Несмотря на все наши российские проблемы, а также эпизодические невзгоды, случающиеся с Интернет-бизнесом на Западе, российский И-бизнес набирает обороты. Один из ведущих инвесторов в Рунет — компания ru-Net Holdings, созданная в начале этого года и объявившая своей целью вложение капитала и других ресурсов в ведущие Интернет-компании и проекты в России и других странах бывшего СССР. О стратегии деятельности ru-Net Holdings, о своем видении перспектив И-бизнеса в нашей стране в беседе с заместителем главного редактора CRN/RE Александром Плитманом рассказывают генеральный директор компании Джейсон Доунс и вице-президент по маркетингу Бернард Люке.

CRN/RE: Какие сегменты бизнеса, связанного с Интернетом, вы считаете наиболее перспективными в России?

Д. Д.: Здесь очень важен фактор времени. Рынок В2В еще очень молод. Поэтому пока наиболее многообещающие сегменты — это Интернет-услуги, включая разработку необходимого ПО, а также В2С. Последний, в частности, потому, что он воздействует на воображение потенциальных клиентов и растет довольно быстро. К сожалению, пока пользовательская база в России довольно мала и то меньшинство, которое сейчас пользуется Интернетом, может быть не очень представительно с точки зрения оценки потребностей будущей зрелой клиентской базы и выявления перспективных сегментов рынка. Но уже сейчас понятно, что в таких традиционных секторах В2С, как торговля книгами, видеокассетами или аудиозаписями, И-компании, имеющие хорошо развитую систему доставки, вполне конкурентоспособны по сравнению с традиционной розничной торговлей. В США потребовались огромные усилия и финансовые ресурсы, чтобы сделать Amazon.com конкурентоспособной в борьбе с обычными сетями книжных магазинов вроде Barns&Nobel. В России затраты для выведения онлайновой торговли на сходный уровень гораздо ниже, поскольку здесь пока нет крупных торговых сетей, нет брэндов, несравненно меньше ассортимент товаров. Сегодня это дает определенные преимущества и перспективу таким онлайновым магазинам, как "Озон", и способствует прибыльности их бизнеса.

Б. Л.: Безусловно, В2В — гораздо более крупный рынок с точки зрения проходящих финансовых потоков и очень перспективный, но в России он должен созреть. Возможно, это произойдет уже в следующем году и тогда он привлечет внимание инвесторов. Крупные инвестиции в сегмент В2В должны прийти и уже приходят из заинтересованных отраслей промышленности.

CRN/RE: Считается, что недостаточная аудитория Интернета и слабость инфраструктуры доставки в России существенно больше препятствуют развитию В2С, чем В2В.

Д. Д.: Я думаю, что эти препятствия — общие для обоих секторов И-бизнеса. Разница лишь в масштабе. Сейчас объем бизнеса в сегменте В2С недостаточен, чтобы пользоваться существующими каналами доставки. Скажем, можно послать книгу из Москвы в Новосибирск машиной — это обойдется, к примеру, в 3 долл. при стоимости самой книги 1 долл. Но если ежемесячно посылать в Новосибирск книги на 2 тыс. долл., то подобные транспортные издержки будут приемлемы.

Б. Л.: Что касается первого аргумента — слишком мало пользователей, то я всегда удивляюсь подобной интерпретации. В абсолютных величинах количество пользователей Интернета в России в настоящее время сравнимо с количеством клиентов на каком-либо меньшем по величине, но более продвинутом рынке. Но аудитория Интернета в России растет гораздо быстрее!

CRN/RE: С фронта И-бизнеса в США время от времени поступают неблагоприятные известия: то резко падает индекс NASDAQ, то проблемы у Amazon.com... Как это влияет на российский И-бизнес?

Д. Д.: Действительно, в США удар был очень сильным. Но нам очень повезло с нашим американским партнером — фирмой Rex Capital, которая всегда держит нас в курсе происходящего на рынке. Общая тенденция, наблюдаемая в этом году на NASDAQ и в целом на рынке высоких технологий, — это фокус на реальный бизнес. Сейчас стратегия "привлечь инвестиции, чтобы развивать бизнес, потом опять привлечь инвестиции, чтобы его поддерживать, и т.д." уже считается не очень жизнеспособной, инвесторов больше интересуют небольшие компании с реальным потоком капитала.

Б. Л.: Западные аналитики полагают, что коррекция NASDAQ была необходима на этом этапе развития, чтобы избежать более масштабного кризиса в будущем. На мой взгляд, для развития Рунета хорошо, что она произошла тогда, когда произошла, в противном случае многие российские компании из числа менее достойных получили бы легкий доступ к инвестициям.

Д. Д.: Примеры мы уже видели. Если бы в России было больше свободного капитала, то подобные компании могли бы получить значительные инвестиции и эти вложения были бы потеряны. Именно на первой стадии профессиональные инвесторы и менеджеры внимательно работают с каждой компанией, чтобы оценить ее перспективы. Именно на этой стадии ее менеджмент должен ответить на вопросы: "Почему мы выбрали именно этот сегмент рынка?", "Кто наши конкуренты?", "Какова наша бизнес-модель?" и т.д. И если они отвечают, что, мол, "мы — российский Amazon" или "мы — российский Yahoo", это значит, что они ориентируются в технологии, умеют сделать Web-сайт, но не имеют представления о реальном бизнесе. В первой половине года действительно были очень нереалистичные оценки стоимости отдельных продуктов и объема российского рынка. Например, в ответ на мой вопрос об объеме рынка многие ссылались на численность населения России в сравнении с США. Последние 2-3 месяца оценки стали более реалистичными.

CRN/RE: Отмеченное вами смещение интереса к компаниям реального сектора — это устойчивая тенденция?

Д. Д.: Рынок развивается циклически, всегда находясь в поиске новых направлений бизнеса, новых компаний, в которые выгодно вкладывать средства. Вполне возможно, что через полгода на рынке высоких технологий появится какая-то новая идея или новый суперперспективный проект. Если вспомнить, то 1996 г. был годом порталов, 1997 г. — годом В2С и все увлекались Amazon.com, в начале 1999 г. мы наблюдали бум вокруг В2В, а в конце того же года — вокруг протокола WАР, текущий год проходит под знаком м-бизнеса. Но сейчас, в отличие от прежних лет, инвесторы считают главным фактором время, необходимое для выхода проекта на прибыльную работу. К счастью, в нашей компании работают люди, которые вышли из среды российского бизнеса, в частности компаний Barings Vostok и United Financial Group. Мы реалисты и, придя на российский рынок, с самого начала стремимся создавать работающий бизнес. Например, при выборе проекта "Озон" главным аргументом было время достижения прибыльности. Поэтому мы очень тщательно относимся к выбору объектов инвестирования, и инвестировали только в две компании.

CRN/RE: Какова стратегия деятельности ru-Net Holdings в России?

Д. Д.: Наша стратегия — вкладывать средства в различные сегменты Рунета, и на протяжении этого года она не изменилась. При этом мы фокусируемся на одном—двух лидерах каждого сегмента. Наша цель — иметь сеть компаний, которые, будучи нацелены на лидерство в своем сегменте И-бизнеса, могли бы взаимодействовать, помогать друг другу. Кроме того, такая стратегия позволяет инвестору получить диверсифицированный портфель и доступ к ведущим компаниям, к будущим "голубым фишкам" Рунета. Переход к "новой" экономике может породить новых лидеров, новые финансовые потоки, и ru-Net Holdings хочет занять такие позиции, чтобы не упустить возможно большую часть этих потоков из разных областей. Поэтому мы инвестировали и в И-магазин Ozon.ru, и в горизонтальный портал "Яндекс". В то же время розничная Интернет-торговля невозможна без эффективной системы электронной торговли с поставщиками и дистрибьюторами, без системы электронных платежей, т.е. ресурсов типа В2В, а для функционирования горизонтального портала нужны электронные СМИ, нужны метрики СМИ, детальная статистика посещений портала и т.д. А фундаментом всего этого является огромная сфера электронных услуг и разработки ПО. Суммируя, можно сказать, что наша стратегия концентрируется на трех основных направлениях — В2В, электронные СМИ и электронные услуги.

CRN/RE: Могут ли заинтересовать инвесторов в России компании, предоставляющие услуги по доставке и выполнению заказов?

Д. Д.: Думаю, что да — в случае если их бизнес масштабируем. Дело в том, что в российском бизнесе много компаний, которые хорошо делают то, что делают. Они успешно работают, эксплуатируя те или иные личные связи или слабости окружающей ситуации. Но они не масштабируемы, чтобы они отвечали новым требованиям, их пришлось бы кардинально перестраивать.

CRN/RE: Ваше мнение о роли традиционных игроков компьютерного рынка в развитии И-бизнеса.

Д. Д.: Если говорить о ситуации на Западе, то из трех сегментов рынка — дистрибуция (включая выполнение заказов), системная интеграция и реселлерский бизнес, я вижу наибольший потенциал для первого и третьего сегментов. Системная интеграция — это очень солидный, прибыльный и стабильный бизнес. Но системные интеграторы развиваются сейчас медленнее, чем компании, занимающиеся И-бизнесом.

CRN/RE: Кто будет доминировать в области оказания Web-услуг: новые Web-интеграторы или традиционные системные интеграторы, которые сейчас поворачиваются в сторону Web-интеграции?

Д. Д.: Это сложный вопрос. Игра только началась, и будет интересно за ней следить. Менталитет и корпоративная культура этих категорий компаний сильно различаются. И если освоить новые технологии нетрудно, то переступить различия в менталитете сложнее. Для Web-интеграторов характерны полностью открытый образ мысли: открытость при выборе бизнес-партнеров, открытая архитектура (я имею в виду не техническую сторону) и т.д. Web-интегратор больше ориентирован на налаживание связей между уже существующими поставщиками услуг, даже если они его и не вполне устраивают. А системные интеграторы, на мой взгляд, более ориентированы на процесс, они изучают бизнес-процессы уже существующей системы, стремясь создать адекватную им систему управления. Я не думаю, что в этой игре возможны "чистая победа" или "чистый проигрыш" Web-интеграторов или системных интеграторов. Скорее всего, будет происходить конвергенция, они будут двигаться навстречу друг другу.

CRN/RE: Ваше отношение к термину "новая" экономика?

Б. Л.: Он полезен, потому что нужен короткий термин, который бы описывал то, что происходит сейчас на рынке в связи с Интернетом. Этим термином пользуются многие люди, в том числе и те, кто не понимает, что за ним стоит. Но в определенной степени он верен, потому что в экономике появились совершенно новые тенденции и явления.

Д. Д.: На мой взгляд, сами по себе сегменты бизнеса В2С и В2В нельзя отнести к "новой" экономике, просто они используют другой способ связи с покупателем. А вот предоставляемые здесь электронные услуги — это "новая" экономика. Компании, которые поставляют для И-торговли технологии, позволяющие по-новому взаимодействовать с поставщиками и клиентами, — это элементы "новой" экономики. Скажем, фирмы по доставке товаров существовали и раньше, но фирмы по выполнению заказов, обслуживающие торговлю В2В и В2С, настолько связаны с развитием Интернет-коммерции, что я тоже отнес бы их к "новой" экономике.


Версия для печати (без изображений)