Eще в конце 80-х перед многими российскими программистами встал вопрос: что выбрать - работу на родине или в дальних краях? Уже тогда я сформулировал "идеальное решение" - зарабатывать там, а жить здесь. С тех пор этим и занимаюсь. Не так давно это занятие обрело солидное название - оффшорное программирование.

Довольно подробно об отъезде российских программистов в другие страны я говорил в интервью "Радио Свобода" (http://www.svoboda.org/programs/sc/2001/sc.073101.shtml). Однако в последнее время в этом вопросе появилась специфика, связанная с кризисом в секторе высоких технологий США. Давайте рассмотрим, в чем эта специфика проявляется.

Итак, хорошо ли работать программистом в Америке в конце 2001 г.? Это один вопрос. Второй вопрос связан с оффшорным программированием - как изменилась ситуация в этом бизнесе вследствие американского кризиса. Для меня два этих вопроса - две стороны одной проблемы - где программисту лучше?

На первый взгляд хрен редьки не слаще - кризис он и есть кризис. Уезжать сегодня - огромный риск, если не безумство. Да и в России число заказов должно существенно уменьшиться. Но это только на первый взгляд. Как всегда, все решают нюансы. Давайте перечислим факторы положительного влияния кризиса на судьбу программиста. Охотников говорить о негативном и без меня хватает.

Во-первых, для некоторых российских компаний (не буду указывать пальцем) число заказов из США благодаря кризису существенно возросло. Механизм этого процесса прост. Денег у американских компаний стало меньше, а задачи остались. Работать по старинке, нанимая "консультантов" (свободных программистов, выполняющих заказы и живущих в США), стало чересчур дорого. Одно из естественных решений - поискать более дешевую рабочую силу за рубежом. Но и рисковать не хочется. Тут-то и помогают старые связи и прочные репутации.

Во-вторых, многим программистам в США стало только лучше. Действительно, примерно половина из них уволена, но оставшимся зарплату не уменьшили. Более того, они как бы автоматически поднялись по карьерной лестнице, пройдя жестокое сито увольнений. Ясно, что следующий раунд увольнений у выживших компаний раньше конца будущего года не ожидается. Правда, уволенным от этого не легче.

В-третьих, давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения инвесторов. Они, как и программисты, весьма избалованы бумом, который предшествовал кризису. И так же как у программистов, их аппетиты уменьшаются медленно. Желание вкладывать деньги в высокие технологии все еще огромное. Лозунг Америки конца ХХ в. "Не надо бояться неудач" еще не до конца умер. Да и вообще не держать же деньги в банке, где они приносят в лучшем случае 8%. Значит, надо искать и находить перспективные проекты. Риск здесь оправдан. Поэтому по-настоящему инвестиционно привлекательный проект получит гораздо больше инвестиций, чем он получил бы на волне бума - конкурентов стало меньше. В сущности, для этого и существуют кризисы - для отделения зерен от плевел.

Ситуация во многом напоминает наш кризис 1998 г. Доллар тогда вырос в четыре раза, а цены - только в два. Поэтому люди, получавшие зарплату в долларах (если ее не уменьшили) и не имевшие вклады в банках, здорово выиграли. Остальные (каковых было большинство), естественно, проиграли. Но самое тяжелое последствие обоих кризисов - сокращение покупательной способности населения.

Теперь вернемся к вопросу, где программисту лучше? Все предыдущие рассуждения, так же как и мой опыт, показывают, что ситуация на рынке, в том числе и на рынке рабочей силы, практически никакого отношения к делу не имеет. Отвечу так: программисту лучше там, где лучше его жене. Львиная доля моих уехавших знакомых сделала это по инициативе жен. Из Америки никто из моих знакомых не вернулся, поскольку это влекло бы за собой развод, а там этот процесс гораздо болезненнее, чем в России. С точки зрения жены, быт в России несравним с бытом в США (с точки зрения мужа - тоже, но скорее в другую сторону). Поэтому кампанию за возвращение русских в Россию я бы начал с агитации женщин, а именно с создания здесь для них адекватных условий.

Теперь немножко в сторону. Термин "оффшорное программирование" стал настолько популярным, что уже теряет всякий смысл. Я слышал о компаниях, выполняющих оффшорные государственные заказы (интересно, на какое государство они работают и куда при этом смотрят компетентные органы?), о точных цифрах годового оборота в этом секторе. Мне кажется, что фирме или программисту все равно, какой заказ выполнять - оффшорный или местный, была бы только адекватна зарплата. Отличить оффшорное программирование от заказного внутри страны практически невозможно. А поверить в правильность сведений оффшорных программистов об обороте этого сектора может только безудержный оптимист. Весь сектор держится на том, что ни заказчику, ни исполнителю нет смысла афишировать свою связь. (Напрашивается аналогия с проституцией.) Заказчик часто пытается выдать чужую разработку за собственную, а программист не хочет думать о налогах. В этих условиях можно говорить об увеличении или падении оборота вследствие кризиса только для отдельных компаний, а не для сектора в целом.

На самом деле в российских (да, наверное, и в индийских) условиях оффшорность программирования означает в основном более высокую прибыль и более высокие требования к организации процесса разработки, качеству отчетности и документации. Никаких других отличий внутрироссийского заказа от заказа зарубежного я не вижу. Нормальный американский программист, оказывающий "программные консультации", ведет нормальную документацию по любому проекту и оплату требует вне зависимости от гражданства заказчика. А мы в России умеем делать по-человечески только продукцию, предназначенную на экспорт. Принцип "для себя подешевле и похуже, а на экспорт подороже и получше" в программировании соблюдается столь же неуклонно, как и во многих других отраслях.

И так же как в Советском Союзе было престижно "работать на экспорт", так и сегодня все стремятся заявить, что они занимаются оффшорным программированием. Поэтому ни число, ни даже состав участников этого сектора не соответствуют заявленному. Повторяю, реальным игрокам не всегда выгодно здесь высовываться.

Я считаю, что одним из главных показателей успешности фирмы оффшорного программирования является число заказчиков. Это и отличает стабильный рынок от однократного везения или еще чего-то. Многомиллионные контракты от одного заказчика - это удача. Пара миллионов, полученных от нескольких заказчиков, - это бизнес оффшорного программирования, потому что в первом случае не включены такие важные части этого бизнеса, как поиск заказов, умение работать в разных системах отчетности и т. д.

Вторая составляющая бизнеса, непосредственно связанная с предыдущей, - портфель удачно выполненных заказов. Посмотрите, что говорят о себе фирмы оффшорного программирования - сколько у них людей, какие обороты, какой есть "крутой" заказчик. А какие проекты выполнены, даже в общих чертах не слышно. Это, как если бы строительная фирма уговаривала вас заказать постройку дома, но ни разу не упомянула, где можно взглянуть на сданные ею объекты, а только говорила, сколько стоит квадратный метр, в каком престижном районе они строят, сколько у них рабочих. Я бы предпочел один раз взглянуть на построенный ими дом, чем иметь всю эту, весьма косвенную, информацию.

Хочу закончить практическим ответом на поставленный в заглавии вопрос. Программисту лучше там, где у него больше возможностей. Десять лет назад, наверное, это была Америка, год назад - возможно, был Израиль, через пять лет это, скорее всего, будет Россия. (Я говорю о людях, выросших здесь и имеющих достаточную квалификацию, чтобы нигде не утонуть в море рабочей силы.) Если учесть, что на процесс адаптации после эмиграции уходит никак не меньше пяти очень тяжелых лет, я бы посоветовал пока оставаться здесь. Правда, я плохой в этом деле советчик, потому что сам не уехал и в лучшие для Америки времена и на лучшие, чем у большинства моих читателей, условия.

Автор - генеральный директор компании "ДИСКо"


Версия для печати (без изображений)