Экономика, называемая иногда "унылой наукой", предстает совершенно в ином свете, когда беседуешь с Лестером Тероу (Lester Thurow). Более 30 лет Тероу был профессором экономики в Массачусетском технологическом институте (MIT), занимал пост декана в Слоановской школе управления MIT, был экономическим советником президента Линдона Джонсона, преподавал в Гарварде.

В своей последней книге "Построение благосостояния: Новые правила для индивидуумов, компаний и наций в условиях экономики, базирующейся на знаниях" ("Building Wealth: New Rules for Individuals, Companies and Nations in a Knowledge-Based Economy") он утверждает, что в современной мировой экономике основа богатства - знания, а не материальные ценности. В интервью CRN он излагает свои взгляды и дает, в частности, прогнозы относительно ИТ-монополий, жизнеспособности Linux и других современных технологий.

CRN: Вы заявили, что управление знаниями - "третья промышленная революция" и что этот тип экономики отличается от всех прежних. Поясните, пожалуйста.

Л. Т.: Возможно, наиболее яркий пример - Билл Гейтс. Раньше на вопрос "Кто самый богатый человек в мире?" обычно называли того, кто владеет природными ресурсами. У Гейтса их нет; он не владеет даже патентами. Гейтс занимается управлением знаниями. Он - реальный символ изменений, первый случай в мировой истории, когда человек стал богатым, управляя знаниями.

CRN: Вы считаете, что Министерство юстиции было слишком агрессивным в преследовании Microsoft?

Л. Т.: Да. Конкуренция в отрасли будет расти не потому, что Microsoft потеряет монополию на ОС для ПК, а потому, что другие классы продуктов смогут в точности выполнять все то, что может делать ПК.

CRN: Если Microsoft разделится, то не повторится ли все, но в другой форме?

Л. Т.: Да. Кто-нибудь еще станет новой Microsoft, потому что и вы, и я по-прежнему предпочитаем использовать одну и ту же ОС. Вот сейчас Oracle - первый кандидат на предъявление иска Министерством юстиции. Я видел рекламу, в которой утверждается, что Oracle поставляет 85% ПО для работающих в Интернете компаний из списка Fortune 500. Я думаю, что после прецедента с Microsoft многие компании, получив такую долю рынка, могут автоматически стать кандидатами для нового антимонопольного процесса. Мы забываем, что в новых условиях использование одной системы - факт положительный, а не отрицательный.

CRN: Как вы полагаете, ОС Linux будет успешной?

Л. Т.: Это открытая архитектура. В нее все вносят изменения, а они не совместимы. Посмотрите на UNIX. Сейчас существует 18 несовместимых версий, а начиналось все с открытой архитектуры. Единственный способ сохранить совместимость ПО - принадлежность одной компании.

CRN: Еще одна проблема - налогообложение и регулирование Интернета.

Л. Т.: В наше время не существует способов, позволяющих облагать налогом Интернет. То же самое происходит с правами на интеллектуальную собственность. Вы можете написать любые законы, но сможете ли вы обеспечить их соблюдение?

CRN: Что будет самым большим технологическим прорывом в ближайшие несколько лет?

Л. Т.: Это социологический вопрос. Что именно люди захотят покупать? Поэтому компании пытаются заниматься сразу многими направлениями, одни срабатывают, а другие нет. Восемь или девять из каждых десяти компаний, которые применяют новые технологии, в течение пяти лет уйдут из этого бизнеса.

CRN: Утверждается, что рынок И-бизнеса типа B2B в течение следующих 10 лет будет оцениваться триллионом долларов. Насколько точны эти прогнозы?

Л. Т.: Некоторые отрасли вынуждены переходить на электронные средства. Например, на современном автомобильном заводе на производство одного автомобиля требуется примерно 10 ч. Предположим, что вы будете платить по 40 долл. в час и сможете увеличить эффективность труда на заводе в два раза. Экономия составит только 200 долл. С другой стороны, предположим, консалтинговая фирма рассчитала, что при переходе на прямые продажи можно сэкономить по 1000 долл. на каждом автомобиле, а внедрение электронной системы управления цепочкой поставок даст еще по 1000 долл. на автомобиль, а если обеспечить прямое выставление счетов и избавиться от складских запасов, то можно сэкономить по 1500 долл. на автомобиле. Итого 3500 долл.

CRN: Так ли необходима электронная торговля для предприятий?

Л. Т.: Это зависит от того, каким бизнесом вы занимаетесь. Скажем, оформление заказа на покупку обходится компании Форд в 95 долл. В компании полагают, что если делать это электронным путем, то достаточно 12 долл. А у них сотни тысяч, если не миллионы заказов. Остается только взять эти деньги.

CRN: Какую роль вы отводите поставщикам решений?

Л. Т.: Ситуация с ними напоминает маятник: сейчас все "качнулись" в сторону аутсорсинга вместо того, чтобы готовить собственный персонал, а через некоторое время "качнутся" обратно.

CRN: Высказывается мнение, что для обеспечения постоянного притока квалифицированного персонала высокотехнологичным компаниям нужно активнее заниматься образованием.

Л. Т.: Возможно, проблема в том, что школьную систему слишком трудно реформировать, а, кроме того, здесь неизбежна жесткая критика. А бизнесмены в основном трусы, политические трусы. Они, в отличие от политиков, не хотят статей в газетах, боятся критики, не хотят, чтобы пикетировали их офисы. Я думаю, что деловому сообществу очень трудно быть лидером в столь противоречивом процессе. Сложность как раз в том, что теоретически все за образование, но не на практике.

CRN: Вы сказали, чтобы добиться успеха в экономике, основанной на знаниях, нужны "умения, умения и еще раз умения". Какие самые важные умения требуются?

Л. Т.: Сейчас ясно, что математика становится более важной для работников среднего звена. Программирование - это по существу порождение логики и математики. Программистов очень не хватает, но обучение в университете - не лучший путь для того, чтобы стать программистом.

Определенный уровень подготовки необходим, но не четырехгодичное университетское образование. В университете учат стандартным методам, а не поиску новых путей. Нужен скорее компьютерный спец, которого выгнали из-за того, что по всем остальным дисциплинам (кроме компьютеров) он получал "неуды".

CRN: Технологический сектор обеспечивает только 8% ВНП, но на фондовой бирже играет значительно большую роль. Насколько это опасно для экономики?

Л. Т.: Если взять акции Интернет-компаний, то осенью 2000 г. они стоили в 3-4 раза меньше, чем в марте, и ничего серьезного не произошло, потому что на самом деле 90% акций владеют 10% богатейшего населения. Мы видели подобное в 1987 г. Рынок акций потерял за два дня примерно 40%, но в 1988 г. об этом уже забыли.


Версия для печати (без изображений)