Эндрю Гроув из Intel (слева) и Билл Гейтс из Microsoft на 20-летии IBM PC в Музее технических достижений в Сан-Хосе (Калифорния).

«Подумать только, уже успело вырасти целое поколение, которое не помнит времени, когда не было персонального компьютера!» Это была первая, каюсь, банальная мысль, которая пришла мне в голову, когда я узнал, что в августе нынешнего года исполняется 20 лет IBM PC.

Другое дело, что поколение это, видимо, и не слышало, что и до IBM PC были персональные компьютеры, правда, парадигма ПК тогда была совсем иная. Как это ни странно сегодня звучит, но в конце 70-х распространенные тогда Commodore, Tandy и Apple занимали очень специфическую нишу игрушек для людей с высшим техническим образованием, в первую очередь с «диагнозом» «программист», которым надо было чем-то заполнить досуг.

Концепция же, предложенная IBM, несмотря на то, что с технической точки зрения она ничем особенно не выделялась, оказалась головокружительно успешной. Анализировать причины этого феномена, видимо, не имеет смысла — они и так всем известны. Хотелось бы только подчеркнуть, что, отстав минимум на два года от конкурентов, фактически не имея четкой маркетинговой стратегии, а руководствуясь, скорее, неким чутьем, «родители» PC вывели на рынок довольно стандартную платформу, которая сегодня обернулась самой массовой вычислительной системой. Создается впечатление, что еще 20 лет назад им удалось заглянуть в сегодняшний день с Интернетом, графикой в реальном цвете, «полным» видео, групповой работой и трехмерными играми.

Сейчас в отношении IBM, ее последователей, партнеров и попутчиков можно занимать любые позиции — от строго принципиальных до чисто вкусовых. Можно ругать Microsoft и критиковать Intel, разбирать ошибки Compaq и НР и радоваться успехам альтернативных платформ. Нельзя отрицать одного: 20 лет назад как-то незаметно свершилась техническая революция, последствия которой по масштабам сравнимы разве что с появлением автомобиля или изобретением телевидения.

Может быть, нам так до конца и не удастся осознать то, чему мы стали свидетелями. Но это — участь современников всех великих событий.


Версия для печати (без изображений)