои процессоры. Эта технологическая и маркетинговая активность Intel является прямым следствием конкурентной борьбы с AMD, которая в начале этого года впервые за всю историю своего существования обошла Intel по объему продаж ПК с процессорами AMD К-6 на американском розничном рынке. У Intel была только одна возможность восстановить свои позиции — постоянно снижать цены на процессоры и выпускать все новые модели ЦПУ.

В результате к ноябрю текущего года на отечественном рынке продавались 11 модификаций процессора Celeron, 10 моделей процессоров Pentium II и Pentium III, а также 15 типов процессоров Xeon (если учесть снятые с производства и ввозимые в Россию «серыми» поставщиками ЦПУ Intel, то эта номенклатура будет еще больше). Столь широкий спектр продуктов создавал естественные трудности реселлерам, а также сборщикам, которые должны были умело позиционировать свои серии ПК с теми или иными процессорами и вырабатывать правильную ценовую политику, осложняемую постоянным снижением цен на процессоры.

«Снижение цен компанией Intel на выпускаемые ею процессоры непрерывно отражается на нашем бизнесе, — признается Сергей Швец. — В нашей стране, где после кризиса спрос существенно ограничен финансовыми возможностями населения, снижение цен на процессоры приводит к удешевление ПК и росту спроса на них. Приходится зарабатывать не столько на марже, сколько на объеме продаж, что, судя по текущим результатам, нам удалось — наш доход увеличился».

Компания «Инел», имеющая статус IPI (Intel Processors Integrator), вполне удовлетворена той поддержкой, которую оказывает производитель своим партнерам. Кроме того, Сергей Швец отмечает качественные изменения в сборке, которые стали возможными благодаря расширению использования продуктов Intel в текущем году: «Спрос клиентов в прошлом году резко сместился в сторону самых дешевых моделей компьютеров, в которых процессоры Intel мы мало применяли. С альтернативными процессорами нам приходилось проводить тщательное тестирование ПК и решать множество технических проблем. Сейчас эта ниша заполнена системами на базе ЦПУ Intel, с которыми технологических проблем намного меньше. И за счет исключения сложных процедур тестирования мы реально понижаем себестоимость производства».

Однако остальные участники опроса разошлись во мнениях относительно политики Intel при продвижении своих ЦПУ. В частности, Виктор Арковенко отметил, что «Intel навязывает реселлерам и покупателям ряд все более производительных моделей процессоров в соответствии со своей стратегией. Наши пользователи и хотели бы использовать менее производительные ЦП, но Intel последовательно убирает их из канала. После очередного анонса доступность ранее существовавших массовых моделей процессоров резко падает, так как производитель полностью контролирует распределение в канале и поток поступающих продуктов».

Но тогда модельный ряд процессоров Intel не должен быть столь обширным, как это представляется в рекламе московских реселлеров, если считать, что поставки продуктов осуществляются исключительно по официальному каналу. На самом деле, по признанию Александра Ямницкого, существует и активно действует «серый» канал, который по объему ввоза процессоров сопоставим с объемами продаж дистрибьюторов Intel. По оценке Юрия Павленко, доля неофициальных поставок ЦПУ в Россию составляет сейчас около 70%. А в период различных катаклизмов и крайнего дефицита «серые» импортеры становятся единственными поставщиками продукции на местный рынок.

На рис. 2 представлено распределение предложений о продаже процессоров московских фирм, полученное из базы «Компьютерная столица». Как видно из диаграммы, на рынке в значительном объеме продаются процессоры Celeron для разъема Slot I и Pentium II, снятые с производства.

По утверждению директора Elko Moscow, первые три квартала у Intel не было перебоев с поставками ни одной модели ЦПУ, но в то же время Александр Ямницкий подчеркивает, что давление со стороны «серого» рынка в текущем году было необычайно сильным. Он считает, что «в этом году Intel просто пожертвовала нами. Думаю, что это общее мнение дистрибьюторов, и не только российских. Не знаю, кто из них сколько потерял, но бесспорно, что они не заработали, это было невозможно».

Юрий Павленко прямо заявляет, что политика Intel приводит к поощрению неофициальных поставщиков: «По-видимому, начиная с этого года, производитель продает свои процессоры в ОЕМ-канал и канал дистрибуции по разным ценам, и дистрибьюторам они продаются дороже. Именно потому «серые» поставщики привозят сюда процессоры в избытке и на этом зарабатывают деньги. При равенстве цен в каналах «серый» рынок умер бы.

Наступивший IV квартал характеризуется не только ростом спроса на ПК и комплектующие, но и возникновением дефицита продуктов. В том, что в официальном канале поставок процессоров начнутся перебои, директор Elko Moscow не сомневается: «Уже сегодня ясно, что будет дефицит — это начнется с одного, двух видов процессоров, и в итоге 70% продукции Intel будет в дефиците. Пока процессоров будет не хватать, есть шанс что-то заработать. Опыт предыдущих лет говорит о том, что IV квартал — время сбора урожая. Не будут в дефиците только процессоры самых старших моделей».

И судя по объявлениям московских продавцов, в первых числах ноября в России так и не появились объявленные в октябре процессоры Pentium III 733, 700, 667 и 650 MГц. Не было в это время их и в официальном канале, что объясняется тем, что они... пока никому не нужны: промышленность не смогла выпустить для этих процессоров системные платы, в чем повинна сама Intel, не обеспечившая производителей требуемыми наборами ИС. Выпуск набора i820 она в очередной раз отложила, а работоспособный набор компании Via Technologies компания Intel, естественно, не хочет видеть на системных платах со своим процессором.


Версия для печати (без изображений)