После кризиса экономика вновь набирает обороты. Сегодня пристальное внимание игроков рынка обращено к информационным технологиям, без которых дальнейшее развитие становится невозможным.

Что происходило на ИТ-рынке в последние два года? Какие факторы тормозят развитие экономики и можно ли с помощью ИТ эти препятствия устранить? Изменилась ли в России поддержка ИТ-отрасли со стороны государства и требуется ли рынку более пристальное внимание власти?

На эти и другие вопросы первого заместителя главного редактора CRN/RE Константина Геращенко ответил президент группы компаний ЛАНИТ Георгий Генс.

CRN/RE: Какие события последних двух лет вы считаете наиболее важными и значимыми для мирового и российского ИТ-рынков?

Георгий Генс: На мой взгляд, в минувшие два года драматических изменений ландшафта ИТ-рынка в мире и в России не произошло. Были крупные слияния и поглощения, ушли несколько заметных игроков, но на расстановку сил и общие тенденции развития это практически не повлияло.

Однако произошли и судьбоносные события. Одним из них я считаю появление компьютеров iPad. Конечно, планшетные устройства существовали и ранее, но революцию совершил именно продукт Apple. После выхода iPad сформировалась тенденция перехода на планшетники с персональных компьютеров и с ноутбуков. iPad очень быстро стал не только массовым продуктом, но и товаром первой необходимости, расширил сферы применения ИТ. Трудно назвать такие отрасли, где им не нашлось бы места. Новые приложения появляются ежедневно, их быстро и легко осваивают, и это существенно меняет нашу жизнь. Сегодня уже практически не встретишь руководителей, которые не используют iPad в своей работе. В недалеком будущем планшетники появятся у каждого школьника, ведь с их помощью удобно изучать любые предметы, да и надобность в привычных бумажных учебниках отпадает. Это новая волна массового использования ИТ.

Напомню и о другом устройстве Apple — смартфоне. iPhone и iPad создавались как взаимодополняющие устройства: тот, кто покупает iPhone, купит и планшетник. Одно дополняет другое — от маленького экрана устают глаза, но размер телефона никогда не увеличится.

Говоря о заметных событиях на мировом рынке ИТ, нельзя обойти вниманием смену руководства в НР, которая привела к падению капитализации компании на 20%. Это лишний раз подчеркивает значение личности в бизнесе. Потому, когда говорят, что большая компания работает как отлаженный механизм и мало зависит от руководителя, — это, мягко говоря, не соответствует действительности. Как правило, от человека, стоящего во главе бизнеса, зависит многое.

Наиболее важными событиями последних двух лет в России я считаю выход на IPO «Яндекса» и Mail.ru. Это свидетельство зрелости наших компаний и того, что рынок верит в такого рода проекты.

CRN/RE: Сейчас много говорят о феномене социальных сетей. Какое влияние они окажут на нашу жизнь в ближайшем будущем?

Г. Г.: Без сомнения, социальные сети станут играть важную роль в жизни людей. Но насколько она окажется велика, пока трудно оценить. Понятно, что благодаря сетям налажен быстрый обмен знаниями, с их помощью многие спасаются от одиночества. Но как любое мощное средство, сети можно использовать во зло и во благо, и границу между положительным и отрицательным эффектом провести сложно. Еще полгода назад никто и не предполагал, что социальные сети могут оказаться эффективным оружием. А события в африканских странах продемонстрировали всему миру эту возможность.

Вместе с тем все больше людей «уходят» из реального мира, перенося общение в мир виртуальный. Мы видим удивительные вещи: в виртуальный мир погружаются нормальные и успешные люди, у которых нет проблем в мире реальном. Но в Сети они почему-то чувствуют себя комфортнее. Один мой приятель, талантливый человек, сейчас проводит в Интернете и социальных сетях примерно 80% времени. Всё больше случаев, когда через Интернет находят спутников жизни, это делает не только молодежь, но и солидные бизнесмены. Пару лет назад представить себе такое было невозможно. Как всё это оценить, пока не знаю.

Если задуматься, такая тенденция может привести к небывалым разрушительным последствиям. Складывается мнение, что в Интернете якобы более добросовестная информация и более честное общение, поскольку там нет цензуры, Сети больше верят. На самом деле там встречаются разные люди, и некоторые из них легко могут использовать социальные сети в неблаговидных целях.

CRN/RE: Можно ли говорить о сетях как о СМИ? Ведь различных сетей очень много, они объединяют людей по интересам и тем самым разобщают их, поскольку одновременно общаться в нескольких сетях весьма трудно.

Г. Г.: Сообщества по интересам будут существовать всегда. Но в отличие от традиционной практики, в Интернете они обязательно где-нибудь связаны между собой. И если говорить о «цепной реакции», то в этой среде она легко может возникать, переходя от одной социальной сети к другой. К тому же есть и массовые сети, такие как Facebook или Twitter. Но я не исключаю, что со временем общение в социальных сетях может надоесть. Мне кажется, что на это люди тратят чрезмерно много времени.

CRN/RE: Что происходило на российском ИТ-рынке? Какие важные тенденции вы могли бы отметить?

Г. Г.: Если говорить об ИТ-рынке в целом, то его объем в 2010 г. вырос. Аналитическая компания IDC приводит цифры, которые, на мой взгляд, довольно точно отражают реальное состояние дел.

Росли практически все направления, причем в наибольшей степени именно те сегменты, которые сильнее всего пострадали во время кризиса, такие как дистрибуция, консалтинг. Так что рост оказался пропорционален падению. Отрадно, что увеличивается объем услуг и это направление растет чуть быстрее остальных.

А вот прибыльность, как мне кажется, сильно упала. Кроме того, обострилась конкуренция. Одна из главных причин снижения прибыльности — очередной кадровый бум. Я уже говорил, что кризис более или менее привел в соответствие размер заработной платы и производительность труда. Но в последнее время зарплаты в ИТ-компаниях вновь стали расти, и на сегодня они снова обгоняют рост производительности труда.

Еще один фактор, обостривший конкуренцию, — амбициозные планы игроков рынка. Как только миновала острая фаза кризиса и началось оживление экономики, многие решили, что теперь надо расти не менее чем на 50% в год. А еще лучше — вдвое. И это при том, что прежде компании увеличивали оборот на единицы процентов. Чтобы достичь высоких показателей, они готовы давать клиентам большие скидки. Я думаю, очень скоро такие игроки столкнутся с серьезными проблемами и попросту не смогут выполнять те работы, за которые берутся. Рынок снова перегревается. Оптимистов иногда бывает слишком много.

Некоторые фирмы умеют хорошо продавать и считают, что главное — поставить продукцию заказчику. Но ведь есть и другие обязательства. Вот тут-то у российских компаний часто возникают большие проблемы. Обидно, что в результате заказчики разочаровываются в ИТ, а не в некомпетентной конкретной компании, говорят: «Вот вы, айтишники, делать ничего не умеете». Поэтому нас не радует, когда наши конкуренты делают что-то плохо.

CRN/RE: Подводя итоги 2010 г., все крупные игроки заявляли, что росли быстрее рынка. За счет чего это происходило?

Г. Г.: Как я уже говорил, на рынке произошла некоторая перегруппировка сил. Из бизнеса выбыл ряд компаний, в том числе несколько крупных дистрибьюторов. Соответственно оставшиеся поделили их рыночные доли между собой.

Во-вторых, несколько изменилась структура рынка. Темпы роста розничного сектора оказались намного выше, чем корпоративного. Некоторые дистрибьюторы давно увеличили долю поставок в розницу, другие начали работать с розницей только в последний год, и это также принесло им дополнительный доход.

По ряду причин в нашей стране сегмент розничной торговли и в абсолютных, и в относительных цифрах растет быстрее, чем корпоративный. В России до последнего времени розничный рынок был невелик. По такому показателю, как объем продаж на человека, мы намного отставали от стран Европы. Постепенно эта ситуация меняется.

Кроме того, некоторые устройства представители бизнеса покупают в розничной торговле для личного пользования (например, те же планшеты iPad), но пользуются ими и на работе.

CRN/RE: Изменилась ли в России поддержка ИТ-отрасли со стороны государства? И требуется ли рынку более пристальное внимание власти?

Г. Г.: Если ребенка постоянно опекать, он хуже развивается. Чем меньше опекаешь, тем лучше. Но совсем без поддержки оставить тоже нельзя. Надо помогать, создавать условия.

Бизнесу тоже требуются помощь и условия для нормального развития. В частности, очень важна продуманная налоговая система, которая не тормозила бы предпринимательство.

Налогообложение в России совершенствовалось, компании, поставляющие продукцию на экспорт, получали определенные льготы. Для разработчиков ПО серьезным подспорьем стало уменьшение ЕСН, поскольку основная часть расходов у таких компаний — зарплата.

Но для создания благоприятного налогового климата нужно идти дальше — предоставить льготы компаниям, работающим на внутреннем рынке, чтобы они могли производить больше продуктов и услуг. К сожалению, чиновники у нас до сих пор боятся идти на это. Такое впечатление, что действует презумпция виновности — считается, что как только компания получит льготы, она начнет воровать.

Несколько лет назад появилась хорошая идея — создавать технопарки. Но из-за медлительности и нерасторопности госструктур эти проекты потеряли актуальность. С одной стороны, обмениваться знаниями, идеями и опытом можно и на расстоянии, используя те же социальные сети. С другой, переезд специалиста в технопарк — удовольствие дорогое и рентабельным такой проект становился только при наличии существенных льгот. Хорошие идеи надо реализовывать энергично и эффективно и не бояться предоставлять льготы, ведь в итоге больше заработать могли бы все.

CRN/RE: Насколько эффективно, на ваш взгляд, осуществляется модернизация экономики?

Г. Г.: Пока все на уровне лозунгов, хотя и очень правильных. В то же время о внедрении ИТ задумываются в крупных компаниях, госструктурам и госкорпорациям постоянно напоминают о необходимости модернизировать процессы и применять инновационные решения. А поскольку большинство инноваций и модернизаций напрямую связано с ИТ, поскольку ничего нового без ИТ сделать вообще нельзя, это хорошо и для нас, и для ИТ-рынка в целом, ибо создает благоприятные условия для роста индустрии и развития компаний.

Хочу добавить, что с каждым днем растет количество услуг, оказываемых в электронном виде.

CRN/RE: Какие факторы тормозят развитие экономики и можно ли с помощью ИТ эти факторы устранить?

Г. Г.: Серьезнейшие препятствия — это неадекватная налоговая система, коррупция и бюрократия. Но есть еще один фактор, сдерживающий прогресс. Это, как ни странно, борьба с коррупцией. В современном ее понимании она сводится к усложнению бюрократических процедур. Но, на мой взгляд, процедуры, наоборот, требуется максимально упростить. Если они будут простыми, если нужные разрешения граждане и организации смогут получать быстро, а схема получения разрешений будет прозрачной, тогда не останется места для коррупции. А сейчас что мы имеем? Если и принимается какой-нибудь закон, то к нему обязательно должна быть «приделана» антикоррупционная составляющая. Вот и выходит, что пока не будет резкого упрощения процедур, о быстром развитии экономики можно забыть.

CRN/RE: Какими могут быть сценарии развития российской ИТ-индустрии в ближайшие год-два?

Г. Г.: Мне трудно представить причины, по которым наша индустрия должна перестать расти. Постоянно появляются новые продукты, они доступны практически любому пользователю. Сегодня планшетный ПК стоит как дорогая сумочка и дешевле, чем, например, пальто. Это раньше на компьютер надо было долго копить.

Очевидно, что расти и развиваться отрасли помогает то, что без ИТ невозможно добиться повышения производительности и эффективности ни в одной сфере деятельности. Сейчас уже все руководители понимают, что без ИТ двигаться вперед невозможно, что использование ИТ — одно из главных конкурентных преимуществ. Экономика растет и общая ситуация в стране благоприятствует развитию ИТ-бизнеса.


Версия для печати (без изображений)