Завязка

Подобное заявление напоминает завязку фантастического детектива. Почти вся информация, рассылаемая "Лабораторией Касперского", интригует, действует на воображение своими заявлениями типа: "Сетевой червь 'SirCam' бьет рекорды по распространению", "Code Red': новое поколение "бестелесных" сетевых червей вызвало глобальный хаос ..." и предупреждает о весьма и весьма реальной опасности. Но именно потому, что на компьютерном небосклоне существуют разработчики антивирусных программ и, конечно же, "Антивирус Касперского", "роман-катастрофа", будем надеяться, нам не грозит.

Как же "детектив" начинался на самом деле? Руководитель антивирусных исследований компании "Лаборатория Касперского" Евгений Касперский рассказывает, что все произошло случайно. В 1989 г., трудясь в военном НИИ, Евгений работал на одном из немногих в ту пору в нашей стране ПК ("Оливетти М-24") и именно тогда увидел первый вирус. Ему стало интересно, "как эта штука работает", и он довольно быстро разобрался. А через несколько дней попался второй вирус и так далее - третий, пятый, десятый... Евгений начал собирать вирусы, как некоторые собирают марки или этикетки. Параллельно работал над своей антивирусной программой, совершенствуя и дополняя ее. Когда программа начала ловить 50-80 вирусов, он понял, что она ничем не хуже, чем другие антивирусы, и стал пытаться перевести программу "на коммерческую основу".

Развитие сюжета

Когда Евгений Касперский понял, что больше времени тратит на разработку антивирусов, чем на основную работу, он уволился из своего "ящика". 19 мая 1991 г. пришел в "КАМИ", где был создан антивирусный отдел. Поначалу Евгений был вообще в отделе один, в конце года появились еще два программиста - Вадим Богданов и Алексей Де-Мондерик.

Эти трое и еще Наталья Касперская, пришедшая на работу в "КАМИ" в 1994 г., стали впоследствии основателями компании "Лаборатория Касперского".

Евгений Касперский несколько шутливо выделяет четыре этапа своей деятельности: хобби (1989-1991 гг.); "варение внутри себя" (1991-1994 гг.); серьезная работа в "КАМИ", когда отдел уже стал коммерческой единицей (1994-1997 гг.); независимая фирма (с 1997 г.).

В 1994 г. Наталья начала регистрацию антивирусной разработки в Российском агентстве по авторским правам. В 1996 г. были созданы две дистрибьюторские компании для ее распространения, что позволило создать первый денежный задел. Но просуществовали они недолго.

Вскоре компания "КАМИ" начала испытывать трудности, и в 1997 г. антивирусный отдел решил отделиться.

Три раза перерегистрировали название своей компании, прежде чем выбрали окончательное. С точки зрения Натальи, в названии должна была фигурировать фамилия Касперского, так как это позволяло сэкономить деньги - имя-то на рынке было уже известным. В 1998 г. "Лаборатория Касперского" впервые участвовала в выставке "Комтек", и никому не нужно было объяснять, что это за фирма, - уже был "брэнд".

Сейчас компания ведет продажи через партнеров и развивает корпоративное направление. С 2000 г. началась работа на западных рынках.

Наталья Касперская рассказывает: "На Западе, конечно, приходится очень тяжело, во-первых, потому, что рынки уже поделены, а во вторых, - "эти русские...". Тем не менее некоторые крупные клиенты Symantec уже переходят на наше ПО, поскольку оно лучше и мы быстрее реагируем на появление новых вирусов".

За рубежом уже существует партнерская сеть (около 50 компаний), правда, пока не структурированная - с каждым партнером заключали особый контракт, оговаривали индивидуальные условия. Сейчас компания совершенствует свою партнерскую программу, в будущем она будет единой для всего дистрибьюторского направления, т. е. и для российских, и для зарубежных партнеров.

Осваивают в "Лаборатории Касперского" еще один перспективый путь бизнеса, связанного с ПО. Это продвижение технологии и "достраиваемого продукта". Разработчик, скажем, бухгалтерской системы, хочет проверять ее очередные версии и "заплаты" на возможность присутствия вирусов. Писать для этого собственную программу нет смысла, это дело профессионалов, но можно лицензировать антивирусное ПО или какой-то его модуль. "Лаборатория Касперского" готова стать этим лицензиаром за определенный процент, при этом разработчик ПО, приобретая лицензию, обязан ставить логотип "Лаборатории". Это один из способов, с помощью которых компания намерена зарабатывать на западном рынке. Первые клиенты уже есть, несколько контрактов находятся на стадии разработки.

Кульминация

В 2001 г. у "Лаборатории" появился "зонтичный брэнд". Зеленый кибер-зонтик на коробках с ПО - не только символ защиты от "кислотных дождей, насыщенных компьютерными вирусами", но и общий семейный зонт, под которым оказалось все ПО, получившее, наконец, имя одного из его создателей. Ныне AntiViral Toolkit Pro (AVP) превратился в "Антивирус Касперского", и появилась новая зарегистрированная торговая марка комплекса ПО - Kaspersky.

Вот что говорит об этой трансформации Наталья Касперская: "Теперь из узкоспециализированного разработчика антивирусного ПО компания превращается в производителя систем информационной безопасности в широком смысле. Мы надеемся, что новое имя обеспечит четкую ассоциативную связь между названием продукта и именем компании-производителя".

Этот год в компании называют "переломным", ибо появилась новая стратегия в области разработки и позиционирования ПО. Всеволод Иванов, директор по маркетингу и продажам "Лаборатории Касперского", заявляет, что именно сейчас в компании ведут разработки, "исходя прежде всего из потребностей рынка".

В свете последних начинаний все ПО "Лаборатории" делится на три группы. Первая - для домашних пользователей, это "Антивирус Касперского" в версиях Lite ("облегченный" вариант для начинающих пользователей с новым дизайном интерфейса); Personal (комплексная антивирусная защита ПК для опытных пользователей; Personal Pro (самый полный набор средств защиты для "продвинутых" домашних пользователей). Вторая - "Антивирус Касперского Business Optimal", варьируемое решение для малого и среднего бизнеса. И третья - Kaspersky Corporate Suite для крупных корпоративных заказчиков, предусматривающий не только антивирусную защиту, но и поставку полномасштабного решения, обеспечивающего информационную безопасность предприятия в целом с расширенным набором услуг по системной интеграции.

В компании появился и департамент корпоративных решений, где ведется разработка готовых комплексных решений по обеспечению информационной безопасности, интегрируемых в существующие ИС предприятия. Опыт поставки подобных решений у компании уже есть. Их заказчики - Центральный банк РФ, компания "Татнефть", Сбербанк Украины и др. "Лаборатория Касперского" предлагает и консалтинговые услуги, в том числе по обследованию и анализу сети для определения возможных точек стороннего проникновения. Работа на рынке крупных корпоративных клиентов стала частью новой стратегии развития прямых продаж.

Собирательный образ

С другим известным разработчиком антивирусного ПО, компанией "Диалог-Наука", существовали, по словам сотрудников "Лаборатории Касперского", самые дружественные отношения - "банкеты и т. д.". Но это поначалу, поскольку в 1994-1996 гг. "Диалог-Наука" была явным лидером на рынке. Потом, как полагают в "Лаборатории", "мы становились все более заметными, их это беспокоило, и отношения стали натянутыми". Это можно понять.

А что же остальные отечественные антивирусные разработки? Евгений Касперский заявляет: "Исчезают, потому что люди переходят на работу к нам". Оказывается, уже три таких проекта прекратили независимое существование, потому что программисты работают на "Лабораторию Касперского" и, по словам ее сотрудников, "страшно довольны". Скоро переедут в Москву специалисты еще одной, уже четвертой фирмы. Евгений рассказывает: "Мы постоянно ищем таланты и предлагаем им неплохие условия. Есть люди, которые не согласились переезжать в Москву, но теперь это не проблема. Они тоже с нами, но через Интернет".

Что интересно, подобный путь привлечения специалистов "Лаборатория" использует и за границей. Евгений рассказывает, как однажды (в 1999 г.) за неделю проехал всю Европу: "Ночью - поезд. Утром проснулся, тебя уже встречают. Полтора дня пообщался, потом опять в поезд - и в третьей стране выплыл. В одном месте мы посмотрели солнечное затмение, в другом - "Формулу 1", в третьем - праздник фейерверков...". Так проходило турне по антивирусным компаниям. В результате "Лаборатории Касперского" удалось найти немало специалистов, готовых сотрудничать и даже войти в штат компании.

Один из известных примеров - привлечение к работе в компании румынского специалиста Костина Райу, члена CARO (Computer Antivirus Researchers' Organization - международная организация, объединяющая ведущих антивирусных специалистов) и редакционного совета британского журнала Virus Bulletin. Ранее Костин работал в румынской компании GeCAD Software. Сейчас он - ведущий антивирусный эксперт "Лаборатории Касперского".

Роман в романе

Наталья Касперская полагает, что "сейчас компания достигла того устойчивого и многообещающего состояния, когда управляют профессионалы". Сложившуюся команду здесь считают удачной, полагая, что руководитель вовсе не обязан быть техническим специалистом в конкретной области, но должен быть менеджером с западным стилем работы. Судьбы у пришедших в "Лабораторию" топ-менеджеров - самые разные.

Так, Всеволод Иванов, директор по маркетингу и продажам, пришел в прошлом году из торгового дома "Перекресток", где был директором по маркетингу. До это- го два года трудился на аналогичной должности в IBS. Но поскольку для маркетолога наиболее интересны те компании, которые выходят на массового потребителя, то он поддался соблазну.

Про свое "хождение в торговлю" Всеволод Иванов говорит так: "Решил было попробовать себя на потребительских рынках, но понял, что на рынке ИТ совершенно особая среда и к иной мне очень трудно приспособиться".

В "Лаборатории Касперского" перед ним поставили задачу: сделать компанию рыночно-ориентированной. Он понял, что в рамках одного семейства продуктов - антивируса можно сделать "несколько принципиально разных продуктов с точки зрения целевых аудиторий". И позиционирование должно быть разное: например, как очень сложное ПО с трудоемкой инсталляцией, доступное только для крупных корпоративных клиентов, или же как простая защита для домашнего компьютера. Поэтому необходимо выделить несколько направлений, ориентированных на определенные категории потребителей.

Всеволод подходит к делу неординарно, ищет новые пути. Ведь небольшая по западным меркам российская компанияможет конкурировать с мировыми гигантами, только используя нестандартные, революционные подходы, в том числе и в сфере продвижения ПО.

И вот еще одна судьба. Михаил Калиниченко (закончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ, кандидат физико-математических наук) стал техническим директором "Лаборатории Касперского" в 1999 г., причем до этого он работал в крупной американской компании и с российскими разработчиками ПО столкнулся впервые. Сейчас он руководит всеми техническими подразделениями компании.

Михаил Калиниченко действительно испытывал в первое время немалые затруднения, "вживаясь" в быт отечественных разработчиков. Он уже отвык от некоторой необязательности, от того, что люди верят друг другу на слово; удивляли его и долгие споры.

Вообще-то появление должности технического директора в "Лаборатории Касперского" казалось странным, ведь разработки как-то негласно возглавлял Евгений. Но он, кстати, отнесся к этой идее положительно, оставив себе в основном творческие аспекты деятельности.

Наталья Касперская подчеркивает, что компания весьма заинтересована в сотрудниках, прошедших школу западных корпораций - у них иной, более конструктивный взгляд на бизнес.

Сегодня именно баланс между западным производственным подходом к разработке ПО и творческим отношением российских программистов позволяют компании успешно конкурировать с крупными производителями.

Михаила Калиниченко интересуют идея создания комплексного ПО и альянсов с отечественными разработчиками средств защиты информации, правда, о результатах переговоров пока не рассказывает.

Лирические отступления

Наталья и Евгений Касперские, когда начинали вместе работать, были мужем и женой. В 1997 г. развелись - утверждают, что при общей работе очень трудно быть постоянно вместе. У них - двое детей.

Наталья говорит о детях: "Пусть решают сами, кем им быть в будущем". Евгений с этим согласен, но подчеркивает: "Если у нас не будет профессиональной армии, мои сыновья будут учиться за границей".

Разговор с Евгением о его увлечениях тоже вдруг упирается в социальные моменты: "Хобби... Мое хобби - моя работа. Раньше я бегал... Катаюсь на горных лыжах. Езжу на дачу к маме, мое любимое занятие - косить траву. Дача у нас старая. По привычке мама сажает овощи, ягоды. Я бы предпочел, чтобы был сплошной газон". А на вопрос: "Газон - это признак появления в России среднего класса?" - отвечает, что таковой класс в России определенно отсутствует и появление газонов - лишь признак того, что на еду можно заработать в своей компании, с помощью своего дела.

Хеппи энд

В этом году достижения компании были отмечены рядом международных организаций. На мировом экономическом форуме в Давосе "Лаборатории" присвоено звание "Пионер технологий". Международная неправительственная организация CyberPolice отметила ее как лучшего поставщика антивирусных решений (оценка - "пять"!). Кроме того, "Антивирус Касперского" успешно прошел тесты на сертификат Checkmark, присуждаемый британской лабораторией West Coast Labs.

Что будет дальше? На этот вопрос Евгений Касперский отвечает задумчиво: "У нас есть несколько идей... Собираемся привлекать различные математические теории, контактируем с академическими институтами на предмет совместных разработок, ведь самые разные типы вирусов можно свести в единый словарь и использовать "некоторые математические изобретения" для того, чтобы сразу реагировать на определенный тип. Существует отечественная математическая школа, которая позволяет найти такие "математические изобретения".


Версия для печати (без изображений)