В конце прошлого года произошло событие, которого деловые круги ждали целых 18 лет. Россия наконец-то вступила в ВТО. Точнее, министерская конференция Всемирной торговой организации одобрила решение о присоединении России к этому союзу. Соответствующий протокол подписали глава ВТО Паскаль Лами и министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина. Вручив нашему министру табличку с надписью «Russian Federation», символизирующую окончание переговорного процесса, Лами выразил надежду, что Россия станет одним из лидеров международного «торгового клуба».

Принимая поздравления, ­Эльвира Набиуллина отметила, что теперь правила организации будут регулировать более 97% мировой торговли. «Мировая экономика переживает сегодня не лучшие времена, — сказала она. — В этот период всегда возникают риски роста протекционизма. Присоединяясь к ВТО, мы готовы активно противодействовать таким рискам. Поэтому для нас завершение перегово­ров — это не финиш, а старт».

Действительно, основная работа по интеграции России в мировую торговую систему только начинается. Сам процесс вхождения в ВТО еще далек от завершения. России дано 220 дней на проведение внутренних ратификационных процедур. Лишь после подписания всего пакета документов в Госдуме и заклю­чительной подписи президента страна станет полноправным членом организации. Таким образом, Россия официально вступит в ВТО не позднее июля.

Но даже после этого мало что изменится. Переход на торговлю по правилам ВТО будет долгим и постепенным. До 2020 г. Россия сохранит фактически «тепличные» условия. За долгие годы переговоров, как утверждают эксперты, Москве удалось отстоять почти все свои интересы, а может быть, и немного больше.

В первые три года подешевеют импортные машины, техника и продукты. К 2013 г. пошлина на новые автомобили упадет с 30 до 25%, к 2019 г. — до 15%. Сегодня в наших аптеках 70% медикаментов — импортные. ­Тарифы на их ввоз уменьшат втрое: с 15 до 5%. Также предусмотрено снижение пошлин на широкофюзеляжные самолеты с 20 до 7,5% за четыре года и на узкофюзеляжные — с 20 до 12% в течение семи лет. Резко упадет в цене сотовая связь: в 2015 г. в Россию придут зарубежные операторы. А с появлением западных банков и страховых компаний более цивилизованными станут отношения и в этих сферах. Самый длинный переходный период — 8 лет — установлен для мяса и птицы. Государство будет специально сдерживать обвал цен на эту продукцию.

Вообще, ВТО — это клуб с довольно гибкими условиями. Новичкам дают время на адаптацию, обделенным климатом и ресурсами — льготы. В случае притеснений можно жаловаться в комиссию по спорам. «Если почувствуем, что захлебываемся в импорте, вмешаемся, у нас есть это право и специальные защитные механизмы», — заверил Максим Медведков, глава российской делегации на пере­говорах по вступлению России в ВТО, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития и торговли РФ.

Страхи и мифы про ВТО будут жить еще долго. Чаще всего обывателя пугают тем, что умрет село, рынок будет завален продуктами непонятного происхождения, окончательно «загнутся» такие отрасли, как автомобиле- и авиастроение. Но на самом деле именно рядовой покупатель первым должен заметить улучшения — ведь за него начнут по-настоящему сражаться.

Плюсы от вступления в организацию бесспорны. Во-первых, политический аспект: быть членом ВТО престижно в глазах иностранных инвесторов. Есть надежда, что членство в ВТО обернется для России притоком дополнительных инвестиций, поскольку зарубежные инвесторы будут чувствовать себя более защищенными. Во-вторых, Россия получает новый механизм разрешения споров с международным торговым сообществом. При умелом использовании этого механизма страна сможет эффективнее защищать своих экспортеров. В-третьих, членство в ВТО должно подстегнуть наших производителей непрерывно повышать качество и конкурентоспособность продукции. Наконец, Россия сможет участвовать в выработке правил международной торговли с учетом своих национальных интересов.

Как отметил бывший министр финансов Алексей Кудрин, вступление в ВТО положительно скажется на темпах экономического роста РФ. «По моим оценкам, присоединение даст 3–4% дополнительного прироста ВВП за 10 лет. Примерно 0,4% в год. Это серьезная прибавка, — сказал он. — Мы больше сможем производить, больше будет рабочих мест и инвестиций, потому что сможем торговать на других рынках более свободно, сможем расширять производства более смело».

Кудрин добавил, что со вступлением в ВТО Россия начинает играть по правилам, которые установлены в мире, а это означает, что мы получаем четкие ориентиры по всей внешнеэкономической политике. «Мы переходим в прозрачную систему, в правила, по которым у нас ­могут работать, и совершенно на тех же условиях, зеркально, мы имеем право работать во всех странах. Это задаст и новую планку, и новые правила для развития бизнеса в России, — подчеркнул экс-министр. — Россия теперь может стать площадкой для развития бизнеса с целью экспорта в другие страны в большей степени, чем было раньше. Если кто-то хотел производить у нас в России, а мы не были членом ВТО, то доступ продукции, произведенной в России, на рынки других стран был затруднен».

Революционных изменений не предвидится

Что же принесет вступление в ВТО российскому ИТ-рынку? Чего ждут его игроки, к чему готовятся?

«Рассуждать о том, что и как изменится в ИТ-отрасли страны после вступления в ВТО, преждевременно, — считает Георгий Козелецкий, вице-президент по региональному развитию компании OCS. — Во-первых, сам процесс подразумевает многолетний переходный период, за это время много чего произойдет. Во-вторых, Россия — член Таможенного Союза, а два его других участника — Белоруссия и Казахстан, членами ВТО не являются, и что окажется ближе — ВТО или Единое эконо­мическое пространство, — нам неведомо. В-третьих, ИТ-отрасль не является приоритетной для властей».

По мнению Козелецкого, для российской ИТ-отрасли вступление в ВТО не означа­ет ничего: ни глобальных уг­роз, ни новых возможностей ни для разработчиков и производителей, абсолютное большинство из которых являются иностранными компаниями, ни для прочих участников рынка — дист­рибьюторов, реселлеров и инте­граторов, которые, наоборот, — наши. Да, на ИТ-рынке могут произойти любые изменения — цены и пошлины вырастут или, наоборот, упадут, обязательно появятся новые игроки и исчезнут старые, налоги поднимут или вообще отменят. Все эти серьезные и привычные для рынка процессы по-прежнему будут слабо связаны с неспешным, постепенным вступлением страны в ВТО.

«Событие, которого так долго ждали, сегодня вызывает неоднозначные и часто полярные реакции. Членство в ВТО выгодно прежде всего компаниям, ориентированным на экспорт. Они получат доступ на новые рынки, дополнительные возможности роста и развития производств. А вот игроки, ориентированные на внутренний рынок, окажутся в более жестких конкурентных условиях, — утверждает Алексей Носов, коммерческий директор компании Landata. — Для всех участников рынка вступление в ВТО имеет как негативные, так и позитивные стороны».

Что касается розницы, то для этого сегмента очевидны плюсы выхода на российский рынок мировых дистрибьюторов со своими ценами. Но вместе с этими дистрибьюторами появятся и новые розничные компании. Еще большее развитие получит интернет-торговля, что может стать дополнительной угрозой для российской розницы. Системные интеграторы, ориентированные на реализацию проектов, менее уязвимы, поскольку значительную долю в их продажах занимают услуги по разработке и внедрению проектов. У зарубежных вендоров появится шанс укрепить свои позиции: снижение цен может вызвать рост спроса. В благоприятных условиях окажутся конечные потребители, которые, в конечном итоге, получат более широкий выбор продуктов по меньшей цене.

«Вся экономика, включая ИТ-рынок, находится в ожи­дании: обязательства сторон не задекларированы и правила игры не сформированы, поэтому пока рано говорить о том, будет ли нам какая-либо выгода или, наоборот, наши компании проиграют от вступления Рос­сии в ВТО», — считает Сергей Минаев, директор по развитию компании QNAP Россия. Компания QNAP, являясь частным иностранным вендором, во многом свободна от непосредственного влияния или поддержки ­государства как у себя на родине — на Тайване, так и тем более в России. В этом есть свои плюсы и минусы, но главное, как говорят в представительстве вендора, вступление в ВТО не должно кардинально отразиться на механизмах работы QNAP в России. Так что поставщик не видит для себя потенциальных угроз на данном этапе.

«Дать однозначную оценку, как на ИТ-рынок повлияет вступление России в ВТО, сегодня слож­но, — говорит Михаил Прибочий, генеральный директор компании „Аксофт“. — Окончательные прогнозы можно будет делать после подписания и обнародования всех догово­ренностей и законодательных изменений, которые за этим последуют».

Как сообщил Александр Голиков, председатель совета директоров компании АСКОН, вступление в ВТО практически никак не отразится на софтверной отрасли и окажет только косвенное влияние. В новых реалиях целые отрасли экономики, в частности обрабатывающая промышленность, высокотехнологичные сектора, столкнутся с усилением конкурентного давления со стороны иностранных поставщиков. С высокой вероятностью можно утверждать, что часть предприятий в новых условиях не выживет. Постепенное снижение таможенных пошлин создает угрозу потери части рынка для наших промышленных предприятий и повлечет за собой рост импорта, что приведет к снижению финансовых возможностей российских производителей и соответственно к сокращению ИТ-затрат. Это понижающий тренд для софтверной отрасли.

С другой стороны, заметил Голиков, рост конкуренции будет стимулировать руководи­телей предприятий экстренно повышать внутреннюю эффективность. А ее достижение невозможно без применения современных ИТ-систем, что создаст встречный положительный тренд роста инвестиций в ИТ-инфраструктуру. При этом требовательность заказчиков качественно возрастет, они будут ориенти­рованы исключительно на получение конкретного результата от вложений в ИТ.

Руководители других ИТ-компаний более оптимистично смотрят на присоединение нашей страны к ВТО. Как говорит ­Владимир Разуваев, директор по правовому обеспечению, глава департамента управления ­лицензиями компании Softline, участники рынка ждут позитивных изменений от упрощения таможенных процедур, уменьшения пошлин, что актуально для поставщиков аппаратного обеспечения. Ведь в большинстве случаев используется оборудование именно иностранного производства.

По мнению Марата Гуриева, директора государственных программ представительства IBM в России и СНГ, вступление страны в ВТО выгодно участникам ИТ-рынка. «Россия к тому же, скорее всего, присоединится к специальному соглашению, которое „обнуляет“ пошлины на ИТ и стремится к устранению нетарифных ограничений в данной области, — сказал Гуриев. — Эти преобразования приведут к значительному росту российского ИТ-рынка и конкурентных преимуществ наших технологий. В случае реализации оптимистичного сценария — присоединения к соглашению по ИТ — выиграет в первую очередь конечный потребитель, поскольку продукты и решения станут дешевле. Соответственно возрастет и уровень потребления техно­логий населением, бизнесом, государственными структурами, организациями некоммерческого сектора».

Алексей Шалагинов, директор по решениям для корпоративных заказчиков представительства Huawei Technologies, убежден, что выгоды от членства страны в ВТО заметят в первую очередь конечные потребители — в виде снижения стоимости и повышения качества продуктов и услуг за счет отмены барьеров. Не секрет, что за многое из того, что мы видим в магазинах, мы переплачиваем, и немало. Прежде всего за счет таможенных пошлин. «Недавно я привез сыну MacBook Air из Испании, там он стоил процентов на 20 дешевле, чем в России, — говорит Шалагинов. — Еще и НДС на границе вернули».

«Вступление в ВТО подразумевает поэтапное снижение таможенных пошлин. Безусловно, это приведет и к пропорциональному снижению цен для потребителя, — отмечает Константин Шляхов, генеральный менеджер компании „Марвел-Дистрибуция“. — Что касается прибыльности, то вступление в ВТО едва ли повлияет на этот показатель. Дело в том, что доходность дистрибьюторов в России уже сейчас примерно соответствует общемировому уровню».

Надо отметить, что не все специалисты уверены в том, что стоимость ИТ-продукции будет снижаться. Конечно, по логике вещей при уменьшении пошлин цены должны также пойти вниз, но разве в нашей стране когда-нибудь законы логики работали? «Все мы помним пример начала 2008 г., когда вступили в силу изменения в Налоговом кодексе России, отменившие НДС в отношении операций по заключению лицензионных договоров по передаче прав на некоторые результаты интеллектуальной деятельности, — говорит Владимир Разуваев. — Многие ожидали, что стоимость ПО снизится, однако этого не произошло. Думаю, этого не случится и в связи с уменьшением таможенных ­пошлин в отношении аппарат­ного обеспечения, ввозимого из-за границы».

Татьяна Андреева, директор по развитию бизнеса компании MERLION, считает, что вступление России в ВТО отразится главным образом на тех секторах рынка, где заметна доля отечественного производителя, поскольку обострится конкуренция с импортными товарами. Российский ИТ-рынок не обладает большой производственной базой, основные обороты формируют продажи оборудования, ПО, а также услуг, таких как системная интеграция и разработка ПО. Поэтому в краткосрочной перспективе заметных изменений на рынке не будет.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то снижение импортных пошлин и упрощение таможенных процедур может подтолкнуть крупных вендоров к ускоренному открытию собственных складов и принятию на себя части логистических функций. «Ничего нового в этой тенденции нет, очевидно, что в перспективе роль дистрибьютора будет смещаться от логистики к развитию канала продаж и предоставлению дополнительных финансовых и маркетинговых сервисов, — говорит Татьяна Андреева. — Наша компания уже сегодня адаптируется под этот тренд, мы постоянно наращиваем и оптимизируем спектр дополнительных услуг для партнеров. Никаких резких изменений и потрясений на российском ИТ-рынке в этом году мы не прогнозируем».

Это относится и к ценам. Возможно, изменения здесь будут небольшие и коснутся в первую очередь «коробочных» продуктов. Но на уровне прибыльности компаний это не скажется. Прибыльность зависит не от размера импортных пошлин, которые одинаковы для всех участников рынка, а от эффективности внутренних бизнес-процессов и оптимизации расходов компании.

Для игроков рынка ИКТ, по словам Шалагинова, будут как плюсы, так и минусы. Выиграют от вступления в ВТО те компании, которые ведут бизнес честно, не «наваривая» на сбыте «серой» техники. А для некоторых наступят трудные времена, поскольку не все готовы к новым правилам игры, без «откатов» и «распилов».

Константин Шляхов подчеркнул, что вступление в ВТО само по себе не решает вопроса прозрачности и открытости бизнеса, а именно от этого в значительной степени зависит приход в страну новых вендоров и международных дистрибьюторов. В то же время вполне логично ожидать появления в России ­зарубежных дистрибьюторов, ретейлеров и интеграторов, что, в свою очередь, заметно ужесточит и без того немалую конкуренцию на рынке.

Шляхов добавил, что «Марвел-Дистрибуция» уже много лет работает на рынках Казахстана, Армении, Азербайджана, Украины и других стран СНГ. И на эту деятельность вступление России в ВТО никак не повлияет. Значительное воздействие оказало и еще окажет создаваемое единое таможенное пространство. Что касается отечественных производителей, то в этой сфере, по оценке Шляхова, вряд ли произойдут значительные изменения, поскольку продукция международных компаний всегда присутствовала на российском рынке.

По мнению Вячеслава Орехова, заместителя генерального директора SAP СНГ, директора департамента по работе с быстрорастущими компаниями, выгода от вхождения страны в ВТО для той или иной фирмы зависит от ее профиля. В частности, имеет значение, чем именно зани­мается ИТ-компания и насколько ее продукт востребован на рынке. ВТО диктует свои правила, что автоматически отражается на бизнесе: условия становятся жестче и неконкурентоспособные компании вынуждены либо прекратить свое существование, либо повышать эффективность.

Для SAP, как компании, занимающейся бизнес-приложениями, вступление России в ВТО однозначно выгодно. Станет существенно меньше фирм, которые не желают совершенствоваться. «Те же, кто будет и дальше работать над повышением эффективности своей деятельности, скорее всего, обратятся к нам за соответствующим инструментарием», — сказал Вячеслав Орехов.

«Присоединение к ВТО все­гда увеличивает конкуренцию в любом секторе экономики, потому что ликвидирует льготы для местных фирм, — отметил Дмитрий Жуковский, вице-президент компании Acronis по управлению продуктами. — И рынок ПО здесь не исключение».

«Я не думаю, что после вступления в ВТО в Россию ринутся новые игроки, — говорит Татьяна Андреева. — Наш ИТ-рынок отнюдь не заповедник с тепличными условиями. Дистрибьюторы точно так же работают на минимальной марже. Что касается отлаженности работы, то прошедший финансовый кризис ­заставил российские компании оптимизировать свои бизнес-процессы, и я считаю, что по степени эффективности работы наши игроки канала сбыта могут успешно конкурировать с зарубежными коллегами».

Как отметил Сергей Васюк, глава представительства D-Link в странах СНГ и Балтии, крупные российские дистрибьюторы уже работают по «европейской» модели: на минимальной марже, зарабатывая на обороте. Естест­венно, будут периоды выравнивания цен, поскольку европейские цены и цены российских дистри­бьюторов нередко разнятся.

По мнению Алексея Носова, конкуренция во всех сегментах ИТ-бизнеса, в том числе в дистрибуции, обострится. Причем наиболее уязвимыми окажутся игроки канала, основной бизнес которых это box-moving. Серьезным преимуществом российских дистрибьюторов станет глубокое знание специфики местного рынка и уже наработанная партнерская база, более эффективная оценка рисков и возможностей в проектах.

Михаил Прибочий добавил, что приход на российский рынок зарубежных компаний с отлаженными механизмами работы и низкой маржей создаст определенные предпосылки для снижения цен, улучшения качества услуг и товаров, что выгодно для конечных потребителей. С другой стороны, появление новых участников станет угрозой игрокам ИТ-рынка, создавая высокую конкуренцию, вынуждая всех сражаться за прибыль и сохранение своих позиций. Непреодолимых барьеров для прихода к нам зарубежных компаний не существует. Поэтому все, кто хотел закрепиться на внутреннем рынке, уже давно могли это сделать.

«Многим компаниям придется пересмотреть структуру своего бизнеса, предстоит работать в более жестких ценовых условиях, на плаву останутся наиболее сильные и опытные игроки», — подытожил Алексей Носов.

Не надо забывать, что вхождение именно в дистрибьюторский сегмент в стране с такой огромной территорией потребует от нового игрока колоссальных вложений, которые наши компании делали на протяжении многих лет. Так что вряд ли западные конкуренты — дистрибьюторы смогут быстро войти на российский рынок, разве что через покупки или слияния.

На усиление конкуренции после вступления в ВТО указывает и Марат Гуриев, но он считает, что этот фактор надо оценивать как положительный, поскольку возросшая конкуренция будет стимулировать российские компании к росту и технологическим прорывам. «Международная практика показывает, что ИТ развиваются столь стремительно именно благодаря конкуренции. Конечно, мы можем стать свидетелями самых разных последствий вступления России в ВТО: в какой-то момент перемены могут сказаться негативно на бизнесе дистрибьюторов, потому что нужно будет приспосабливаться к более динамичным условиям работы. Не факт, что в выигрыше окажутся международные вендоры, ведь им, как и российским компаниям, потребуется время на то, чтобы адаптироваться и реорганизовать свою деятельность», — сказал Гуриев.

Вячеслав Орехов убежден, что вступление страны в ВТО вряд ли скажется на прибыльности компаний, оказывающих интеграционные, консалтинговые услу­ги. Их уровень дохода от этого не зависит, так как большая часть себестоимости услуг — это затраты на персонал.

«В краткосрочной перспективе больших выгод не предвидится, за исключением снижения уровня ввозных пошлин, — говорит Сергей Васюк. — С точки зрения финансов возможно упрощение инвестирования со стороны иностранных компаний. Россия станет более прозрачной для иностранных инвесторов, и российские производители будут крепнуть. В связи с удорожанием рабочей силы в Китае и при либерализации инвестиционных правил в России есть вероятность, что производство в нашей стране, несмотря на достаточно высокую стоимость рабочей силы, будет конкурентно по сравнению с производством в Китае».

Марат Гуриев добавил, что благодаря вступлению в ВТО Россия сможет занять более существенный сегмент мирового рынка ИТ. «При открытом рынке барьеры на пути российских технологий станут ниже, не потребуется создавать большого количества международных представительств, будут отлажены новые цепочки взаимодействия в развитии разных информационных продуктов, — говорит он. — Надеюсь, что после присоединения России к ВТО накопленным в стране опытом создания продуктов на основе свободного ПО заинтересуются потребители за рубежом. Вообще, разработчики ПО получат большое преимущество, которое заключается еще и в том, что будут сняты барьеры для наших дист­рибьюторов для выхода за пределы внутреннего рынка. До вступления в ВТО российские дистрибьюторы испытывали сложности, реализовывая ИТ-продукцию в других странах».

После вступления в ВТО, как считает Гуриев, произойдет определенное перераспределение позиций на рынке. Он отмечает, что квалификация российских интеграторов оценивается международным профессиональным сообществом как очень высокая. А мировой ИТ-рынок испытывает растущий дефицит специалистов. Технологии развиваются настолько быстро, что рынку не хватает ресурсов, чтобы их осваивать. Снятие барьеров и создание дополнительных возможностей профессиональной реализации за границей позволит наконец перестроиться любой профессиональной команде, объективно подойдя к вопросу о распределении объема работы внутри страны и за ее пределами. Творческий потенциал профессионалов и квалификация ИТ-специалистов могут быть использованы более эффективно.

Несколько слов надо сказать о перспективах либерализации банковской системы. Этот процесс, по мнению Алексея Носова, будет иметь одинаковые последствия для всех игроков рынка, в том числе и для сектора ИТ. Какие-то банки перестанут существовать, в то же время на рынок придут новые организации с новыми услугами и более привлекательными сервисами. Кредиты могут стать доступнее, а условия ведения бизнеса более прозрачными. По сути, любая компания оказывается в роли конечного пользователя банковской системы и может получить расширенный выбор предложений по более разумной цене.

Александр Голиков убежден, что приход зарубежных банков и либерализация банковской системы окажет исключительно положительное влияние. Сейчас российским ИТ-компаниям трудно получать кредиты, в отличие от западных конкурентов. Так что увеличение конкуренции в банковской сфере, в том числе между зарубежными игроками, окажется ИТ-индустрии только на руку.


Версия для печати (без изображений)