Четвертый Российский Интернет Форум (РИФ) проходил с 15 по 18 марта в подмосковном пансионате "Лесные дали". В форуме участвовало 840 человек из 358 компаний, в их числе – 26 фирм-представителей международных компаний, 270 фирм из Москвы, 59 из регионов России, 3 из стран СНГ.

Было проведено 21 секционное и 5 пленарных заседаний, 9 "круглых столов".

О том, что стоит за сухими цифрами статистики форума и об основных тенденциях российского Интернета, рассказал специально для CRN/RE председатель правления Регионального Общественного Центра Интернет Технологий (РОЦИТ) Андрей Зотов.

CRN/RE: В чем отличие 4-го РИФа от предыдущих?

А. З.: Наиболее существенно, на мой взгляд, то, что в этом году российские разработчики заявили о себе в полный голос. Резко возросла доля интересных докладов, посвященных именно разработкам россиян. На предыдущих Интернет-форумах отчетливо был виден натиск зарубежных фирм, можно было отметить лишь отдельные интересные доклады российских компаний. На 4-м РИФе таких докладов было больше половины.

Их тематика охватывала новые технологии и методы работы поставщиков услуг, вопросы создания Web- и контент-ресурсов.

РИФ показал, что аудитория сегментировалась. Специалисты, которые ходят на секцию "Реклама и маркетинг в Интернете", – совсем не те, которые участвуют секциях "Образовательные программы", или "Саморегулирование российского Интернета". Раньше этого практически не было. Поэтому мы думаем о том, чтобы выделить некоторые направления РИФа в отдельные мероприятия.

Другое отличие – рост интереса к Интернету превзошел наши ожидания. Вместо запланированных 500 участников на 4 РИФ приехало 840 человек.

На самом деле некоторые новые тенденции можно было бы заметить в прошлом году, не будь он кризисным. Но тогда российский Интернет переживал тяжелые времена. Он пострадал гораздо серьезнее, чем фирмы, торгующие продукцией массового спроса, например компьютерами. Те уже имели какие-то накопления, а Интернет-компании находились в начальной стадии развития.

Год назад потенциальные участники нашего форума не были уверены в том, что их бизнес выстоит. Нынешняя ситуация -– это реализация отложенного спроса на подобные мероприятия.

CRN/RE: Каковы основные тенденции в российском Интернете?

А. З.: Во-первых, появились первые проекты по автоматизированному управлению контентом. Практически все лидирующие фирмы-разработчики Web-ресурсов — имеют солидные библиотеки созданных ранее компонентов и используют их как стандартные блоки при разработке прикладных систем. Можно сказать, что технология вышла на новый уровень. Теперь процесс создания новых Web-узлов стал, по сути своей, "сборочным". Это очень хорошо и означает, что будет больше хороших Web-узлов. Любой крупно-сборный проект всегда надежнее.

Во-вторых, в 1999 г. прирост пользователей российского Интернета произошел не за счет Москвы или Санкт-Петербурга, а за счет регионов. Это очень интересный факт. С одной стороны, он вселяет надежду, что и у нас Интернет станет таким же массовым явлением, как и в развитых странах, а с другой — говорит о том, что в Москве и Петербурге достигнуто некоторое промежуточное состояние насыщения. Причины этого надо осмыслить. То ли практически все пользователи ПК уже подключились, но мы знаем, что это не так, потому что число проданных в частные руки ПК больше, чем число тех, кто работает в Интернете, то ли сказываются послекризисные эффекты, когда люди не хотят тратить лишнюю копейку. Тем не менее эффект налицо. Число пользователей в Москве и Петербурге в течение прошлого года практически стабилизировалось. Клиенты в основном переходят от одного поставщика услуг к другому. В немалой степени этому способствовало введение Интернет-карт. Подключиться к поставщику услуг стало очень легко – купил карту, попробовал с одним поработать, с другим.

Не могу не остановиться еще на одном интересном наблюдении. Исследования показывают, что есть сильная корреляция между числом пользователей Интернета и мобильных телефонов. Корреляция не по абсолютным цифрам, а по характеру роста. Правда, сейчас и абсолютные цифры близки. Это говорит о том, что интерес к Интернету больше, чем к мобильной связи, а ведь экономический барьер, который нужно преодолеть, чтобы стать пользователем Интернета, выше, чем барьер для пользования мобильным телефоном.

Сегодня примерно 36 млн. россиян говорят, что хотели бы пользоваться Интернетом. Это примерно 25% населения. В других странах этот показатель на уровне 15—20%.

CRN/RE: Что вы можете сказать об инвестициях в российский Интернет?

А. З.: Над российским Интернетом "нависли" огромные деньги. Финансовое цунами стоит на границах страны. В силу того что Интернет глобален и экстерриториален, инвесторы охотнее вкладывают в Интернет-проекты, нежели в промышленность. Интеллектуальная продукция в наименьшей степени зависит от законодательства и политической ситуации. И мы ожидаем, что поток инвестиций будет расти. Уже летом прошлого года инвесторы пристально изучали многие отечественные проекты в области Интернета. Правда, абсолютная величина российских проектов пока не велика. Например, оптоволоконная линия Москва—Хельсинки стоит сотни миллионов долларов. А даже очень хороший Web-узел — несколько миллионов долларов. По скорости принятия решений и по легкости, с которой это делается, Интернет уже стал лидером. Опасения инвесторов, связанные с нашей российской действительностью, в области Интернета гораздо меньше, чем в других отраслях экономики. Умное использование этого обстоятельства может привести к появлению новых рабочих мест, размещению здесь достаточно больших авуаров и средств, а глупое и запретительное –- к мгновенному выводу интеллектуальных ресурсов за пределы державы. Или результатов труда, как минимум. Это еще одна тенденция последнего полугодия – появление большого количества живых, активно ищущих применения денег.

CRN/RE: Куда инвесторы предпочитают вкладывать деньги — в интеллектуальную продукцию, в разработку приложений и контента или в строительство инфраструктуры?

А. З.: Охотнее вкладывают в интеллектуальную продукцию. Понятно, что инвестиции в инфраструктуру всегда оправданы, в том числе и в нашей стране. Но у инвестора существуют психологические, экономические, политические барьеры, страх перед Россией. Многочисленные западные фонды и исследовательские компании говорят ему — остерегайся. Поэтому, когда дело доходит до реальных инвестиций, учитывают два фактора. Во-первых, начальные вложения в интеллектуальную продукцию ниже, чем в инфраструктуру. Во-вторых, риск, связанный с вложением в людей, меньше. Специалистам всегда можно создать условия для работы, не так уж важно, где они будут работать. А вот линию не выкопаешь.

CRN/RE: Вы отметили, что рынок сегментируется. Происходят ли в связи с этим качественные изменения среди игроков?

А. З.: Если говорить о поставщиках услуг, там происходит довольно четкая концентрация капитала. Это приятная тенденция. Мы об этом говорили с 1996 г. Вместо трех с лишним сотен мелких провайдеров будет десятка два конгломератов. Идет классическое укрупнение игроков на рынке подключения. Второй процесс – рынок разработки Web-ресурсов. Здесь идут похожие процессы, хотя и не так быстро. Если три года назад все были маленькие и одинаковые, то сейчас есть явные лидеры по объемам продаж, есть игроки второго эшелона, у которых также много проектов, но меньшие объемы продаж, в силу того, что они работают на местном рынке. Наконец, есть большое количество небольших студий.

Однако лидеры этого рынка еще не успели накопить финансовые ресурсы, достаточные для приобретения других фирм. Скорее всего, если укрупнения будут происходить, а такая тенденция начинает намечаться, они будут происходить за счет внешних приобретений – появятся стратегические инвесторы, которые купят несколько дизайнерских команд, чтобы сделать из них мощный конгломерат. Причем зарубежный бизнес в этой области более активен, чем российский. Уже есть желающие приобрести некоторые российские фирмы. Это любопытный феномен. Возможно, зарубежные инвесторы видят, что этот рынок развивается, и они, как более крупные, могут захватить большую долю на данном этапе. Но самое главное, инвесторы понимают, как можно зарабатывать на Интернете.

Следующая ниша игроков — контент-провайдеры. Здесь происходят интересные процессы. Реализован ряд проектов, обеспечивающих практически все потребности россиян в информации. Иными словами, все необходимые сведения можно получить в российском Интернете. Примечательно, что многие из этих проектов сделаны на деньги зарубежных инвесторов.

CRN/RE: Существует ли сегментация среди контент-провайдеров?

А. З.: Это сложный вопрос. С ним и на Западе пока не определились. Можно сказать одно. Есть четко наметившаяся тенденция выделения в отдельную группу новостных Web-узлов, это совершенно самостоятельный бизнес, который даже и не бизнес, а больше политика; есть тенденция выделения развлекательных ресурсов, и видно как набирает силу российский справочный аппарат. Появляются не просто проекты, а информационные порталы. Или специализированные каталоги, которые ориентированы на удовлетворение потребности человека, который ищет для себя конкретный товар.

CRN/RE: Вот мы и подошли к самому популярному вопросу – электронной торговле.

А. З.: В России сегодня около 500 Web-узлов, называющих себя электронными магазинами. На самом деле магазинов не больше сотни, и понимают они под этим термином каждый свое. В моем понимании – если в Интернете выставлена номенклатура товаров и существует возможность сделать заказ – это еще не магазин. Это витрина. Но в России владельцы подобных ресурсов, как правило, считают себя электронным магазином. На мой взгляд, чтобы называться магазином, надо иметь возможность хоть какого-то аудита товаров – просмотра, анализа описания, чтобы покупатель мог получить всю информацию о товаре. Разумеется, должна быть возможность онлайнового размещения заказа, включая оплату и доставку. Тогда это электронный магазин в полном смысле этого слова. Нет ничего плохого в том, что существует много витрин. Но это вносит терминологическую путаницу.

Главная проблема, которая вряд ли будет быстро решена – оплата через Интернет. Дело вовсе не в отсутствии платежных систем – они есть. Дело в том, что далеко не все владельцы кредитных карточек готовы к тому, чтобы идентифицировать себя как человека, проживающего по определенному адресу. Таких людей, по оценкам экспертов, во всей России не более двух с половиной миллионов. Покупатели пока не доверяют такому способу оплаты. Аналогичная проблема была в Америке. Предлагались средства ее решения, как сделать передачу номера кредитной карточки безопасной. В конце концов, к электронной торговле все просто привыкли.

CRN/RE: Как известно, реклама – двигатель торговли. Как развивается рекламный бизнес в Интернете?

А. З.: Интернет привлекателен для рекламодателей как среда, которая позволяет напрямую обращаться к различным группам потребителей. Человек, который тратит на Интернет 20 ч в неделю, не тратит их на просмотр телевизора. Он потерян для рекламодателя, который размещает рекламу на телевидении. Поэтому такого потребителя надо "поймать" в Интернете.

Не секрет, что удельная стоимость рекламы в Интернете выше, чем на телевидении. Значит, надо делать рекламу более целенаправленной, эффективной. Интернет дает эту возможность, если человек зарегистрировался, указал свои демографические и социальные признаки, назвал круг интересов.

Сейчас все заинтересованы в получении информации о пользователях, чтобы не рекламировать те товары и услуги, которые у данной категории лиц заведомо не пользуются спросом. Это возможно, достижимо, но тогда на каждом информационном ресурсе должна быть база пользователей. И сейчас идет активное соревнование в этом. Важно мотивировать пользователя зарегистрироваться. Придумывают разные способы — от вульгарного розыгрыша призов, за то, что вы зарегистрировались, до предложения уникальных информационных сервисов.

CRN/RE: Экономика России состоит из вертикалей. Какие отрасли бизнеса сегодня являются заказчиком для Интернет-проектов? Кто понимает необходимость использования Интернета для оптимизации своей деятельности?

А. З.: В первую очередь, это компании, работающие на рынках современных технологий. Как правило, тон задают компьютерные фирмы. Есть проекты создания систем В2В у производителей и дистрибьюторов продуктов питания. У них отлаженный бизнес, стандартизованная номенклатура товаров, и решение подключить региональных партнеров к Интернету с их заказами и накладными напрашивается само собой. На рынке много заказчиков на услуги систем автоматизации ERP. Каждая организация, имеющая ERP, – потенциальный пользователь В2В системы, потому что у них уже есть база. Их бизнес-логика уже поставлена на правильную формализованную основу.

CRN/RE: Каковы перспективы РИФа?

А. З.: Интерес к нашему мероприятию был огромный. Судя по всему, число желающих принять участие в Интернет-форуме будет расти. Уже в этом году мы поняли, что практически достигли того "потолка", когда еще можно принять, разместить, обслужить всех участников, организовать их работу. В ближайшее время состоится заседание правления РОЦИТ, на котором мы обсудим предложения по развитию форума. Скорее всего, появится серия мероприятий под торговой маркой РИФ, что-то вроде "РИФ-провайдер", "РИФ-дизайнер". Таким образом, мы постараемся "пиковую" нагрузку равномерно распределить на весь год.


Версия для печати (без изображений)