«Сколково» — не территория. «Сколково» — идеология.
Жорес Алферов, академик, лауреат Нобелевской премии по физике за 2000 г., сопредседатель Консультативного научного совета Фонда «Сколково»

Немного хронологии

12.11.2009. Президент РФ Дмитрий Медведев в своем ежегодном послании Федеральному Собранию высказал идею создания в России мощного центра исследований и разработок по всем приоритетным направлениям — «если хотите, по примеру Силиконовой долины».

31.12.2009. Создана Рабочая группа по разработке проекта создания территориально обособленного комплекса для разви­тия исследований и разработок и коммерциализации их результатов, руководителем назначен Владислав Сурков, первый зам­главы Администрации Президента РФ.

15.02.2010. В статье «Чудо возможно» (газета «Ведомости») Владислав Сурков впервые рассказал, зачем нужен такой комплекс, и назвал возможные места его размещения — Томск, Новосибирск, Санкт-Петербург, Обнинск, Дубна, окрестности Москвы.

18.03.2010. Выбор пал на подмосковное Сколково, объявил Дмитрий Медведев: «Будем строить этот центр в том месте, где у нас уже есть неплохой задел для того, чтобы это сделать быстро. Скорость имеет особое значение, поэтому будем стро­ить его в Сколково». Через два дня Владислав Сурков в телеэфире сказал, что собственно строительные работы могут занять от трех до семи лет: сначала будет строиться ядро города, потом оно будет разрастаться уже в значительной степени ­самостоятельно, без участия ­государства. Научная же среда, по его мнению, может сформироваться за 10–15 лет: «Это то время, за которое может возникнуть цепная реакция, которую трудно будет остановить, и возникнет волна изобретений российского происхождения».

19.06.2010. Объявлено, что совет Фонда «Сколково» (полное название — Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий) возглавят два сопредседателя: Крейг Барретт, экс-руководитель корпорации Intel, и Виктор Вексельберг, глава наблюдательного комитета группы компаний «Ренова», он же президент Фонда «Сколково».

28.09.2010. Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон «Об инновационном центре „Скол­ково“» , регулирующий ­основные условия создания, функционирования и жизнедеятельности на его территории.

Вокруг «Сколково»: сомнения и пессимизм

С самого начала доминировало негативное и скептическое от­ношение к проекту «Сколково». Особенно в ИТ-сообществе.

Никто еще не видел бизнес-плана (которого не было), не знал параметров проекта (которые еще только намечались), по сути обсуждалось нечто на уровне идеи. Да, интересной, звучной, но во что она выльется на деле, никто не представлял.

С течением времени первоначальный «туман» рассеивался, проект стал обретать более реальные черты, но он по-преж­нему вызывал много споров, критики и насмешек (как бы из задуманной «Силиконовой ­долины» не получился «Кремлевский овраг»). По словам одного из участников обсуждения проекта, даже Владислав Сурков был очень озабочен, даже удручен скептическими ожиданиями общества и опасениями, что опять ничего не получится.

Очередная PR-акция власти или очередной большой распил — вот, пожалуй, два самых популярных «на бытовом уровне» мнения о «Сколково». Что касается более содержательных возражений, которые в разное время выдвигали (и выдвигают) оппо­ненты проекта (в частности, в ходе дискуссий на конференциях IT-Summit), то вот несколько наиболее важных.

1. Этот проект отвлекает внимание власти от решения главных задач. Все-таки государство должно заниматься не разовыми образцово-показательными проек­тами, а прежде всего выступать в роли регулятора экономических отношений, создавать благоприятные условия для бизнеса, улучшать инвестиционный климат. А условия ведения бизнеса в стране, к сожалению, лучше не становятся.

2. Вместо того чтобы выделять десятки миллиардов рублей на «Сколково», лучше поддержать ведущие отечественные университеты и академические институты.

3. Вместо того чтобы строить инноград на пустом месте, следовало бы делать это на базе одного из наукоградов или ведущих университетов.

4. Основное внимание в «Скол­ково» уделяется стартапам, в том числе коммерциализации раз­работок студентов будущего университета. Но большинство успешных предпринимателей приходят не со студенческой скамьи, кузницей кадров является в основном ИТ-отрасль. А тех, кто занимается реальным бизнесом, создает инновации, в «Сколково» не приглашают.

5. Крупные западные ком­пании призывают создавать в «тепличных» условиях «Скол­ково» свои центры R&D. Они будут нанимать лучших специалистов, успешные разработки повысят их собственную капитализацию. В то же время российским компаниям за пределами «Сколково» разработки обходятся гораздо дороже, они сталкиваются с более серьезными проблемами.

6. Не превратится ли «Сколково» в «пылесос» для высасывания российских перспективных идей и технологий мультинациональными компаниями, ­которые доведут их до коммерческой стадии и будут продавать нам же?

Не будем повторять здесь контраргументы сторонников проекта, тем более что некоторые уже приводились на страницах CRN/RE (см. http://www.crn.ru/numbers/reg-numbers/detail.php?ID=56561&sphrase_id=95777).

Отметим одно: «Сколково» — это эксперимент. Как в частном порядке объясняют многие причастные к этому проекту люди, власти предпринимают попытку реализовать «маленькую мечту» в отдельно взятом «Сколково», потому что просто опасаются проводить такой эксперимент в масштабах страны. Вот если он окажется успешным, тогда...

В каком состоянии находится сколковский эксперимент сегодня, спустя два года после его начала?

Промежуточные итоги

Подводя итоги работы в 2011 г. (http://community.sk.ru/press/b/weblog/archive/2011/12/31/vvekselberg-ob-itogah-goda-brend-skolkovo-stal-uznavaem.aspx), президент Фонда «Сколково» Виктор Вексельберг главным успехом назвал то, что сам бренд «Сколково» стал узнаваем — как в России, так и за рубежом. «Сформирована структура Фонда, появилась команда людей, кому небезразлично то, что мы делаем», — отметил он, сообщив и некоторые конкретные результаты.

В течение года поступило ­более 1,5 тыс. заявок на статус резидента иннограда, к концу 2011 г. он предоставлен 333 компаниям. Из них 143 компании в ИТ-кластере, 90 в биомедицинском, 80 в энергоэффективном, остальные в кластерах космических технологий, коммуникаций и ядерной области.

Грантовый комитет «Сколково» в 2011 г. рассмотрел около 100 проектов и определил финансирование для 70 из них на общую сумму около 5 млрд. руб. — в основном на условиях софинансирования с инвестфондами.

Подписаны соглашения с 13 крупными российскими и зарубежными компаниями об открытии в иннограде их исследовательских центров с совокупным бюджетом порядка 12 млрд. руб. и численностью сотрудников более 1 тыс. человек.

Подписаны соглашения с 20 инвестиционными фондами, которые готовы вложить в проекты «Сколково» 7 млрд. руб.

Выбрана градостроительная концепция иннограда, утверждены проекты застройки, определена компания-подрядчик, которая займется строительством.

«На сегодняшний день Фонд „Сколково“ работает стабильно и организованно. В частности, наблюдается постоянный поток заявок на статус резидента, практически отработана схема взаимодействия институтов развития и их инструментов с проектом „Сколково“, по заявкам инновационных проектов — резид­ентов „Сколково“ — идет выделение грантов. Коллегами из Фонда практически завершено формирование отраслевых кластеров по приоритетным ­направлениям. Отдельно отме­чу, что ИТ-кластер — один из самых активных», — считает Игорь Агамирзян, генеральный директор Российской венчурной компании (РВК, один из соуч­редителей Фонда «Сколково») и член попечительского совета Фонда.

Что такое «Сколково»

Центр разработки и коммерциализации новых технологий «Сколково», наделенный особым правовым статусом, призван сформировать благоприятные условия для инновационного процесса: ученые, конструкторы, инженеры и бизнесмены совместно с участниками образовательных проектов будут работать над созданием конкурентоспособных наукоемких разработок мирового уровня в пяти приоритетных направлениях.

«Сколково» — это экосистема, в которую входят:

  • пять кластеров, в рамках которых разрабатываются инновационные проекты (кластеры ИТ, биомедицинских, энергоэффективных, ядерных, а также космических технологий и телекоммуникаций);
  • университет (Сколковский институт науки и технологий, СколковоТех), интегрирующий перспективные исследования, образование и предпринимательство;
  • технопарк, предоставляющий резидентам «Сколково» различные сервисы (бухгалтерский учет, кадровый учет и поиск персонала, юридическое обслуживание, проведение семинаров и тренингов и др.);
  • центр интеллектуальной собственности, оказывающий услуги в об­ласти управления интеллектуальной собственностью (консультирование, подготовка и подача в Роспатент заявок на объекты интеллектуальной собственности и др.);
  • таможенно-финансовая компания, оказывающая резидентам «Сколково» услуги таможенного представителя при импорте товаров, консультационные и др.

Инноград «Сколково» разместится на территории площадью около 400 га. В нем будет занято почти 13 тыс. человек, а проживать около 15 тыс. Завершение основной программы строительства — 2015 г.

Развитием и обеспечением функционирования «Сколково» занимается некоммерческая организация Фонд «Сколково».

С 2010-го по 2014 г. государство потратит на развитие «Сколково» около 85 млрд руб. — в основном на энергетическую и транспортную инфраструктуру и создание СколковоТех.

Как это происходит в ИТ-кластере?

Самое важное из уже достиг­нутого в ИТ-кластере (первые его сотрудники приступили к работе в ноябре 2010 г.), говорит его исполнительный директор Александр Туркот, «то, что изменилось изначально скептическое отношение индустрии к проекту „Сколково“ и, как результат этого, в кластере стали появляться проекты ведущих российских и зарубежных компаний».

Действительно, сегодня ИТ-кластер — самый продви­нутый и самый «массовый»: 143 резидента, от стартапов до довольно крупных компаний. Это 43% (!) общего числа резидентов «Сколково» (по итогам 2011 г.).

Большинство приходящих в «Сколково» компаний интересуют прежде всего льготы, предоставляемые резидентам. Меньшую часть — деньги (гранты) на реализацию своих проектов.

Надо сказать, что льготы для резидентов «Сколково» вполне ощутимые. Прежде всего налоговые — освобождение от налогов на прибыль, на добавленную стоимость (кроме НДС, уплачиваемого при ввозе товаров в РФ) и на имущество организаций; пониженная ставка страховых взносов (14%); возмещение таможенной пошлины и НДС на товары, ввозимые для строительства или исследовательской деятельности в «Сколково».

Резиденты также на льготных условиях пользуются услугами технопарка, центра интеллектуальной собственности и таможенно-финансовой компании, находящихся в «Сколково». Правда, пока инноград не построен, не все эти сервисы действуют или доступны в полном объеме.

Вопреки ожиданиями и опасениям пессимистов процедура вхождения в «Сколково» оказалась очень простой и прозрачной, с удовлетворением отмечают участники ИТ-кластера.

Компания «Системы компьютерного зрения», по словам генерального директора Владимира Уфнаровского, получила статус резидента примерно за месяц. Эта фирма (она входит в группу компаний ЛАНИТ) была специально создана, чтобы войти в «Сколково» со своей разработ­кой — программно-аппаратным комплексом ViEye, позволяющим управлять компьютером и видеоаппаратурой c помощью жестов.

«Нам показалось, что „Сколково“ — это пример того, что в России можно сделать хорошее дело „лицом к клиенту“. Все просто, понятно и достаточно прозрачно, — рассказывает Дмитрий Торшин, генеральный директор компании „Юниклауд“ (входит в группу компаний ­„АйТи“). — Мы подготовили описание своего проекта („Единая облачная система автоматизации деятельности и взаимодействия малого бизнеса России“), на что ушло около месяца, подали описание на экспертизу, которая заняла около двух недель, если не ошибаюсь, и по результатам которой нам сообщили, что заявка одобрена. Заявку мы подавали от частного лица и компанию создали, только получив подтверждение».

По словам Сергея Андреева, президента и генерального директора группы компаний ABBYY, получение статуса резидента для «Аби ИнфоПоиск» — новой компании, которую было проще приводить в «Сколково», чем адаптировать существующую, — заняло около двух месяцев. «Процедура не показалась нам слишком сложной или забюрократизированной. Хотя мы слышали, что первым резидентам было легче, чем второй и треть­ей волне», — говорит он.

Конечно, чем больше де­нег/льгот можно получить, тем лучше, тем не менее набор льгот для резидентов «Сколково» вполне разумный, это именно то, что нужно, полагают наши собеседники.

«Набор льгот более чем ­адекватен потребностям начинающегося инновационного бизнеса. Нам сложно представить, какие еще льготы могли бы нам потребоваться», — полагает Дмитрий Торшин.

«Мне кажется, что льгот по сравнению с обычным нало­гообложением достаточно, — говорит Эммануил Кнеллер, генеральный директор компании „ИстраСофт“, — хотя, например, в Корее такие компании ­вообще освобождают от всех налогов и на зарплату, и на аренду помещений. Думаю, когда „Сколково“ начнет функционировать, то и стоимость аренды помещений станет минимальна, а сейчас льгот по аренде нет». У его компании (ее проект «Со­здание ядра новой эффективной технологии полного фонетического транскрибирования речевого сигнала для получения ­алгоритмов и программ распознавания речи с существенно лучшими характеристиками») получение статуса резидента ­заняло чуть больше времени, чем положено: поскольку «ИстраСофт» — действующая компания, пришлось скорректировать ее устав.

В «Сколково» предполагается также создание собственных органов ряда госслужб, которые обслуживали бы резидентов, например своей налоговой инспекции, миграционного контроля, но пока этого нет. «Приходится работать с обычными территориальными налоговыми инспекциями, а для них статус резидента „Сколково“ — это очень непростая вещь. Из-за малого количества таких резидентов для инспектора многое получается в новинку. Все нужно доказывать, перепроверять. Иногда происходят накладки», — сетует Сергей Андреев, но в целом «это разумный комплекс льгот».

Став резидентом, можно претендовать на следующий уровень поддержки — гранты, безвозмездные и безвозвратные. В настоящее время — в размере от 1,5 млн. руб. (микрогранты) до 300 млн. руб. в зависимости от стадии проекта (нулевая, посевная, ранняя, продвинутая). Микрогранты рассчитаны в первую очередь на начинающие компании (проекты), находящиеся на нулевой стадии, которым нужны первичные средства на организационные расходы.

В ИТ-кластере гранты получили уже более 30 компаний. В 2012 г., по словам Александра Туркота, планируется выдать до 40 новых грантов на общую сумму 1 млрд. руб.

Получить грант (любой) зна­чительно сложнее, чем статус резидента.

Процедура слишком забюрократизированная и длительная, сетует Эммануил Кнеллер: представители «Сколково» считают, что у них она самая короткая, но не учитывают время подготовки документов (до рассмотрения заявки грантовым ­комитетом), которых требуется очень много. У его компании (ее проект находится на посевной стадии, возможный размер гранта до 30 млн. руб.) это заняло около четырех месяцев.

Компания «Системы компьютерного зрения» на свой проект, относящийся к ранней стадии, уже получила грант в размере 39 млн. руб. С момента первой подачи заявки до грантового ­комитета прошло 6 месяцев, ­сообщает Владимир Уфнаровский, но оценить процесс получения гранта затрудняется: «Процедура еще не установилась, правила и требования постоянно меняются, но все движется вроде в правильную сторону. Вообще бюрократии чуть больше, чем хотелось бы, но это, видимо, оправданно».

Компания «Аби ИнфоПоиск», ставшая одним из первых ре­зидентов «Сколково», еще в декабре 2010 г. получила грант на создание системы понима­ния, анализа и перевода текстов на естественных языках (ABBYY Compreno) — суммарно 475 млн. руб., сообщает Сергей Андреев.

«Бюрократизация процесса является для нас серьезным риском, мы со своей стороны принимаем все меры, чтобы правила подачи и приема документов не менялись и оставались понятными и прозрачными для всех. В конце 2011 г. были приняты некоторые изменения в правилах, в частности уточнен список критериев, по которым отбираются компании для присвоения им статуса резидента. Тем не менее рассмотрение заявок — как на получение ста­туса резидента, так и на финансирование — занимает всего 2–4 недели, что для индустрии в целом очень короткий срок и хороший показатель (сравните с похожими процессами в РВК и „Роснано“, для примера)», — говорит Александр Туркот.

Пока получается так, что для ИТ-компаний порог вхождения в ИТ-кластер не очень высок: статус резидента предоставлен 39% всех желающих (было подано 370 заявок). В то время как в целом по остальным четырем кластерам это соотношение составляет только 15–17%. И дело не в чрезмерном либерализме экспертов ИТ-кластера — в России ИТ-отрасль значительно ­более зрелая, чем другие технологические бизнесы.

«Другой такой отрасли в РФ просто не существует. Все ос­тальные на порядок хуже с точки зрения организованности, про­зрачности, бизнес-ори­ен­ти­ро­ван­ности, компетентности и т. д.», — говорил Игорь Агамирзян на конференции IT-Summit’2010, комментируя результаты исследования РВК.

А в «Сколково», считает он, стоит приложить дополнительные усилия по повышению ка­чества экспертизы проектов и развитию сервисной инфраструктуры; это может дать и весо­мый «побочный» эффект в виде экономии средств: почти наверняка удастся заметно уменьшить среднюю величину выдаваемых грантов, сейчас их размер «все-таки великоват».

Помимо налоговых послаблений, льготного доступа к различным сервисам и грантов резиденты «Сколково» могут рассчитывать на другие виды поддержки: стажировки в западных технопарках и центрах R&D, участие в различных семинарах, конференциях и пр. Например, в прошлом году для 12 компаний-резидентов ИТ-кластера было проведено road show в Кали­форнии, где они смогли представить свои проекты ря­ду крупнейших американских ИТ-компаний, инвесторам и колле­гам-предпринимателям. В этом году планируется road show 10 проектов ИТ-кластера в Европе.

Гранты: от государственных денег к частным

Доля государственных средств в грантовом бюджете «Сколково» должна постепенно уменьшаться, а доля частных — расти.

При Фонде «Сколково» создан институт аккредитованных инвесторов (венчурных партнеров). Каждый такой партнер получает доступ к базе проектов, реализуемых в иннограде, и в дальнейшем может вкладывать деньги в те из них, которые будут соответствовать его инвестиционным критериям. Со своей стороны партнер обязуется вложить определенную сумму в проекты резидентов «Сколково». Среди 20 инвестфондов, с которыми уже подписаны соглашения, есть и несколько фондов с российским капиталом, ориентированных на инвестиции в ИТ-проекты, — Almaz Capital Partners, LETA Group, RUNA Capital, Softline Venture Partners.

В соответствии с грантовой политикой Фонда «Сколково» полностью за счет государства выделяются только микрогранты проектам на нулевой стадии.

На последующих стадиях — только на условиях софинансирования: в бюджете на финансирование проектов на посевной стадии предусмотрено не менее 25% средств от частных венчурных фондов; на ранней стадии — не менее 50%, на продвинутой — уже не менее 75%.

Безвозмездные и безвозвратные гранты останутся главным видом финансовой поддержки для компаний-резидентов, создание собственного венчурного фонда в планы Фонда «Сколково» не входит.

Лидеры отрасли приходят в «Сколково»

Крупнейшие компании сферы ИКТ первыми начали присоединяться к проекту «Сколково», в списке его ключевых партнеров они явно доминируют.

Безусловно, инвестиции в важный государственный проект улучшают их реноме в глазах российской власти. Но они делают это не столько ради реноме сколько для развития перспективного рынка, считает Павел Бетсис, генеральный директор «Сиско Системс»: в России на ИТ тратится примерно 1,5% ВВП, в разы меньше, чем в более развитых странах, и если благодаря мерам стимулиро­вания и поддержки расходы на это увеличатся до 3–4% ВВП, то размер «пирога» будет намного больше, соответственно увеличится доля Cisco и других западных компаний.

Кстати, именно Cisco первой подписала меморандум о сотрудничестве со «Сколково» — сразу после встречи главы ­компании Джона Чемберса (он является членом совета Фонда «Сколково») с Дмитрием Медведевым в штаб-квартире Cisco в июне 2010 г.

В «Сколково» создается центр сетевых инноваций Cisco. Как полагают в компании, уже к осени 2012 г. в нем будет работать около 30 человек. Одним из перспективных направлений его работы неоднократно называлась интеллектуальная энергетика. Однако, как сообщил в конце 2011 г. Павел Бетсис, хотя разработка сетевых продуктов для энергетики и оста­ется стратегически важной для компании, окончательное решение о ведении этих ра­бот в «Сколково» не принято, и в первое время основным ­направлением деятельности ­станут исследования в области видеоаналитики.

Предусматривается также, что по завершении строительст­ва инфраструктуры в «Сколково» будет сформирована вторая ­глобальная штаб-квартира для отдела перспективных технологий Cisco (первая находится в индийском Бангалоре), где разместятся его ведущие специалисты.

Спустя несколько месяцев, 1 ноября 2010 г., в Москве протокол о намерениях по сотрудничеству со «Сколково» подписал глава Microsoft Стив Балмер. Как ожидается, оно пойдет по пяти направлениям: создание центра разработки Microsoft, проведение научных исследований совместно с российскими университетами и научными ­институтами, расширение программы по поддержке российских инновационных стартапов, создание Центра коллективного доступа к ИТ, участие в создании Сколковского технологического университета.

В конце 2010 г. Microsoft со­здала фонд посевных инвестиций для поддержки российских стартапов, который софинан­сирует проекты «Сколково» в области ПО и интернет-услуг, предоставляя гранты в размере 1,5–3 млн. руб. С начала 2011 г. фонд уже инвестировал в восемь таких проектов.

Как было объявлено в ноябре прошлого года на конференции Microsoft TechEd Russia 2011, «переход к постоянному организационному присутствию Microsoft в иннограде „Сколково“ в форме Центра исследований и разработок ПО» планируется в 2012 г.

Отметим, что в Москве c 2008 г. работает небольшой ­отдел разработчиков — Центр разработки Microsoft Dynamics, который занимается локализацией ее бизнес-решений.

Корпорация IBM в декабре 2011 г. заключила с Фондом «Сколково» два соглашения (в развитие совместного меморандума, подписанного летом 2011 г.).

По условиям первого из них в «Сколково» создается Научно-технический центр IBM, в ко­тором, по оценкам компании, к концу 2012 г. будет работать до 170 человек. На первом этапе он расположится в действующей Российской лаборатории систем и технологий IBM в Москве.

Научно-технический центр IBM займется разработкой ин­новационных решений в интересах нефтегазовой и транспортной отрасли, а также розничной торговли. Пока намечены три основных направления работ: разработка виртуальной модели нефтегазовых месторождений с трудноизвлекаемыми запасами; разработка российского NFC-приложения (near field communication), обеспечивающе­го безопасные и кастомизированные мобильные транзакции для банковской сферы, розничной торговли и коммуникаций; разработка интегрированного операционного центра на базе технологий интеллектуального видеонаблюдения для повышения безопасности транспортных потоков.

Согласно второму соглашению, IBM передаст Фонду «Сколково», в частности его Центру интеллектуальной собственности, ряд ноу-хау в области управления интеллектуальной собственно­стью (методики идентификации и оценки перспективных технологий и др.).

«IBM и „Сколково“ объединяют экспертизу и стратегическое видение, чтобы форсировать развитие и коммерциализацию инновационных технологий на российском и международном рынках, — отметил Кирилл Корнильев, генеральный директор IBM в России и СНГ. — ­Соглашения, подписанные нами, способствуют развитию открытой и эффективной экосистемы инноваций в нашей стране».

Кроме того, IBM подписала меморандум о сотрудничестве в проектировании и внедре­нии современных решений для уп­равления инженерными сетями, «умными зданиями» и другими объектами инфраструктуры «Сколково» с рос­сийской группой компаний RU-COM, ведущей там строительство.

Компания Intel, подписавшая первое соглашение о сотрудничестве со «Сколково» в конце 2010 г., планирует к 2015 г. создать в иннограде центр научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), ориентированный на решение следующих задач: разработка и внедрение параллельных моделей программирования, облегчающих использование современных многоядерных систем; создание новых многофункциональных мультимедийных систем для автомобилей (In-vehicle Infotainment Systems); архитектуры и элементы неоднородных беспроводных сетей для будущего Интернета.

Объем инвестиций не разглашается, но, как стало известно CRN/RE, компания будет подавать заявки на получение грантов на свои проекты. Работа начнется с небольших разработок, в которых будут заняты ­десятки человек, а к 2015 г. ­численность персонала планируется значительно увеличить.

Напомним, что у Intel уже с начала 2000-х годов действуют исследовательские подразделения в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Новосибирске — всего около 1,1 тыс. сотрудников. Как сообщает ­компания, они продолжат свою работу независимо от вновь ­создаваемого центра НИОКР в «Сколково».

Кроме того, инвестиционный фонд Intel Capital получит статус аккредитованного инвестора и уже в текущем году приступит к рассмотрению заявок участников «Сколково» для возможного софинансирования проектов. Отметим, что Intel Capital активно инвестирует в российские ИТ-компании с 2002 г. (в частности, в Parallels, Rock Flow Dynamics, Yandex).

В самом конце прошлого года объявила о начале сотрудничества со «Сколково» и компания SAP. Ее исследовательский центр SAP Lab должен приступить к работе уже в начале 2012 г. Планируется, что к концу этого года в нем будет занято 70 человек, а к 2015 г. число сотрудников увеличится до 250. За три года SAP намерена потратить на его создание и функционирование около 45 млн. евро.

Сотрудники SAP Lab будут разрабатывать инновационные решения в области СУБД, бизнес-аналитики и безопасности беспроводных сетей. Кроме того, они займутся переводом на русский язык и локализацией систем управления предприятием SAP для своих основных российских клиентов — в нефтегазовой отрасли, банковском и государственном секторах. Одним из первых крупных проектов может стать разработка систем диспетчеризации, управления и обеспечения безопасности в мегаполисах.

«Такой ресурс новых идей и технологий, как SAP Lab в Сколково, необходим для поддержки планов роста „SAP СНГ“ на ближайшие годы, а также для дальнейшего усиления по­зиций бренда SAP на рынках России и СНГ», — говорится в пресс-релизе компании. У нее уже есть подобные исследовательские центры в 14 странах мира.

В начале февраля 2012 г. ­было объявлено о подписании соглашения между корпорацией EMC и Фондом развития центра разработки и коммерциализации новых технологий «Сколково», а также о создании научно-исследовательского центра EMC в Сколково.

Соглашения о сотрудничестве со «Сколково», включая создание там исследовательских подразделений, заключили также Ericsson, Nokia, Nokia Siemens Networks, Siemens и др. Со временем желающих там «поселиться» станет, видимо, намного больше. Главное — не сделать из «Сколково» офисный центр, подчеркивают его представители, важно «заселять» только тех, кто может оказать практическое, развивающее влияние на инфраструктуру. Вполне вероятно, что в 2014 г, когда инноград должен быть построен, «жильцов» придется отбирать.

СколковоТех — не совсем с нуля

Как показывает мировой опыт, обязательное условие успешной деятельности подобных инновационных центров — наличие ­одного или нескольких технологических университетов. И одна из основных претензий к проекту состояла в том, что здесь на пустом месте создается новый университет — вместо того чтобы опереться на уже существующие ведущие российские вузы. Ведь для создания с нуля учебного заведения мирового уровня требуются десятилетия, аргументировали они.

«Любая инновационнная зона всегда начинается с университета. Действительно, университет приходится делать „в чистом поле“, с нуля, привлекая научные и преподавательские ­кадры международного уровня. Да, у нас есть 5–6 хороших университетов, но ни один из них нетрансформируем в современный ­университет мирового класса. А без этого никакой коммерциализации, никакого инновационного прорыва не будет», — защищал выбранный подход Игорь Агамирзян.

СколковоТех организуется как частное некоммерческое ­образовательное учреждение, контролируемое международным попечительским советом. Обучение (только на магистерском и докторском уровнях) и исследования будут сконцентрированы не вокруг академических дисциплин, как в обычных университетах, а вокруг решения междисциплинарных технологических задач по пяти приоритетным направлениям работы «Сколково». В его составе будет 15 ассоциированных исследовательских центров (некоторые ­откроются уже в 2012 г.), создаваемых при участии ведущих российских и международных исследовательских институтов и университетов, а также Центр предпринимательства и инноваций, отвечающий за связи с коммерческим сектором и предоставляющий соответствующие услуги. Уже подписаны меморандумы о сотрудничестве с 18 ведущими российскими вузами.

Осенью 2011 г. заключено трехлетнее соглашение с Massachusetts Institute of Technology (MIT) о его участии в организации учебных и исследовательских программах СколковоТех. В ча­стности, более 100 профессоров и 40 ведущих исследователей MIТ присоединятся к проекту, MIТ разработает 40 учебных курсов, организует ежегодные стажировки для профессоров и студентов СколковоТех и т. д.

Формирование университета планируется завершить к 2020 г.: здесь будет 1,2 тыс. студентов, 200 профессоров, 300 научных сотрудников и исследователей, в том числе из ведущих зарубежных вузов. Как ожидается, пилотный учебный курс стартует осенью 2013 г., а полноценная программа обучения и исследований — в 2014 г.

Благодаря отсутствию младших курсов и взаимодействию с другими вузами и центрами R&D СколковоТех начнется все-таки не совсем с нуля.

Задумываясь о перспективах

Проект «Сколково» задуман как самоорганизующийся, со временем он будет жить и зарабатывать самостоятельно. «Надо только запустить правила, ­дальше там должна появляться новая качественная инновационная жизнь», — подчеркивает Виктор Вексельберг.

Постепенно бюджетное финансирование будет снижаться: с 22 млрд руб. в этом году до 17,1 млрд. в 2013 и 2014 гг. Внешние деньги в «Сколково» уже приходят, есть известные зарубежные инвестиционные партнеры, но их пока недостаточно.

К сожалению, государство, торопясь с началом реализации проекта, не выработало объективные критерии его успеха/неудачи (во всяком случае публично они неизвестны).

Когда будет пройдена точка невозврата и можно будет считать, что проект «Сколково» состоялся? «Я думаю, через два-три года станет понятно. Либо история „Сколково“ двинется вперед самостоятельно, без подпорки государственных денег, и станет необратимой, либо без этой подпорки все обвалится и превратится в еще один унылый наукоград. Если удастся — и это одна из основных целей, снизив долю государственного вливания, увеличить общий проектный портфель за счет внешних денег, тогда будем считать, что модель успешна», — сказал Александр Туркот в интервью PC Week летом прошлого года.

Только к лету нынешнего года здесь появится первое офисное здание, многих элементов инфраструктуры нет даже на бумаге (по крайней мере в окончательной версии), но «Сколково» уже начал выполнять одну из основных своих задач — поддержка инновационных компаний и проектов.

«Пока не вижу, чтобы какие-то вещи делались изначально неверно и соответственно нужно было бы срочно что-то менять. Хотя очевидно, что по мере развития проекта возможна и даже необходима критическая оценка уже сделанного и в случае необходимости — корректировка вектора развития», — говорит Игорь Агамирзян.

Но также очевидно, что ­предстоит решить еще немало проблем, как новых, возникающих по ходу реализации проекта, так и оставшихся вне поля зрения его руководителей, «недорешенных» на предшествующих стадиях.

Так, нуждаются в уточнении цели и задачи «Сколково», считает Игорь Агамирзян: необходимо найти правильный баланс между поддержкой науки, образования, финансовых инструментов инновационного процесса и собственно технологических бизнесов, так как «перекосы» могут оказать крайне негативное воздействие на реализацию проекта. Кроме того, следует ускорить построение инфраструктуры «Сколково» — и физической, и сервисной, а также устранить неравномерность темпов развития его отраслевых кластеров.

Но все это задачи внутренние.

На вопрос CRN/RE о том, ­каковы сейчас основные проблемы и препятствия для успешной работы, Александр Туркот ответил одним словом «геополитические». Расшифровать его, кажется, нетрудно.

В стране грядут перемены. У Дмитрия Медведева и его ­любимого проекта немало оппонентов не только в ИТ-сообществе. Через несколько месяцев президент покинет свой пост. Стоявший у истоков проекта «Сколково» Владислав Сурков, некогда, казалось, всесильный «серый кардинал», теперь ­«простой» вице-премьер (один из пяти), который курирует ­вопросы модернизации. Среди прочих вопросов. Кем он будет и останется ли вообще в пра­вительстве при новом президенте, неизвестно. Плюс далеко не блестящие экономические прогнозы.

Возможный результат — сворачивание модернизационных проектов.


Версия для печати (без изображений)