Компания OCS официально объявила о подписа­нии дистрибьюторского согла­шения с Apple (это событие в СМИ и на ИТ-рынке обсуждается уже доволь­но долго).

Информация на сайте OCS крайне лаконична: «Сегодня компания OCS объявила о получении статуса авторизованного дистрибьютора Apple. В качестве ведущего широкопрофильного дистрибьютора высокотехнологичных продуктов OCS обладает всеми необходимыми ресурсами для поддержки быстрорастущего бизнеса Apple в России. Региональная представленность офисов и складов OCS в 24 городах и 5 ча­совых поясах обеспечит доступность продуктов Apple в регионах как для имеющихся, так и для новых партнеров OCS в розничном и корпоративном сегментах.

Для этого в OCS создан специальный департамент, который будет проводить обучающие мероприятия для партнеров и реализовывать маркетинговые программы, нацеленные на поддержку продаж продуктов Apple во всех регионах».

OCS будет поставлять все ­линейки продуктов Apple, за ис­ключением iPhone: планшеты iPad, линейку компьютеров Mac, плееры iPod, а также аксессуары и ПО.

Напомним, что это третье дистрибьюторское соглашение вендора в нашей стране. История бизнеса Apple в России уходит своими корнями в начало 90-х годов прошлого века*. Но намерение расширить партнерскую сеть первого уровня у производителя появилось только после открытия официального представительства (в 2007 г.). До этого на территории России у Apple был только один дистрибьютор — diHouse (группа компаний ECS). Переговоры с претендентами на роль второго партнера (говорят, вначале их было 15) велись почти два года, и осенью 2009 г. было заключено соглашение с компанией «Марвел-Дистрибуция».

Третьего дистрибьютора удалось выбрать быстрее — говорят, за год. Но сам факт его появления вызвал бурные обсуждения на ИТ-рынке. Вряд ли есть еще хоть один ИТ-вендор, интерес к которому настолько высок, как к Apple. К сожалению, информационная политика компании такова, что коммен­тарии по бизнес-вопросам получить от нее практически невозможно. Поэтому при подготовке статьи мы прежде всего ­опирались на мнения игроков ИТ-рынка.

Например, один из них, комментируя (на условиях анонимности) появление нового дистрибьютора, сообщил следующее: «Ситуация внутри канала продаж этого вендора выглядит так:

  1. Существует хроническая нехватка продукции Apple для имеющихся дистрибьюторов (diHouse, «Марвел-Дистрибуция»).
  2. Финансовые и логистические ресурсы российских дист­рибьюторов далеко не исчерпаны.
  3. Целевой реселлерский канал в России на сегодня, учитывая специфику производителя, охвачен практически полностью.
  4. Не исключено, что в ближайшее время Apple начнет прямые продажи крупнейшим российским реселлерам.

Учитывая все указанные факторы, возможное появление еще одного дистрибьютора продукции Apple выглядит как минимум нелогичным».

Но, как нередко бывает, когда речь заходит о компании Apple, ее ярые сторонники готовы поспорить с ее противниками: «А кто вам вообще сказал, что Apple подписывает нового дист­рибьютора только для того, чтобы увеличить объемы продаж? Скорее всего, производителя просто не устраивает структура канала, построенного существующими партнерами первого уровня. Не секрет, что этот вендор очень трепетно относится к специализированным компаниям, которые концентрируют свои усилия на продвижении его продукции. В теории из любого регионального розничного магазинчика-лавочки площадью 100 м2, доверху забитого „комплектухой“ и кабелями, можно сделать очень красивую вещь — APR — Apple Premium Reseller. Для этого надо только освободить помещение, выбросить всё имеющееся „барахло“ и следовать советам вендора, что, куда поставить».

Конечно, не все так просто, и ограничений для открытия подобного бизнеса гораздо больше: местоположение торговой точки должно быть правильным, количество таких партнеров на определенной территории вендор ограничивает и т. п. Но, так или иначе, именно эти специализированные розничные магазины получают основные преференции со стороны Apple, в том числе и в том, что касается получения продукции в условиях товарного дефицита, о котором уже упоминалось выше.

А сейчас вернемся к мнению «сторонника» вендора. Так вот, он считает, что производитель сейчас гораздо больше заинте­ресован в «миссионерской» деятельности дистрибьюторов, ко­торые должны искать подобные «лавочки» и обращать их в истинную веру, чем просто в продаже товара через широкопрофильные розничные сети: «Последние прогоняют через себя то, что и так продается. Это их бизнес-модель. Им необходимо постоянно минимизировать издержки и увеличивать обороты. Иначе они не выживут. Им просто некогда думать ни о создании имиджа отдельно взятого бренда, ни о формировании правильного сообщества потребителей, о чем Apple так печется. А занимались ли существую­щие дистрибьюторы подобной миссионерской деятельностью? Мне кажется, что если и „да“, то не с тем рвением, которого ждал производитель».

Подобные выводы наш комментатор делает исходя из следующих фактов. Компания di­House, давно и профессионально работающая с данным видом продукции, могла бы стать отличным проповедником идей Apple, несущим в реселлерские массы правильные знания о построении продаж, если бы не одно «но». И это «но» — сеть ма­газинов re:Store, входящая в одну группу компаний с дистрибьютором. Первый ее магазин (прежнее название Apple Center) появился в ноябре 2005 г. Сейчас, по данным официаль­ного сайта компании, в состав сети входит более 60 розничных магазинов, расположенных в крупнейших городах страны, и 25 магазинов в Европе. Несмотря на утверждение, что наличие двух бизнесов в «одной корзине» не мешает дистрибьютору выполнять свою основную функцию — обеспечивать товаром партнеров, у некоторых игроков рынка все-таки остаются смутные сомнения.

Сложно сказать, насколько эти сомнения обоснованны в отношении diHouse и re:Store. Но разговоры о «преференциях» возникают практически всегда, когда в рамках одной группы существуют дистрибьютор и компания, работающая с конечными заказчиками (не важно, розничными или корпоративными).

«diHouse имеет огромное преимущество по сравнению с дистрибьюторами Apple (как су­ществующими, так и потенциальными), — говорит наш эксперт. — Именно потому, что у них одни и те же хозяева с сетью re:Store. Это те магазины, которые нужны вендору. И, как дистрибьютор, эта компания, конечно же, активно работает с партнерами, продает им продукцию. Но вот будет ли она так же активно создавать и развивать сильных конкурентов для своего розничного „брата“? Судя по всему, такая двойственность ситуации приводит производителя в замешательство».

Позволим себе предположить, что и в 2007 г. начало поисков второго дистрибьютора было связано с желанием найти выход из щекотливой ситуации. Правда, по мнению нашего источника, бизнес-модель компании «Марвел-Дистрибуция» не предполагает подобных «миссионерских» действий по отношению к каналу.

Объявляя о подписании соглашения с новым вендором**, представители «Марвел-Дист­рибуция» в 2009 г. уточняли, что предварительные переговоры были не только долгими, но и сложными, многоступенчатыми: «Ни с одним другим вендором не было такого детально­го обмена мнениями по поводу того, как следует вести бизнес». Тем не менее на пресс-конференции, посвященной этому событию, дистрибьютор рассказывал о планах не по созданию ­реселлеров Apple нового образца, а по увеличению объемов продаж ее продукции в нашей стране. По словам Власа Пет­рова, директора департамента «Ноутбуки, ПК и серверы» компании «Марвел-Дистрибуция» (в момент объявления о подписании дистрибьюторского соглашения), потенциал для разви­тия совместного бизнеса с Apple «...есть, и весьма неплохой. Например, в США в III квартале текущего года доля ПК Apple в штучном исчислении составила, по самым пессимистичным оценкам, около 9%. Такая доля на российском рынке — сверхзадача для нас, но мы хотели бы ее перед собой поставить».

Появление в продуктовом портфеле «Марвел-Дистрибуция» нового производителя, несомненно, положительно сказалось на бизнесе российской компании. Уже после первого полноценного года совместной ра­боты дистрибьютор рапортовал о феноменальных результатах: «Особо стоит отметить успешный старт продукции Apple. ­Дистрибьюторское соглашение с этой компанией было заклю­чено в 2009 г., но уже в 2010 г. Apple по объему поставок заняла четвертое место в списке наших поставщиков, и сейчас на долю этого вендора приходится 6% оборота компании». Итоги работы в 2011 г. были такими же впечатляющими: рост объема продаж продукции Apple через компанию «Марвел-Дистрибуция» составил 203%.

Но как эти показатели повлияли на положение Apple на российском ИТ-рынке?

По данным ITResearch, по итогам 2011 г. Apple не смогла вой­ти в пятерки лучших ни в номинации «Компьютеры», ни в номинации «Ноутбуки». Компания Gartner предоставила свои оценки положения вендора на российском рынке ПК по итогам 2011 г. И в этом исследовании Apple не попала в пятерку самых крупных поставщиков. Доля компании в поставках ­компьютеров менялась в разные кварталы от 1,3 до 2,7%, а по итогам 2011 г. составила 2,048%. При этом, как отмечает Аннетт Джамп, директор Gartner по исследованию рынка ­клиентских компьютерных уст­ройств, объемы продаж и рыночная доля Apple в России за прошлый год выросли примерно на 30% по сравнению с показателями 2010 г.

На вопрос, как повлияло на бизнес вендора в стране появление в его канале второго дистрибьютора («Марвел-Дистрибуция»), аналитик Gartner ответила следующее: «Несомненно, это помогло улучшить общие позиции Apple и сделать продукцию компании более доступной для российского ретейла».

Она добавила: «Подписание договора с компанией OCS может способствовать дальнейшему увеличению объемов продаж Apple на российском рынке и повышению уровня проникновения данной продукции, особенно в регионах. Ведь OCS — это дистрибьютор, обладающий хорошо развитой региональной сетью».

Выскажем предположение, что разговор об уровне регионального проникновения возник не случайно. Интерес к этой продукции со стороны региональных розничных продавцов велик. Очередной «всплеск» ­произошел после выпуска вендором планшетных компьюте­ров. В этом сегменте рынка ­Apple, несомненно, лидирует. Доля вендора в общемировых продажах «таблеток» на конец 2011 г. достигла 64%. Как отме­чает ITResearch, в начале 2011 г. доля планшетов Apple в России (с учетом неофициальных поставок) приближалась к 40%, но во второй половине ­года заметную конкуренцию составили планшеты на базе ОС Android, прежде всего — Acer и Samsung. По данным IDC, iPad составили около 40% всех поставленных за 2011 г. в Россию планшетов. Годом ранее этот показатель достигал 60%, однако с появлением большого числа устройств на Android доля Apple сократилась. Правда, некоторые игроки ИТ-рынка считают, что доля iPad в России по-прежнему значительно выше — около 60%.

«Несомненно, iPad — основной драйвер рынка продукции Apple, — говорит один из игроков ИТ-рынка. — Правда, продажи этого товара маломаржинальны. Вендор тщательно следит за ценами в этом сегменте рынка и старается сделать свой товар конкурентоспособ­ным не только по функционалу, но и по стоимости. Поэтому ка­налу практически ничего не ос­тается. Но это объемы! Зато все остальное, что предлагает Ap­ple, — это шикарный «хвост», на котором, в принципе, все реселлеры и зарабатывают».

Но до недавнего времени возможность продавать «драйверы» была далеко не у всех. На одном из «круглых столов», прошедших в рамках IT-Фору­ма 2011, один из участников ­жаловался на политику поста­вок вендора, в результате которой до середины прошлого года планшеты Apple были доступны только крупным федеральным розничным сетям. А у региональных ретейл-партнеров возможность получить этот товар со склада дистрибьютора по­явилась лишь во второй поло­вине 2011 г.

Многие представители российского ИТ-рынка связывают такую политику с острым дефицитом товара, который, в свою очередь, вызван, как считают, низким уровнем приоритета нашей страны в «рейтинге регионов» Apple. Мол, продукция в Россию отгружается в последний момент, по остаточному принципу. Правда, есть и другое мнение: скорость поступления к нам новинок ограничивается лишь оформлением необходимых для официального ввоза ­документов, а существующий дефицит — это всего лишь хорошо спланированный маркетинговый ход. И если рассматривать ситуацию с этой точки зрения, то можно предположить, что появление у Apple третьего дистрибьютора говорит об увеличении «товарных квот», выделяемых производителем на нашу страну. А если вспомнить еще и разговоры о возможности его прямого выхода на розничный рынок России со своими собственными магазинами, складывается ощущение, что уровень доступности товара для конечных пользователей, скорее всего, действительно повысится.

Но вот вопрос: насколько все эти действия облегчат жизнь тем, кто хочет продавать товар? Сейчас можно только предполагать, как в ближайшее время будут развиваться события.

*  *  *

Евгений Бутман, председатель совета директоров компании ­ideas4retail (ранее президент ECS), комментирует подписание соглашения между Apple и OCS: «Скоро год, как я не связан с бизнесом Apple, не имею информации из первых рук и вообще год, как не работаю на ИТ-рын­ке. Поэтому мои комментарии основаны на общем понимании ситуации и являются мнением эксперта, а не инсайдера.

Давайте рассмотрим ситуацию с формальной точки зрения. Apple, наверное, единственный из крупных поставщиков на российском рынке, имевший всего двух дистрибьюторов. Например, у Dell и Sony еще три года назад было по шесть дистрибьюторов, а ведь их продажи ниже, чем у Apple.

Зачем вообще увеличивать число дистрибьюторов? Основные причины — снижение рисков, связанных с финансированием закупок и кредитованием канала, увеличение продаж, ­расширение инвестиций в канал, развитие продаж в регионах, качественное и количественное наращивание маркетинга, уменьшение зависимости вендора от дистрибьюторов и, наконец, снижение цен на рынке.

Медленное расширение дистрибьюторского канала связано скорее с тем, что у компании очень высокие требования к своим партнерам. Работа по такому расширению началась еще в 2007 г., и почти через пять лет вендор пришел к рассмотрению вопроса о третьем партнере.

А теперь посмотрим, что происходит в реальности и нужен ли третий (четвертый, пятый...) дистрибьютор.

Есть компактная группа реселлеров, на которых приходится львиная доля всех продаж. Это, во-первых, re:Store — самый большой продавец Apple в России, за прошедшие 12 месяцев увеличивший число точек продаж на треть. Во-вторых, крупные ретейлеры („М.Видео“, „Медиа Маркт“, „Белый Ветер — ЦИФРОВОЙ“, „Ион“), чьи продажи также составля­ют значительную долю всего бизнеса Apple. Думаю, в сумме эта группа дает свыше половины всех продаж. Затем — региональный ретейл и несколько крупных В2В-реселлеров (в основном это компании, работающие с Apple с 90-х годов). Плюс пара крупных интернет-магазинов.

Суммарно перечисленные ­игроки занимают процентов 80–90 всего объема и интенсив­но развиваются. Их не более 25. А дальше идут сотни мелких реселлеров и интернет-магазинов. По сути третьему дистрибьютору предлагается играть именно на этом поле либо принять участие в увлекательной игре по перераспределению вот этих 25 крупных партнеров.

Здесь также надо иметь в виду, что продукты Apple имеют мало отношения к корпоративному рынку, это продукты для розницы. А во всех боль­ших городах уже есть или „М.Видео“, или re:Store, или „Медиа Маркт“, или крупная региональная розница. Места для локальных В2В-реселлеров немного, да и продукт этот сложный: реселлеры продавать Apple не умеют.

Повлияет ли появление третьего дистрибьютора на снижение цен? Ну, вообще-то, сами дистрибьюторы на Apple зара­батывают мало, основная маржа — в канале. Если вырастет конкуренция, их маржа сократится. Наиболее чувствитель­ным такое сокращение будет для мелких реселлеров, они ­сидят на минимальной марже. А ретейлеры начнут всячески сопротивляться такому снижению. Так что вряд ли это движение станет заметным.

Хватит ли товара на трех дистрибьюторов? В долгосрочной перспективе — да, конечно, хватит. Но сейчас, судя по публи­кациям, не хватает и двум. Так что проблемы усугубятся.

Повлияет ли появление третьего дистрибьютора на расклад сил „Марвел“ — diHouse? Думаю, да. В прессе я читал, что сейчас соотношение 70:30 в пользу diHouse. Думаю, пропорция даже сильнее в пользу diHouse. Эта компания — безусловный лидер в дистрибуции Apple, это лидерство держится на многолетнем опыте работы с вендором и безупречной кредитной истории, понимании особенностей вендора, глубоком знании продукта, умении разговаривать с ретейлом на одном язы­ке, лояльности канала. К тому же за спиной компании сто­ит ЛАНИТ.

„Марвел“ — сильная компания, с Apple работает чуть ­больше двух лет, теоретически может прибавить. Но пока успехи скромные. Думаю, это не то, на что рассчитывал Apple в 2009 г., назначая второго дистрибьютора. Так что третий ­дистрибьютор столкнется с непростой задачей: продавать в условиях дефицита товара, компактности канала и при безусловном лидере.

Что касается вопроса о дальнейшем развитии канальной политики... Мы можем рассмот­реть два варианта: а) сохранение статус-кво и б) переход на прямой импорт силами российского офиса.

Первый вариант не отличает­ся от того, что сейчас происходит. Будет развиваться региональный канал, наращиваться розничные продажи. Функции дистрибьюторов будут все более и более определяться их умением оказывать различные сервисы рознице.

При втором варианте, думаю, будет реализована та же модель, по которой сегодня ­работает ряд зарубежных вендоров (Sony, например): крупным розничным сетям постав­ки идут напрямую от вендора, а дистрибьюторы работают с кана­лом второй и третьей ка­тегории. Тогда поле для дистрибьюторов сократится в 2–3 ра­за. Если же после этого Apple откроет свой онлайн-магазин (applestore.ru), а также собст­венную розницу, то из участ­ников канала выживут только несколько крупных проектных компаний и интеграторов, а так­же часть регионального ретей­ла, остальные не смогут заниматься Apple».

Константин Шляхов, генеральный менеджер компании «Марвел-Дистрибуция», о соглашении Apple с OCS и канале продаж продукции вендора в России: «Поскольку наша компания с 2009 г. является официальным дистрибьютором Apple в России, я считаю некорректным и неэтичным комментировать политику продаж производителя (да и контрактные отношения с вендором также накладывают на нас некоторые ограничения в вопросах общения с прессой).

Тем не менее, поскольку в некоторых комментариях отдельных персон (и даже изданий) содержится весьма критическая информация о компании „Марвел“, считаю необходимым ответить.

Прежде всего хочу ответст­венно заявить: наша компания остается дистрибьютором Apple в России, мы не потеряли наш статус и не собираемся его терять в будущем (после некоторых публикаций к нам стали приходить даже такие вопросы :-)). Что касается текущей расстановки сил двух существующих дистрибьюторов, то, если сравнивать, как говорят американцы, яблоки с яблоками („apples to apples“ :-)), наша доля в канальных продажах на открытом рынке продукции Apple в России уже превосходит долю нашего конкурента.

Однако если мы прибавим к собственным продажам diHouse их отгрузки в сеть re:Store, на сегодняшний день крупнейшего розничного продавца Apple в России, и в компанию DPI, которая является доминирующим (фактически монопольным) системным интегратором Apple в образовательном секторе (а все эти три компании входят в один холдинг), то общая картина долей двух дистрибьюторов конечно же изменится не в нашу пользу. Хотя все равно распределение рынка между двумя существующими дистрибьюторами будет не столь „плачевно“ для нас, что (с подачи одного бизнес-издания) почему-то прозвучало в некоторых публикациях.

А вот тот факт, что в состав одного холдинга входят и дист­рибьютор, и розница, и системный интегратор, не понравится ни одному производителю.

Не комментируя опять же ­решение Apple подписать третьего дистрибьютора в России, хотел бы отметить тот факт, что средняя оборачиваемость нашего склада по продукции Apple менее двух недель. И вовсе не потому, что мы сознательно ограничиваем закупки или не можем получить отгрузку от производителя по причине кредитных ограничений. Как раз наоборот, мы „берем все, что дают“, и всегда оперативно находим деньги на расчеты с производителем, чтобы не допустить просрочек оплат и постановки наших заказов на „кредит холд“, хотя наши дилеры, увы, не всегда столь же аккуратно и своевременно платят нам. Так что в данный момент продукции, выделяемой для России, не сказать чтобы было много. Но если появление третьего дистрибьютора приведет также к увели­чению квот товара для России, в таком случае я буду приветствовать появление этого дист­рибьютора.

Ну а компанию OCS могу только поздравить с получени­ем безусловно крайне важного и желанного для них контракта с Apple.

Жить становится сложнее — значит, жить становится интереснее :-). Ну а какую им удастся отвоевать долю на этом (крайне непростом) рынке дистрибуции Apple — покажет только время».

Мнения представителей региональных ИТ-компаний

Не секрет, что продавать продукцию Apple не всегда просто. Мы попросили представителей региональных компаний поделиться своим опытом работы с вендором.

Вот какие ответы мы полу­чили.

Холдинг «КМ-Союз», Ростов-на-Дону (продает продукцию Apple два года, в ассортименте iPad, iPod, Macbook, iMaс, аксессуары): «Для расширения канала надо уделять внимание продавцам (магазинам, партнерам второго-третьего уровня), сейчас внимания „ноль“. Ограничены квоты на РФ, не хватает товара».

Компания МЭЛТ, Казань (продукцию Apple продают более двух лет: ноутбуки, планшетные ПК, смартфоны, плееры и т. д.): «Если говорить о проб­лемах, то одна из ключевых — мало официальных дистрибьюторов. Это приводит к отсутствию должной конкуренции на рынке закупок. Мы считаем, что новый официальный дист­рибьютор нужен. Однако это не приведет к скачку продаж — спрос на продукцию Apple осторожный, из-за того, что цена на технику этого производите­ля по определению достаточно высока».

Сергей Пак, коммерческий директор компании ИНТАНТ, Томск (продают продукцию ­Apple примерно с 2002 г.: «в основном планшеты, плюс в небольших количествах iPhone, iPod и ноутбуки»): «Объем реализации продукции Apple у нас крайне мал, берем для ассортимента плюс поставки под конкретных клиентов. Предложение на рынке ограничено, новинки появляются с запозданием, высокий ценник.

В настоящее время мы не являемся партнерами Apple, но в целом условия скорее приемлемы для компаний из крупных городов, чем для средней региональной, поддержка партнеров показалась недостаточной и негибкой.

С одной стороны, Aplle — это товар из тех, что „продает себя сам“, с другой — он относится к категории премиальных со всеми вытекающими последствиями.

Расширение канала продаж это неплохо, но складывается впечатление, что основа политики компании — развитие фирменных магазинов Apple, для которых, скорее всего, проблем в доступности товара нет. Если вендор заинтересован в расширении продаж через ИТ-канал, то прежде всего нужны изменения в политике развития партнерской сети».

Виктор Шебалин, генеральный директор компании «Клосс Сервисез Корпорейшн», Екатеринбург (торгуют продукцией Apple уже около двух лет, продают всю линейку: планшеты, телефоны, компьютеры, ноут­буки, точки доступа, медиаплееры и MP3-плееры, коробочный софт): «Часть товара доступна через официальных дистрибьюторов, а часть только как неавторизованный импорт из США и ЮВА.

Контакты с вендором практически отсутствуют. Маркетинговую поддержку, сервис, планирование продаж, насколько я понимаю, ведут дистрибьюторы или импортеры, поэтому сервис в зависимости от канала существенно различается. Единых условий нет.

Очень плохие условия гарантийного ремонта. Дилеры не могут влиять на сервисный центр, зато имеют обязательства перед конечным покупателем, а ремонт, как правило, затягивается месяца на три, а то и более. ­Ответ один — нет запчастей. Спасибо, иногда к проблеме подключается дистрибьютор (хотя это не входит в его обязанности), тогда дело может быть сдвинуто с мертвой точки, но это скорее исключение из правил.

Рынок в целом очень „тяже­лый“. По продукции Apple ­представлен практически весь спектр особенностей „дикого“ рынка: „конфискат“, „контрафакт“, „разлоченные“ и „перешитые“ телефоны, товар после ремонта и „рефабришен“, „серый без Ростеста“ и „белый с Ростестом“. Очень активны проверяющие (конфискующие) органы. Все это в широком диапазоне цен, зачастую ниже цен FOB Hong-Kong (одноразовые поставщики гарантийных обязательств перед покупателем выполнять не собираются, издержек по сервису не несут, основная цель — получить кэш для обналички). Основные игроки — „noname“ интернет-магазины и брендированная розничная франшиза. Середины почти нет.

На мой взгляд, увеличение предложения в канале (еще один мульти- или фокус-дист­рибьютор) мало что изменит. Надо строить сервис, шоу-румы и центры компетенций во всех городах-миллионерах, переводить Россию в первую категорию стран, где товар начинает продаваться одновременно если не с США, то хотя бы с Западной Европой.

Насколько я понимаю, сейчас этому препятствуют проблемы с таможней и музыкальным пиратством. Вроде бы софт, покупаемый в AppStore и загружаемый через Интернет, освобожден от НДС и оформляется в упрощенном порядке, а на музыкальные и видеотреки нужно оформлять грузовую таможенную декларацию, согласовывать с российским авторским обществом, делать в его пользу отчисления и платить таможенную пошлину. Я не поручусь, что это именно так, я не специалист в импорте музыкальных произ­ведений, но, по слухам, этот ­вопрос поднимался даже при встрече Медведева и Джобса, и якобы Медведев давал поручение решить вопрос с таможней. Но судя по тому, что сервис iTunes в России до сих пор недоступен, какие-то пре­пятствия, видимо, остаются. ­Возможно, конечно, что таможня ни при чем и это просто высокий российский уровень музыкального пиратства, но факт остается фактом: поставки уст­ройств, которые завязаны по бизнес-модели на сервис iTunes, в нашу страну приходят в третью или четвертую очередь».

* См. статью «Пионеры уступили дорогу Apple» в CRN/RE № 2/2008.

** См. статью «За „яблоками“ — в „Марвел“» в CRN/RE № 21/2009.


Версия для печати (без изображений)