В этом году Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина от­мечает свое столетие. В юбилейный год особое внимание уделяется выставочной программе, каждый показ становится событием культурной жизни. Так, в феврале 2012 г. в Отделе личных коллекций проходила большая выстав­ка «Книга художника. Livre d’artiste», на которой было представлено около 300 работ из собраний Георгия Генса и Бориса Фридмана.

Георгий Генс, президент группы компаний ЛАНИТ, начал собирать «книги художника» лет семь назад. «Заразил» его этим увлечением коллега и известный собиратель жи­вописи и графики Борис ­Фридман, глава компании «Микроинформ».

Немногие, даже среди зна­токов, знают о такой форме изобразительного искусства, как «книга художника». Тем не менее эта выставка неслучайно была включена в программу торжеств и пользовалась большой популярностью: ежедневно ее посещали до 1 тыс. человек.

Сейчас известно всего около тысячи «книг художника». Все они изданы довольно давно. Считается, что ни одна из них не потеряна, по крайней мере из числа наиболее интересных. По мнению коллекционеров, из этой тысячи особого внимания заслуживают около 600, среди которых примерно 250–300 знаковых изданий. Нужно заметить также, что экзем­пляры даже одной и той же «книги художника» могут быть неравноценны. Например, на первой странице некоторых экземпляров могут быть подписи и художника, и издателя, и даже автора произведения, в других — найдутся еще какие-то особенности. Поэтому иногда даже отдельные листы представляют не только большую художественную, но порой еще большую коммерческую ценность. В результате часть таких книг была разобрана и распродана именно так — ­постранично.

«Конечно, я предпочел бы ­собирать именно такие, особенные экземпляры, — говорит ­Георгий Генс, — но это гораздо сложнее, да и дороже. Поэтому собираю любые, и оказываясь по делам там, где можно найти „книги художника“, обязательно их смотрю». Правда, в связи с занятостью, не всегда удается ради покупки книги ­самому поехать «на край све­та». И часто заинтересовавшие Генса книги по его просьбе ­приобретает Борис Фридман или профессиональные дилеры. Каждый год в коллекции прибавляется примерно 20–30 таких книг. Сейчас их уже около 200, и, насколько известно владельцу, это крупнейшее собрание в России.

Георгий Генс

Президент группы компаний ­ЛАНИТ. Родился 5 октября 1954 г. в Москве. После ­окончания в 1976 г. эконо­мического факультета МГУ в течение 12 лет работал во ВНИИ авто­матизации управления в непромыш­ленной сфере (ВНИИНС), пройдя путь от младшего научного сотрудника до заведующего отделом. В 1989 г. создал компанию ЛАНИТ ­(Лаборатория новых информационных ­технологий), ­бессменным ру­ководите­лем которой (сейчас это ­группа компаний) остается до сих пор.

Выставка, состоявшаяся в ГМИИ им. А. С. Пушкина, — уже второй публичный показ из коллекций Георгия Генса и Бориса Фридмана. Первый прошел в 2010 г. в Московском музее современного искусства.

Чтобы достойно представить свои собрания публике, их владельцам, особенно Борису Фридману, пришлось потратить немало усилий и времени. Никаких денег выставки не приносят, но, несомненно, добавляют собирателям известности, причем не только в кругах любителей искусства.

«Здесь дело не в славе, скорее, хочется поделиться радостью. Для нас важно показать это ­искусство как можно большему числу людей. Некий элемент тщеславия и честолюбия определенно есть у всех коллек­ционеров: мол, смотри, что у меня есть», — говорит Ге­оргий Генс.

Здесь можно вспомнить самых знаменитых российских коллекционеров-предпринима­телей — Павла и Сергея Третьяковых. Начав собирать картины для украшения соб­ственных кабинетов, они в ито­ге создали уникальное собрание произведений живописи и скульптуры и не могли, не захотели хранить его только для себя.

Кстати, создание 17 лет ­назад Музея личных коллекций придало новый импульс развитию частного коллекционирования. Собирательской ­деятельности теперь отводится важная роль в деле сохра­нения культурного наследия страны.

Генс вкладывает особый смысл в само понятие «кол­лекционер», и даже несмотря на наличие обширного собрания «книг художника» и прошедшие выставки, таковым себя не считает. Большинство тех, кто что-то собирает, — на самом деле не коллекционеры, ­поясняет он. Настоящий коллекционер должен быть увлечен предметом коллекционирования, он изучает этот предмет, знает про него «всё». А если человек с помощью хороших консультантов купил, к примеру, несколько картин, пусть очень ­хороших, он еще не коллекционер, а скорее — просто инвестор в заинтересовавшем его направлении.

«Настоящих коллекционеров не так уж много, и я отношусь к ним с глубоким уважением. Вот Борис Фридман — на мой взгляд, настоящий коллекционер: он про живопись знает все, и мне повезло, что я с ним познакомился. К сожалению, я не отношусь к такого рода собирателям. Основное мое увлечение — все-таки работа», — говорит Георгий Генс.

Себя он считает «начинающим» коллекционером «книг ­художника». «Я уже довольно много знаю о том, какие художники работали в этом жанре, какие ­вышли книги, пожалуй, не меньше, чем про Apple или Microsoft. Мне все это нравится, я получаю удовольствие от того, что держу эти книги в руках, просматриваю их, изучаю их историю...»

Пожалуй, жемчужиной его коллекции можно считать «Мертвые души» с иллюстрациями Марка Шагала. Это не просто ­дорогая (на аукционах цена экземпляра достигает 100 тыс. долл.), но и редкая книга.

К своему увлечению Георгий Генс подходит с позиций бизнеса: «Нельзя считать достижением, если что-то куплено за большие деньги. Реальное достижение — если что-то дорого купил, а потом продал гораздо дороже, — считает он. — Или приобрел нечто такое, чего ни у кого нет. Правда, для этого потребуется еще и подтверждение от знатоков, публики — то, что ты собираешь, действительно интересно. Ведь может оказаться, что это никому не нужно...»

«Но главное достижение — у меня есть много очень хороших „книг художника“ и картин, от которых я и все, кто их видит, получают огромное удовольствие», — говорит он.

Книги художника

Как художественное направление книги художника (livre d’artiste) ­появились в начале ХХ века во Франции. Это отпечатанное вручную небольшим тиражом (от 50 до 300 экз.) на бумаге специальных сортов и особым способом оформленное литературное произведение с оригинальными иллюстрациями (литография, офорт и др.). Как ­правило, это несброшюрованные листы в папке или футляре. Обычно все листы книги или их часть подписаны автором, художником или издателем.

Картины — еще одно увлечение Генса. Если «книги художника» он коллекционирует всего несколько лет, то картины начал приобретать более 30 лет назад.

Тем не менее коллекционером картин он себя также не считает и поясняет: «Эти картины я покупал только потому, что они мне нравились. У меня вообще нет полотен, ­которые мне не нравятся. И нет ни одного, покупку ко­торого я бы расценивал как ­инвестицию».

«Первая картина у меня появилась, наверное, лет 35 назад. Потом покупал от случая к случаю, через несколько лет приобрел первого Фалька», — вспоминает Георгий Генс.

За прошедшие годы собрано немало разных, но «достаточно хороших» (по его выражению) картин. Среди полотен есть ­работы известных художников «первого ряда» — Фалька, ­Кончаловского, Лансере, Се­ребряковой, Зверева. С ними соседствуют картины Евгения Вахтангова и грузинского художника Вано Партацишвили — с ними Генс знаком ­лично и считает их очень талантливыми. Есть в коллекции и работы малоизвестных ав­торов, купленные в разных ­городах просто потому, что ­понравились.

Рабочий кабинет Генса ­украшают картины известного ювелира и художника Нико­лая ­Ежкина. В центре висит портрет дочери хозяина каби­нета с внучкой, написанный ­дочерью Николая — Марией Ежкиной, которая профессионально и успешно занимается живописью.

На стенах квартиры все ­собрание уже не помещается, поэтому часть картин прихо­дится снимать. «Потихонечку их замещают те, „на которые смотришь с удовольствием“, ­которые хочется видеть чаще, — рассказывает хозяин. — От работ Серебряковой, Фаль­ка, Лансере, Кончаловского или Вахтангова исходит ка­кая-то позитивная энергия, они радуют глаз, и в этом, несомненно, преимущество именитых авторов».

Ещё несколько лет назад центральный офис компании ЛАНИТ был украшен картинами: регулярно проходят выставки разных художников. О творчестве каждого из них размещаются сведения на внутреннем портале. Для многих сотрудников это становится первой встречей с современным искусством. Глава компании уверен, что такие мероприятия приносят пользу всем — и художникам, картины которых увидит гораздо больше людей, чем во многих, увы, не слишком ­посещаемых музеях, и сотрудникам компании. Не только потому, что с картинами офис смотрится совсем по-другому, чем с пустыми стенами, но и потому, что красота, искусство всегда оставляют след в душе, ­делают жизнь лучше. Довольно часто компания или сотрудники приобретают понравившиеся картины. Иногда просто потому, что автору нужно помочь. Но меценатской деятельностью такое сотрудничество Георгий Генс не считает.


Версия для печати (без изображений)