В сентябре в Москве состоялась конференция Check Point Security Tour. Это мероприятие ежегодно проходит в разных странах мира, но в России оно не проводилось в течение последних нескольких лет.

По словам представителей Check Point, возвращение конференции в Москву свидетельствует о важности и перспективности российского рынка для бизнеса компании. Впервые нашу страну посетили Гил Швед, основатель, генеральный директор и председатель совета директоров Check Point Software Technologies, и Амнон Бар-Лев, президент компании Check Point Software Technologies.

В работе форума приняли участие более 400 специалистов компаний-партнеров и заказчиков, в том числе директора и руководители по информационной безопасности, директора и руководители по ИТ, руководители служб экономической безопасности, генеральные директора.

Одной из ключевых тем конференции стала концепция 3D Security, определяющая обеспечение безопасности как полноценный бизнес-процесс, объединяющий персонал, политики безопасности и контроль их соблюдения на всех уровнях. Большое внимание было уделено таким составляющим концепции, как предотвращение утечек данных, защита мобильной инфраструктуры, строительство защищенных сетей и оптимизация защиты конечных точек. Как отметил Гил Швед, концепция 3D Security хорошо вписывается в российскую политику в области защиты персональных данных, помогая компаниям создать систему упреждающей, более надежной и совершенной защиты.

Также на конференции стало известно об изменениях в российском представительстве компании: обязанности главы вместо Юлии Грековой теперь исполняет Василий Широков, директор по работе с ключевыми заказчиками.

Гил Швед добавил, что два года назад было принято решение сконцентрироваться на перспективных рынках, в число которых вошла и Россия. Специалисты Check Point разработали стратегию работы в этих странах. И сегодня, подводя итоги, руководители компании отмечают, что за эти два года в России удалось достичь хороших результатов: бизнес компании вырос в 3 раза, кроме того, увеличилась доля рынка Check Point. «Мы сделали инвестиции в развитие нашего бизнеса в России, — сказал Гил Швед. — В частности, вдвое увеличена численность московского офиса компании, регулярно проводятся совместные маркетинговые акции. Я встречался с партнерами и клиентами, и мне понятно, в каких направлениях нам следует работать. Одна из важнейших задач — сертификация наших решений в соответствии c российскими требованиями. Многообещающие ниши — облачные вычисления и системы DLP».

Амнон Бар-Лев дал эксклюзивное интервью CRN/RE.

CRN/RE: Что произошло на рынке ИБ за последние несколько лет?

Амнон Бар-Лев: Рынок стал другим. Продолжается процесс консолидации крупнейших производителей. Сейчас в мире порядка шестисот вендоров, предлагающих решения по сетевой безопасности. И многие фирмы увеличиваются за счет покупки других игроков.

Изменилось отношение заказчиков к продуктам и решениям. Мы видим устойчивую тенденцию: клиенты предпочитают пользоваться услугами меньшего количества поставщиков. Вместо того чтобы сотрудничать со многими мелкими производителями нишевых решений, они стремятся работать с одним крупным вендором, который обеспечит их всеми необходимыми решениями.

Еще один момент, связанный с изменениями в политике самих клиентов, обусловлен тем, что сейчас инциденты в сфере ИБ таят серьезную опасность для бизнеса. Угрозы стали более целенаправленными и фокусными. Поэтому заказчики внимательнее относятся к защите своих информационных инфраструктур, у них появилась реальная финансовая мотивация обеспечивать необходимый уровень безопасности.

CRN/RE: Обострилась ли конкуренция на рынке ИБ или часть игроков ушла из этой ниши и работать стало легче?

А. Б.-Л.: Если вы работаете на рынке, где нет конкурентов, значит, вы неправильно выбрали рынок. Наша компания существует почти 18 лет, и мы постоянно конкурируем с сильными соперниками. В сфере обеспечения сетевой безопасности — это Cisco и Juniper. В области защиты конечных точек нам противостоят Symantec и McAfee.

Информационная безопасность — одна из тех ниш ИТ-рынка, где конкуренция была и будет очень острой. Но мы сконцентрированы не на том, чтобы отслеживать действия наших оппонентов, а на том, чтобы предложить заказчикам максимально эффективные решения.

CRN/RE: Как повлиял кризис на бизнес вашей компании? Был ли у вас спад продаж?

А. Б.-Л.: Наши цифры открыты. В 2007 финансовом году оборот компании составил 730,9 млн. долл. В 2008 г. — 808,5 млн. долл., в 2009 г. — 924,4 млн. долл., а в 2010 г. — 1 млрд. 97,8 млн. долл. Таким образом, даже во время острой фазы кризиса провала в бизнесе Check Point не было. Причина в том, что, несмотря на кризис, потребности в обеспечении безопасности сетей постоянно растут. А мы выпускаем действительно надежные и эффективные решения.

CRN/RE: Изменились ли стратегия и приоритеты вашей работы в последние годы? Возможно, вы стали фокусироваться на новых нишах, осваиваете новые направления?

А. Б.-Л.: Конечно, некоторые изменения произошли. Но нельзя сказать, что они носили революционный характер, скорее это было эволюционное развитие. Мы расширяем ассортимент изделий, и за последние три года у нас было несколько знаковых событий. Мы вышли за рамки продуктов в формате ПО. Сейчас мы поставляем и аппаратные решения. Лет 5 назад их в портфеле Check Point еще не было, а сегодня 80% наших продаж приходится на долю «железа». Кроме того, от поставок чисто технических средств мы перешли к предложению законченных решений.

Еще одно изменение связано с тем, что у нас появились так называемые «программные блейды». Это дает возможность делать наши решения модульными, а значит, клиент может сам выбирать то, что ему нужно. Данная архитектура позволяет оперативно создавать и конфигурировать инфраструктуру безопасности, которая соответствует текущим специфическим требованиям бизнеса заказчика и может легко расширяться вместе с ростом требований заказчика либо при появлении новых угроз безопасности.

Check Point собирается стать заметным игроком в сфере обеспечения безопасности ряда коммуникационных решений, в том числе мобильных платформ и решений на базе iPhone. Перспективными считаем области IPS и DLP.

CRN/RE: Каковы, на ваш взгляд, отличия российского рынка от рынков других стран и есть ли у вас специальные программы для работы в России?

А. Б.-Л.: Российский рынок имеет свои особенности. Во-первых, это касается процесса сертификации, которому здесь придают большое значение и который во многом определяет деятельность всех участников цепочки поставок. Во-вторых, ваш рынок в большей степени контролируется и управляется государством.

Мы работаем только через партнеров. Поэтому для России важны локализация продуктов, обучение и сертификация специалистов.


Версия для печати (без изображений)