За 20 лет компания «Стинс Коман», специализировавшаяся поначалу на сборке ПК, выросла в холдинг, включающий 14 самостоятельных фирм. Сегодня его бизнес сфокусирован на двух ключевых направлениях — ИТ и инжиниринг.

Как сообщил президент «Стинс Коман» Сергей Анисимов, в прошлом году общий оборот холдинга превысил 4,5 млрд. руб., это на 35% больше по срав­нению с 2010 г. Более трети выручки (35%) принесли проекты, напрямую не связанные с ИТ (разработка и монтаж промышленного оборудования). На долю системной интеграции пришлось 20% оборота, разработку ПО — 17%, дистрибуцию — 13%, ИТ-аутсорсинг — 10%. Еще 5% — услуги в области обучения.

Существенная доля дохода была получена за счет реализации проектов в нефтегазовом секторе (36%), на отрасли энергетики и телекоммуникаций пришлось по 15%, госсектор — 11%, финансовые структуры — 10%, промышленность — 5%, транспорт — 4%.

В штате группы компаний «Стинс Коман» более 700 сотрудников. Филиалы и представительства работают в Израиле, Сингапуре, Казахстане, Канаде.

Юбилейный вечер «Стинс ­Коман» состоялся в Московском Доме музыки. На него были приглашены сотрудники вместе с семьями, представители партнеров и заказчиков — всего ­около тысячи человек. После ­поздравлений от руководства и партнеров перед гостями выступил Государственный камерный оркестр «Виртуозы Москвы» под управлением Владимира Спивакова.

Конечно, не обошлось без ностальгических воспоминаний.

От сборки — к интеграции

Название компании ее основатели расшифровывают так: Stins — сокращение латинской фразы «status in statu» («государство в государстве»), Coman — сокращение от «computers and net­works». Оно отражает не только сферу деятельности компании, но и мировоззренческую позицию ее создателей — стремление к целостности и самодостаточности, к гармоничному развитию и самореализации.

В декабре 1991 г. было подписано Беловежское соглашение, де-юре оформившее развал СССР. Началась непростая новейшая история российского государства. А в январе 1992 г. учредители создали компанию «Стинс Коман». По их замыслу она должна была стать своеоб­разной моделью «правильного» государства.

«История такова: группа ­энтузиастов загорелась идеей создать правильную настоящую компанию, отвечающую их представлениям о безопасности, предсказуемости, справедливости, достойном образе жизни, сплоченном коллективе, — вспоминает Сергей Анисимов. — Ради этого они готовы были напряженно и самоотверженно работать, сами себе установив правила, большинство из которых действует и сейчас».

Многие из этих энтузиастов ранее «служили» в «почтовом ящике» — НИИ авиационного оборудования в подмосковном Жуковском. Бесценный опыт высококвалифицированных специалистов, участвовавших в разработке АСУ для авиакосмической отрасли, оказался невостребованным в условиях «перехода к рынку».

Многие сотрудники «Стинс Коман» прежде занимались работой, связанной с вычислительной техникой. Первоначальная сфера деятельности новой компании — сборка ПК — была предопределена как их опытом, так и «рыночной ситуацией». Компьютеры в то время оставались весьма дорогим товаром, но спрос на них рос лавинообразно.

Вписаться в условия тогдашнего «дикого капитализма» было непросто. Болезненное становление «государства в государ­стве» проходило на фоне полного хаоса в экономике, ступора финансовой системы, гиперинфляции, «шоковой терапии» и обнищания населения. Несколько месяцев сотрудники «Стинс Коман» работали без зарплаты, некоторые покинули компанию.

«Первый год оказался не только запредельно трудным (как я сейчас понимаю, в том числе и потому, что закладываемые принципы и ценности были в очевидном противоречии с реалиями окружающей среды), но и шокирующим для амбициозных и самоуверенных коллег, — рассказывает Сергей Анисимов. — Я отчетливо помню тягостное ощущение, что „накопленный гигантский опыт“ и энтузиазм ничего не значат, так как катастрофически не хватало экономических знаний, можно ска­зать — рефлексов. Их приходилось приобретать в борьбе, иногда — невероятно дорогой ценой».

Тем не менее, набив изрядное количество «шишек», «Стинс Коман» закончила первый год с прибылью. Кроме того, как утверждают представители компании, именно она первой в России подписала дистрибьюторский контракт с корпорацией Intel, открывшей представительство за полгода до появления «Стинс Коман», и первой начала массовое производство ПК на базе процессора Intel 386.

Компания стремительно набирала обороты и уже к 1994 г. вошла в число крупнейших российских сборщиков ПК, выпуская более 3 тыс. компьютеров в месяц. Открывались региональные филиалы, дилерская сеть насчитывала свыше ста фирм. Осенью 1994 г. компания предприняла попытку совершить настоящий прорыв. Громадные деньги были вложены в проект «Семейный компьютер „Амата“» — только на его масштабную рекламу пошло не менее 1 млн. долл.

В то время, по оценкам экспертов, компьютер дома имели не более 3% российских семей. При этом в 1993 г. лишь каждый третий из проданных в России ПК был собран на ее территории — «красная» сборка еще не вышла на массовый уровень, а иностранные бренды стоили дорого и были доступны немногим.

«Стинс Коман» начала активное продвижение «расширяемого» ПК, который можно было приобрести по частям в кредит, начиная с минимальной конфигурации (в этом проекте участ­вовали также «Аквариус», «Техносерв» и «Мерисел»). В «Амате» не было винчестера, а подключался компьютер к обычному телевизору. Его характеристики сейчас вызывают ностальгическую улыбку — процессор с частотой 40 МГц и ОЗУ объ­емом 1 Мбайт...

В течение первого года планировалось продать примерно 400 тыс. ПК «Амата» (из расчета, что на покупку решится каждая сотая российская семья), однако проект фактически провалился. Конечно, на это повлияли серьезные просчеты в позиционировании, в рекламной и маркетинговой политике, но, по мнению Сергея Анисимова, основная причина неудачи заключалась в том, что сама идея оказалась преждевременной, рынок еще не был к ней готов. Главным образом — из-за низких доходов населения.

Уже в 1994 г. руководители компании поняли: необходимы перемены. После ряда совещаний и «мозговых штурмов» было решено переориентироваться на направления, обеспечивающие существенно более высокую добавленную стоимость, чем сборка ПК: собственные разра­ботки, ИТ-услуги, сервис и т. п. Для этого требовалось кардинально поменять профиль, привлекая новых специалистов и развивая новые компетенции. Компания взяла курс на системную интеграцию.

Первые результаты реформы появились лишь через несколько лет. Как считает Сергей Анисимов, компания состоялась как системный интегратор примерно к 1999 г.

«За эти годы изменились взгляды на основы и технологию бизнеса: были закрыты многие филиалы в регионах, вместо них созданы самостоятельные фирмы-партнеры. Компания разделилась на дочерние предприятия с соответствующими профилями деятельности, — говорит Сергей Анисимов. — Такая структура — несколько системообразующих и много мелких компаний — позволила при значительном увеличении численности персонала сохранить маневренность, устойчивость и живучесть».

«Нестандартные» приобретения

В 1995 г. «Стинс Коман» приоб­рела контрольный пакет акций проектного института «Гипрогазоочистка» (ГГО). Это совершенно непрофильный актив для ИТ-компании, но интерес тогда представлял не сам институт, а здание, которое он занимал.

Выяснилось, что ГГО ведет свою историю с 1928 г., занимаясь созданием систем очистки для промышленности — нефтехимических заводов, ТЭЦ, метал­лургических предприятий и т. п. В советские времена технологии и ноу-хау ГГО внедрялись не только у нас, но и в странах Восточной Европы, в Иране, Ираке, Индии и в других странах. Но в 90-е институт, не вписавшись в рыночные условия, погряз в абсолютной нищете.

В короткие сроки холдингу удалось восстановить в ГГО ­былые условия труда, организовать работу, усилить команду. Проявился громадный синергетический эффект — с привлечением ИТ-специалистов была разработана не имеющая аналогов технология eSCape, позволяющая с помощью контроллера на открытых кодах управлять работой очистных электрофильтров на любом расстоянии. Постепенно ГГО выросла в крупную инжиниринговую компанию, выполняющую весь спектр работ — от проектной документации до строительства объектов «под ключ».

С участием ОАО «Гипрогазоочистка» построено уже более 4 тыс. технологических установок в России и за рубежом. В некоторых сегментах этого узкоспециализированного рынка доля ГГО доходит до 80%, ее клиентами стали практически все ведущие добывающие компании: «Лукойл», «Газпром-нефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть», ТНК-ВР, «Роснефть», «Газпром» и др.

Сейчас ГГО вносит основной вклад в оборот «Стинс Коман». Из 4,5 млрд. руб., заработанных холдингом в прошлом году, на ее долю пришлась одна треть (1,5 млрд. руб.). А ожидаемый объем заказов в 2012 г., по словам заместителя директора ГГО Михаила Лебедского-Тамбиева, составляет 3,6 млрд. руб.

Это приобретение можно назвать уникальным примером «выстреливших» венчурных ­инвестиций, хотя такого поня­тия в те времена еще не существовало.

Еще одно «нестандартное» приобретение — контрольный пакет акций публичной израильской компании RiT Technologies, производителя СКС и интеллектуальных решений для управ­ления сетевой инфраструкту­рой. Как отмечали аналитики, в 2008 г. «Стинс Коман» стала первой российской ИТ-компанией, купившей фирму, чьи акции котируются на бирже NASDAQ. Общая сумма расходов на покупку акций и оформление сделки не раскрывалась, однако отме­чалось, что она составляет «восьмизначное число в долларах».

С приобретением RiT «Стинс Коман» получила не только потенциальное «окно в Европу» для продвижения собственных разработок. По мнению руководства холдинга, гораздо большую ценность представляют знания и навыки, связанные с опытом управления такого рода бизнесом.

Как отметил Сергей Анисимов, доля RiT в обороте «Стинс Коман» невелика (менее 10%), однако на эту компанию тратится примерно 30% его рабочего времени. В 2011 г. было завершено реформирование израильской фирмы — реорганизована система управления, усилены кадры, перестроены внутренние бизнес-процессы. Велось активное финансирование разработок, и в 2012 г. RiT Technologies выпустит на международный рынок два новых инновационных продукта. Один из них связан с обеспечением безопасности на дорогах, второй основан на принципиально новой технологии беспроводной связи.

Отдача от этих вложений ожидается в ближайшие годы.

С заделом на перспективу

Компания «СКИР» («Стинс Коман Интегрированные Решения») была образована 13 лет назад, в 2010 г. произошел ее «рестарт». За год оборот «СКИР» вырос более чем в шесть раз — до 893 млн. руб., а в этом году его планируется довести до 1,2 млрд. руб. Компания специализируется на проектировании и реализации инжиниринговых систем жизнеобеспечения, ее клиентами в 2011 г. стали «Яндекс», ТНК-ВР, аэропорт «Домодедово», UniCredit Bank, «Шереметьево Карго», «РосГосСтрах» и др.

По словам директора «СКИР» Бориса Грановского, в прошлом году компании удалось совершить существенный прорыв, увеличив свою долю поставок в сегменте on-line ИБП мощностью более 3 кВ·А с 1,5 до 7%. В настоящее время «СКИР» реа­лизует проект по созданию инфраструктуры одного из крупнейших ЦОДов в России (13 МВ·А) с использованием дизель-роторных ИБП Hitec Power.

В прошлом году «Стинс Коман» успешно развивала еще одно направление — ТЭК. Оно было основано в 2009 г. для предоставления игрокам оптового рынка электроэнергии и мощности (ОРЭМ) услуг в области ­оптимизации и автоматизации бизнес-процессов, связанных с производством и сбытом электрической и тепловой энергии. Основные направления деятельности — оказание консультаци­онных услуг, разработка, внедрение и сопровождение специализированного ПО.

Как сообщил заместитель ­директора «Стинс Коман» Богдан Шатунов, заключены договора с компаниями, владеющими 34% установленных электрических мощностей России. В 2011 г. было подписано договоров на 166,91 млн. руб. (в 2010 г. — на 75,6 млн. руб.), в числе клиентов — «ИНТЕР РАО ЕЭС», «Лукойл», «РусГидро», «КЭС-Холдинг».

Выручка «Стинс Коман» по направлению ТЭК составила 73,71 млн. руб., увеличившись на 59% по сравнению с 2010 г., а доля в этом сегменте, как утверждают ее представители, за год выросла с 58 до 70%.

«Правила, по которым работает рынок ОРЭМ, были сформулированы в сентябре 2006 г., и его участники испытывают острую потребность в оптимизации и автоматизации бизнес-процессов и внедрении энерго­трейдинговых систем, — говорит Богдан Шатунов. — Этот сегмент растет очень бурно, и мы рассчитываем, что к 2015 г. его объем увеличится до 20 млн. долл.». По его словам, «Стинс Коман» является единственной компа­нией, которая не сорвала здесь ни одного проекта.

Компания обладает эксклюзивными правами на внедрение в электроэнергетической отрасли России трейдинговой системы iOPT, разработки австрийской компании IRM. В 2012 г. выручку по направлению ТЭК планируется довести до 100 млн. руб. и увеличить долю в этом сегменте до 80%.

Еще одно перспективное направление работы холдинга — участие в ФЦП по разработке и внедрению «Системы-112» (вызов экстренных служб через единый номер с использованием ГЛОНАСС). В 2011 г. «Стинс ­Коман» выиграла конкурс МЧС на разработку системно-технических решений. Предполагается, что внедрение системы будет вестись до 2017 г., но пока из-за отсутствия финансирования этот перспективный проект не приносит выручки.

Дистрибуция уже давно не относится к числу ведущих направлений бизнеса «Стинс ­Коман», но показывает стабильные результаты. Ею занимается компания «Стин Корп.», ра­ботающая с двумя десятками вендоров. В последние годы она тесно взаимодействует с заказчиками, поставляя им комплексные решения. Уже в этом году был подписан дистрибьюторский контракт с концерном Schneider Electric. В планах на 2012 г. — расширение товарного ассортимента за счет новых продуктовых линеек, а также восстановление продаж ИБП Liebert.


Версия для печати (без изображений)