Innovation day — ежегодный форум Microsoft для разработчиков и партнеров, прошедший в Москве в конце сентября, был посвящен трансформации бизнеса разработки и продажи ПО в связи с переходом к облачным вычислениям и платформам. Технологическая часть включала доклады о будущем Windows, переходе на Azure, особенностях SQL Server 11 «Denali» и прочих технических новинок, которые заслуживают отдельных обзоров. Бизнес-часть была призвана прояснить, почему вообще стоит всем этим заниматься, как облачные платформы могут повлиять на прибыль/убытки разработчиков.

Александр Прохоров, ведущий аналитик по рынку ИТ-услуг IDC, привел примеры облачных проектов, стартовавших в России в прошлом или текущем году.

Среди них три применения Microsoft Azure, пять частных «облаков», четыре SaaS-проекта, в том числе в Сбербанке и «Норильском никеле».

Бизнес (включая ИТ-компании), торговля, финансы, телекоммуникации, правительство: так в порядке убывания IDC ранжирует отрасли российской экономики по интересу к «облакам» и готовности их применять. Анализируя российский рынок SaaS 2010 г., IDC характеризует его как низко диверсифицированный, с начальными формами развития сложных решений, например в области безопасности. На этом рынке преобладают приложения для совместной работы (42%), управление взаимодействием с клиентами (20%) и офисные решения (17%). На долю систем управления ресурсами предприятия приходится, по данным IDС, 2% оборотов.

Сравнение с SaaS-рынком США, приведенное Александром Прохоровым, дает совсем иную картину. Сильная диверсификация рынка, значительная доля решений в области безопасности (8%), управления ресурсами предприятия (21%) и бизнес-аналитики (3%), развития сегмента инженерных приложений. CRM принадлежат 15%, приложениям для совместной работы — 14%. При этом важно, что на SaaS приходится 26,6% в сегменте приложений для совместной работы, 5,7% оборота приложений для управления ресурсами предприятия, то есть SaaS-модель уже играет заметную роль на ИТ-рынке в целом. Для нас такие оценки пока просто нет смысла выполнять — доля окажется исчезающе малой.

Чрезвычайно примечательными стали приведенные Прохоровым данные из «IDC North American Cloud Survey», январь 2011 г. Согласно этому исследованию, бизнес-приложения (кроме ERP) по облачной модели используют более 60% американских компаний с численностью менее 500 сотрудников. Около 45% таких фирм работают на облачной электронной почте. Более половины участников рынка применяют облачные HP-модули ERP. Более 60% крупных фирм (более 5 тыс. занятых) используют облачные приложения для дизайна, технического проектирования, исследований, инженерных расчетов.

«Итоги американского ИТ-рынка — это традиционно — прогнозы нашего», — привел Прохоров журналистскую шутку, считая ее в данной ситуации совершенно корректным описанием ситуации с SaaS. Открытым остается только вопрос «это прогноз на какой год?». Во всяком случае, явно не на ближайший.

На сегодня IDC оценивает общий объем рынка облачных услуг в России в 90 млн. долл. и прогнозирует в следующем году выход на уровень в 200 млн. долл. Ключевыми сдерживающими факторами аналитики считают стоимость и доступность Интернета и несовершенство законодательной базы. Важным фактором, который волей-неволей заставит российские компании применять «облака», Прохоров считает демографический кризис, всю остроту которого нам предстоит почувствовать лет через 8–10, когда к работе приступит малочисленное поколение, родившееся в конце девяностых годов. С другой стороны, стоимость владения ИТ-инфраструктурой во всем мире постоянно растет (и довольно быстро), особенно доля электропитания и кондиционирования.

Объем российского рынка облачных услуг (публичных и частных) в 2010 г., по данным IDC, составил 35,08 млн. долл. Его ожидаемые темпы роста должны существенно превысить аналогичные показатели по всему рынку ИТ-услуг в 2011–2015 гг. IDC считает, что к концу 2015 г. объем облачных услуг превысит 1,2 млрд. долл., со среднегодовым темпом роста более 100%. Таким образом, появление рынка облачных технологий в России — свершившийся факт, считает Александр Прохоров. «Хотят ли этого участники рынка ИТ или нет, вопрос в том, кто первым осознает неизбежность этой тенденции и сумеет получить выгоды от нее», — подчеркивает он.

Как получать выгоду на меняющемся рынке? Этот вопрос и обсуждали на «круглом столе» форума основные участники канала продвижения ПО: ISV-партнер, разработчик (Тагир Яппаров, председатель совета директоров, группа компаний «АйТи»), системный интегратор (Сергей Мацоцкий, генеральный директор, IBS), дистрибьютор (Дмитрий Москалёв, генеральный директор, МОНТ).

Тагир Яппаров считает, что реального рынка облачных сервисов в России еще нет и его становление займет много времени. Слишком велики опасения рисков в области безопасности, слишком мало доступно сервисов и приложений. В облачной модели, полагает он, принципиальна сильная централизация, превращение сервиса в потребительский товар, коммодити и, как следствие — переход к действительно тиражным решениям, уход от индивидуальных настроек, бесконечных уникальных модификаций, которые так востребованы сейчас.

Одновременно меняется модель распространения ПО. Вендор продает софт напрямую клиенту, без посредников. Поэтому место разработчика, своей компании, Яппаров видит в создании дополнительных решений к тиражным продуктам вендоров. И хотя модель потребления сервисов движется к типизированным решениям, необходимости интеграции никто не отменяет. Напротив, ее роль лишь растет, а задачи усложняются. В ближайшие годы именно гибридные модели, сочетающие облачные и традиционные решения, будут наиболее востребованы, полагает Яппаров. Он напомнил, что переход на облачную модель развертывания приложений может снизить его ТСО на 50% и более, но сам переход — проект дорогой.

Сергей Мацоцкий предрекает разработчикам небывалый по широте фронт работ и грандиозную загрузку в ближайшие годы: ведь потребуется переписать под облачную модель использования все бэк- и фронт-офисные приложения, офисные продукты, и особенно «самописные» системы. Адаптация традиционного софта под мобильные устройства и их платформы тоже потребует немалых усилий. «Мы не видим границ спроса», — заявляет Мацоцкий.

Роль системных интеграторов, и своей компании в частности, генеральный директор IBS видит в построении частных облаков. «Совсем скоро наконец перестанут строить серверные в офисах», — уверен он, начнется переход на централизованные инфраструктурные решения, а это сложно по всем параметрам, и клиентам в этом деле не обойтись без помощи системных интеграторов.

Частные облака — это технология, а не смена модели продаж, полагает Дмитрий Москалёв. Для разработчиков на первое место выходит маркетинг создаваемых сервисов, роль интеграторов меняется, но остается очень существенной. Меняются формы продаж, но роль дистрибьютора по-прежнему заключается в консолидации отношений. Москалев отмечает, что переход к облачным моделям приведет и к возникновению большого нового сегмента — рынка экспертной оценки сервисов. Будут ли определенные сервисы работать вместе? Какие проблемы при этом возможны и как их избежать? Кто-то должен анализировать ситуацию.

В целом, и в этом солидарны все участники дискуссии, с переходом к «облакам» в области продаж ПО идет размывание стабильного рынка, что дает шансы всем игрокам.


Версия для печати (без изображений)