В Москве прошла конференция Gartner IT Leadership TREnds 2011. Мероприятие собрало в основном ИТ-директоров крупных компаний. На них и были рассчитаны сообщения о направлениях развития. Часть этих тезисов имеет самое прямое отношение к развитию ИТ-рынка. Выводы и рекомендации Gartner базируются на проводимых во всем мире исследованиях, в том числе и среди ИТ-руководителей, причем ситуация в Европе, а с 2010 г. — и в России оценивается отдельно. Ускоренное развитие, радикальные изменения будут среди первых приоритетов на 2011 г., уверены аналитики Gartner. На первом месте в 2011 г. (по всему миру, в 29 странах) стоит увеличение темпов роста, на втором — снижение расходов предприятия, на третьем — привлечение и удержание новых клиентов.

Через три года, к 2014 г., положительная динамика темпов роста предприятия по-прежнему будет лидировать, второе место займет оптимизация операционной деятельности, третье — привлечение и удержание новых клиентов.

Любопытно выглядит «десятка» технологических приоритетов ИТ-директоров на 2011 г. в Европе (перечислены в порядке убывания значимости): облачные вычисления, виртуализация, мобильные технологии, высокотехнологичная бизнес-аналитика, управление ИТ, построение сетей, голосовая связь и обмен данными, технологии для совместной работы, программные приложения предприятия, Web 2.0/социальные средства обмена информацией, системы планирования ресурсов предприятия (ERP).

Среди основных тенденций развития вице-президент Gartner Джон Махони называет новые методы и принципы использования энергии, в том числе «зеленые» технологии, электромобили с подзарядкой от сети, освещение с помощью светодиодов. Информацию начнут потребять иначе, чем раньше: в контексте реального мира, в момент принятия решения/действия. Примеры такого подхода — это мобильные устройства с функцией предоставления информации в зависимости от местоположения, новейшие интуитивно-понятные интерфейсы, которые можно носить на себе или с собой.

Мобильные роботы как новый тип сервисной инфраструктуры упоминаются не как фантастика, а как вполне функциональная и уже достаточно широко востребованная вещь. В США объемы продаж роботов — уборщиков помещений измеряются миллионами. Кроме роли пылесоса для роботов придумали и другие занятия, в том числе комплектация заказов в электронной коммерции, патрулирование (безопасность) в торговом центре и даже сбор мячиков для гольфа. О распространении этой тенденции на Россию речь не шла, но можно предположить, что при сегодняшнем состоянии рынка труда, особенно в регионах, до роботизации этих областей дело дойдет не скоро, что не делает бессмысленной саму идею.

Еще одна глобальная тенденция: «Вещьтернет». В основе этой концепции лежит снабжение различных предметов датчиками передачи информации об их состоянии. Удешевление таких устройств делает возможным их широкое применение. Памперс, посылающий сигнал о том, что он наполнен и требует замены, уже на пути к полкам магазинов, а функции мобильных устройств, способных такую информацию воспринять, — к реализации. Управляемые удаленно холодильники и системы климат-контроля стали почти обыденным явлением.

Еще одно направление развития, пока далеко не столь очевидное, — создание искусственных частей тела, даже таких сложных, как глаз. Дальнейший прогресс в этой области откроет серьезные перспективы и для ИТ.

Был представлен традиционный гартнеровский цикл развития технологий. Из него следует, что в зоне «стабильная производительность» уже расположились и в течение ближайших двух лет начнут широко применяться планшетный ПК с перьевым вводом, системы аналитического прогнозирования, магазины мобильных приложений, потребительские виртуальные сети.

Также к зоне «стабильная производительность», но с горизонтом широкого применения в течение 2–5 лет отнесены системы распознавания речи, приложения, определяющие местонахождение, электронная бумага, интернет-системы микроплатежей, интерактивное телевидение.

Облачные вычисления и платформы уже прошли «пик ожиданий и надежд» и движутся по нисходящей к «пику разочарований». Приближаются к «пику ожиданий» с горизонтом появления 2–5 лет плоскопанельные 3D-телевизоры и дисплеи, мультимедийные планшеты, частные облачные вычисления. Далекая — 5–10 лет и пока еще радостная перспектива: стандарт 4G, беспроводные технологии, печать в формате 3D, интернет-телевидение.

*  *  *

На вопросы CRN/RE отвечают региональный вице-президент Gartner Executive Programs Мартин Плессоу и вице-президент и заслуженный аналитик Gartner Джон Махони.

CRN/RE: Каковы отличия и особенности ИТ-рынка в вашем регионе?

Мартин Плессоу: Типичное отличие канала — недостаток экспертизы. Сами вендоры обычно имеют консалтинговые подразделения, но для участников канала, начиная с дистрибьюторов, это не приоритет. Россия на фоне других стран региона выглядит получше, поскольку ее потенциально обширный рынок заставляет производителей все же вкладывать средства в развитие консалтинговой экспертизы. Одна из общих проблем — стремление крупных клиентов работать напрямую с вендорами, с их европейскими штаб-квартирами, а не с местными представителями.

В регионе очень немногие компании готовы тратить деньги на облачные решения или SaaS. Интерес велик, но опасения отдать куда-либо свои данные, например корпоративную почту, очень сильны. Это сдерживает и развитие аутсорсинга, особенно в государственном секторе. Тем не менее некоторые облачные проекты стартуют и часть уже близка к завершению. Все это пока на стадии раннего освоения.

Что касается аутсорсинга, то в условиях развитой европейской инфраструктуры имеет смысл говорить об использовании преимуществ дешевой рабочей силы и других ресурсов и о переносе каких-либо ИТ-функций, из Германии в Румынию, например. Такой аутсорсинг выглядит эффективным в ценовом отношении. Но аутсорсинг переноса ИТ-функций из Румынии в Румынию никакой экономии не сулит. При таком переносе можно делать акцент лишь на качестве обслуживания либо каких-то еще неценовых факторах. Поэтому и большая часть ИТ-функций выполняется не внешними провайдерами, а внутренними ИТ-службами компаний. Скорее всего, ситуация будет заметно меняться в ближайшие год-два в связи с распространением облачных технологий, поддержка которых требует весьма специфических навыков и знаний.

CRN/RE: Одно из направлений вашей специализации — менеджмент инноваций. Что стоит за этим термином?

Джон Махони: Речь идет о том, как предлагать новые идеи и новые способы работы, о том, как компании создают окружение, в котором рождаются и развиваются новые идеи. Большинство компаний сталкиваются с конфликтом менеджмента инноваций и существующего управления: конфликт между тем, как улучшить качество того, что они делают сейчас, и генерацией новых идей для будущего. Проблема в том, что управление рисками для этих двух ситуаций ведется совершенно по-разному.

Если речь идет об улучшении, повышении эффективности действующей бизнес-платформы, никто рисковать не хочет, так как можно нанести вред уже налаженному бизнесу. Но когда вы начинаете новый бизнес, основной риск состоит не в том, чтобы его испортить, а в том, чтобы вообще не создать ничего нового. Поэтому и люди вам в этом случае нужны совсем другие, готовые рисковать. Это одна из самых серьезных проблем, с которыми сталкиваются организации, — баланс между поддержанием существующего бизнеса и развитием нового.

Другая сложность в том, что все сотрудники, вовлеченные в процессы изменений, должны осознавать их и поддерживать. И некоторые компании стараются создать своего рода сообщества сотрудников, призванные помогать адаптации к изменениям, обеспечивать их поддержку. Компании стараются переходить от командного, военного стиля введения изменений («приказы не обсуждаются») к другим методам, поскольку во многих случаях, во многих бизнесах такой традиционный подход не работает.

Ситуация меняется по мере того, как к управлению приходят молодые люди. Они уже хорошо знакомы с тем, как налажен обмен идеями и общение в социальных сетях, и это меняет подходы к управлению. Здесь технологии играют важную роль в том, как именно люди общаются, как обмениваются информацией. Множество устройств заменили традиционное голосовое общение. Поэтому для руководителей важно быть в курсе тех технологических возможностей, которые могут помочь создать и поддерживать «сообщество изменений».

CRN/RE: Мобильные технологии: каково их реальное место в бизнесе и перспективы применения?

Д. М.: Как показали наши последние исследования, в России мобильным технологиям придается значительно меньшее значение, чем в Европе и в мире в целом. Эффективность использования мобильных технологий в большей степени зависит от конкретного бизнеса, от организационной структуры компании. Но сейчас уже любому бизнесу стоит задуматься о том, может ли он каким-то способом поднять продуктивность с помощью мобильных технологий, прежде всего — производительность труда сотрудников. Важно понимать, как действовать, применяя мобильные технологии. Нельзя упускать из виду то, что в вашем сегменте бизнеса появляются новые компании, которые с самого начала будут применять именно мобильные технологии и за счет этого выполнять операции с меньшими затратами и большей гибкостью. Надо быть настороже, следя за конкурентами. Ведь можно получить смертельный удар, как случилось в Европе с некоторыми авиакомпаниями, когда на рынок вышли дешевые перевозчики, например EasyJet.

Кстати, на транспорте мобильные технологии уже широко востребованы. Путешествуя, а мне много приходится ездить и летать, особенно по Западной Европе, я наблюдаю, что примерно треть пассажиров вообще не имеют при себе бумажных проездных документов, только электронные, на мобильных устройствах.

Дальше других применение мобильных технологий продвинулось сейчас в торговле, на транспорте, в здравоохранении. Там оно применяется для удаленного мониторинга состояния пациентов, например кровяного давления или уровня сахара в крови. Это позволяет сократить личные визиты к врачу до минимума, достаточно лишь высылать данные мониторинга, чтобы получить консультации или коррекцию назначений. Еще одна сфера, где востребованность мобильных технологий стремительно растет, — это медиа. От традиционного линейного процесса обработки информации в медийных компаниях переходят к новой схеме: первичному сбору всей информации в едином хранилище, а затем ее использованию для компоновки программ, медийных продуктов. Изменился весь основной бизнес-процесс.

Есть и довольно необычные примеры применения мобильных технологий. Недавно я беседовал с людьми, отвечающими в Финляндии за охрану лесов. Они рассказали мне, что там значительные площади леса покрыты своеобразной сетью датчиков, укрепленных на деревьях. Датчик передает сведения о состоянии окружающей среды: температуре, влажности, о состоянии самого дерева (скорости роста, возможных проблемах). Датчики образуют сеть передачи, и если выходит из строя один из них, маршруты сигналов изменяются так, чтобы обеспечить надежную связь. Это позволяет следить за состоянием лесных массивов и точно определять момент готовности древесины к заготовке. Стоит подчеркнуть, что в этом примере речь идет об очень старой, традиционной и давно сложившейся отрасли — заготовке древесины.

CRN/RE: Насколько актуально оцифровывание бизнес-процессов и измерение их эффективности?

Д. М.: Перевод данных в цифровую форму бизнес-процессов через некоторое время станет мейнстримом развития отрасли. Но основная сложность в том, чтобы выделить те показатели, которые имеет смысл измерять, и те операции, в которых это важно делать. Просто получить данные из транзакционных и иных систем можно, но выделить среди них действительно полезные и особенно значимые для бизнеса — это вопрос сложный. Важным аспектом управления как раз станет определение параметров, за которыми нужно следить и которые необходимо измерять. Но, безусловно, оцифровывание бизнес-процессов может дать огромные преимущества.

Что касается измерений эффективности, то этот подход относительно нов в Западной Европе и США, но в Японии и странах Юго-Восточной Азии практикуется уже много лет. Там сложились традиционные подходы к этому вопросу, уже разработаны методики.

Сложности, связанные с идеей измерения эффективности, касаются также объединения и взаимодействия множества внедренных в компании ИТ-систем. Принципиально важна возможность прогноза развития ситуации на основе анализа проводимых изменений. Есть хорошее сравнение, что процесс управления на основе быстро устаревающих данных напоминает человека, который ведет машину глядя только в зеркало заднего вида. Важно, что новые бизнес-юниты, новые производства вполне могут быть организованы уже с учетом этих новых подходов, с учетом измерения эффективности процессов. Некоторые производители ПО уже реализуют средства измерения эффективности бизнес-процессов в своих продуктах, но пока это встречается довольно редко.

Наибольшего эффекта можно достичь, если руководители смогут рассмотреть всю цепочку стоимости в целом, а не только отдельные ее фрагменты. Когда речь идет об оцифровывании бизнеса, не надо слепо следовать существующим связям. Стоит подумать о цепочках и связях, которые вы могли бы создать.

В качестве примера могу привести одну агропромышленную логистическую фирму северного Средиземноморья. Их бизнес — доставка фруктов и овощей от производителей к торговым точкам, а также заморозка и хранение. Им принадлежит транспорт и склады-рефрижераторы. Первоначально они решили создать ИТ-систему, которая повысила бы эффективность использования грузовиков. Но в попытках сделать это они вышли на совершенно другой уровень. Пришла мысль фиксировать, сколько каких продуктов будет у определенного фермера-поставщика и когда они будут доступны, что и сделали. Таким образом, были реализованы элементы прогнозирования, а главное, появилась электронная торговая площадка, где могли общаться производители и потребители сельскохозяйственной продукции.

Десять лет спустя логистическая компания обнаружила, что треть ее дохода дает именно электронная торговая площадка. Кроме того, уровень востребованности их складов и их транспорта сильно вырос, так как многие участники торгов сочли удобным для себя использовать именно их транспорт и склады. Этот пример показывает, насколько важным может быть анализ не только одного фрагмента цепочки перемещения товаров, но всего процесса создания стоимости в целом.


Версия для печати (без изображений)