Компания Samsung Electronics, входящая в состав крупнейшего в Южной Корее конгломерата Samsung Group, давно и хорошо известна на российском рынке. Особенно прочные позиции она занимает в области ИТ, бытовой техники и электроники. О результатах работы компании в прошлом году, оказавшихся весьма успешными и в нашей стране, и в целом на мировом рынке, а также о планах на текущий год директор представительства Samsung Electronics в России Дон Джу Ли беседует с главным редактором CRN/RE Александром Плитманом.

CRN/RE: Каковы основные итоги работы Samsung Electronics в России в 2000 г. и наметки на текущий год?

Д. Дж. Ли: Прошедший год был для нас весьма успешным. Прежде всего это относится к мониторам с ЭЛТ: объем продаж практически удвоился (по количеству) по сравнению с 1999 г. Очень быстро растут также продажи ЖК-мониторов, и мы надеемся, что эта тенденция сохранится и в текущем году. По двум другим, очень важным для нас товарным группам - накопители на жестких дисках и оптические накопители - бизнес также развивался успешно, и мы надеемся на 2-3-кратный рост продаж в 2001 г. Что касается телекоммуникаций, то, хотя в целом в компании Samsung это направление бизнеса считается очень успешным, ситуация в России, к сожалению, иная. В целом спрос на телекоммуникационные технологии в вашей стране растет быстро, однако его структура не вполне соответствует тому, что может предложить Samsung. В наибольшей степени российский рынок нуждается в телекоммуникационном, прежде всего телефонном, оборудовании low-end, в то время как наша компания производит преимущественно модели в среднем и дорогом ценовых диапазонах. Эта нестыковка и препятствует развитию нашего телекоммуникационного бизнеса в России.

CRN/RE: Каково соотношение по объемам бизнеса между тремя подразделениями Samsung Electronics в России: отделением бытовой техники и электроники, отделением ИС и отделением телекоммуникаций?

Д. Дж. Ли: По итогам 2000 г. доля продуктов на российском рынке примерно такова: аудиовидеотехника - 63%, "белая" (бытовая) техника - 17% (в отделении бытовой техники и электроники мы разделяем эти два направления), продукция ИТ (отделение ИС) - 18%, телекоммуникационное оборудование - 2%. В текущем году мы ожидаем, что доля отделения ИС вырастет до 25%.

CRN/RE: На чем основан этот прогноз, будет ли устойчивой тенденция роста?

Д. Дж. Ли: В течение трех последних лет доля товаров Samsung, относящихся к отделению ИС в России, была примерно постоянной, и только в этом году компьютерная техника будет пользоваться существенно большим спросом, чем продукция других наших отделений, отсюда и увеличение доли отделения ИС. Тому есть по меньшей мере три причины. Самая важная из них - это очень сильные позиции и высокая репутация наших мониторов. Вторая причина - усиление наших позиций на рынке накопителей как НЖМД, так и оптических. Штаб-квартира Samsung Electronics поставила задачу расширить наше присутствие в этом сегменте рынка, и благодаря ее поддержке цены на накопители могут оказаться очень конкурентоспособными - лучше, чем у наших тайваньских конкурентов. Кроме того, в этом году мы впервые выводим на российский рынок лазерные принтеры марки Samsung.

CRN/RE: Можно ли ожидать каких-то еще новых видов техники от Samsung?

Д. Дж. Ли: Мы рассматриваем также возможность вывода на российский рынок портативных ПК Samsung, но если это и случится, то не раньше, чем через год. Наша компания производит ПК в больших объемах, на внутреннем корейском рынке настольные компьютеры Samsung доминируют (около 80% всех продаваемых компьютеров). Но на экспорт мы поставляем только портативные ПК. Они уже известны в ряде европейских стран, в частности в Великобритании, Франции и Италии. Готовимся выйти и на американский рынок. С точки зрения расширения географии сбыта портативных ПК Россия входит в группу стран "второй очереди".

CRN/RE: В свое время ваша компания приобрела американскую компанию AST, известного изготовителя ПК и серверов...

Д. Дж. Ли: Увы, это приобретение - один из самых печальных эпизодов в истории Samsung Electronics. В AST были вложены большие средства, но это не помогло, и такой марки больше не существует. Хотя иногда еще можно встретить отдельные экземпляры с этой маркой из старых запасов.

CRN/RE: С какими результатами Samsung Electronics закончила 2000 г. в мире в целом?

Д. Дж. Ли: Прошедший год стал самым удачным за всю историю нашей компании. Объем продаж достиг 35 млрд. долл., а прибыль - 7 млрд. долл. Учитывая, что мы - преимущественно производственная компания, это необычайно высокий уровень прибыльности. Преобладающую часть прибыли (около 80%) приносит наше полупроводниковое подразделение, хотя его доля в объеме продаж лишь около 1/3.

CRN/RE: Как это вам удается? Ведь в вашей продукции доминируют микросхемы памяти, цены на которые, как известно, сильно колеблются, и их резкое снижение приводит к большим потерям для производителей...

Д. Дж. Ли: Когда я задал такой же вопрос моему другу, одному из руководителей полупроводникового подразделения Samsung Electronics, он ответил так. Samsung - самый крупный, конкурентоспособный и потому самый "живучий" производитель этих микросхем, и снижение цен на этом рынке для нас не так опасно, как для других, оно нам даже выгодно: чем сильнее падают цены, тем меньше останется конкурентов и тем больше мы выигрываем. В этом подразделении производятся также ЖК-панели, и это тоже очень прибыльный бизнес. Однако здесь наши позиции не столь сильны, как на рынке микросхем памяти - здесь сильнее конкуренция, в частности со стороны компаний LG и Philips, недавно объединивших свои полупроводниковые подразделения, а также небольших тайваньских компаний, выпускающих ЖК-панели по довольно низким ценам.

CRN/RE: С какими основными проблемами столкнулась Samsung Electronics на российском рынке в 2000 г. и какие предстоит решать в нынешнем?

Д. Дж. Ли: В общем я не вижу больших проблем. Имя Samsung хорошо воспринимается в России, и мы были очень рады тому, что телевизоры и микроволновые печи Samsung получили в прошлом году почетное звание "Народная марка". В этом году мы выводим на рынок много новых высокотехнологичных и по возможности не очень дорогих изделий, чтобы они были доступны как можно большему числу россиян. Мы хотим, чтобы по всему спектру наших потребительских товаров, включая мониторы, марка Samsung стала в России национальной маркой (national brand). Ведь уже сейчас по ряду основных видов товаров - телевизоры, видеомагнитофоны, микроволновые печи, мониторы - доля Samsung Electronics составляет около 30%, т. е. почти каждый третий житель России пользуется нашей техникой. Хотя трудности, конечно, есть. Так, на рынке мониторов, наряду с Samsung, есть еще два крупнейших игрока, ViewSоnic и LG. Сейчас они заметно отстают, но могут предпринять какие-то неожиданные действия, например резко снизить цены, и это вызывает некоторую напряженность и вынуждает нас быть настороже. Мы с оптимизмом оцениваем перспективы российского рынка мониторов, ведь спрос на мониторы, как и на другие компоненты, - это производная спроса на компьютеры, а российский рынок ПК сейчас уверенно развивается.

CRN/RE: В Москве уже около пяти лет работает исследовательский центр Samsung Electronics. Как он развивается?

Д. Дж. Ли: Наш московский центр занимается разработками в области электроники, телекоммуникаций, ПО, обмениваясь результатами с лабораториями Samsung в Корее. Мы придаем его развитию очень большое значение. Ранее планировалось, что здесь, в России, будут проводиться только начальные этапы, а последующие разработки и доведение их до готовых решений - в Корее. В прошлом году мы пересмотрели этот подход, и сейчас растет число проектов, выполняемых совместными усилиями на всех этапах. Сегодня здесь работают более 50 человек, и численность персонала быстро растет.


Версия для печати (без изображений)