Видимо, неистребима в умах наших людей вера в то, что Россия еще может стать великой державой. Иначе чем еще можно объяснить энтузиазм, который вызвала в среде ИТ-сообщества федеральная целевая программа (ФЦП) "Электронная Россия". И хотя внешне она мало напоминает план мероприятий по развитию российской отрасли высоких технологий, многие их тех, кто связан с отечественным компьютерным рынком, хотели бы видеть в ней первый шаг на пути превращения России в мирового поставщика высокотехнологичных продуктов.

Российская экономика сегодня на подъеме - нефть кормит, хоть и не досыта, но всю страну. Увы, большая часть экспортируемых сегодня Россией товаров (64,7%) - сырье: нефть, газ, металл и лес. Но любому здравомыслящему человеку ясно: для того чтобы Россия через 20 лет занимала достойное место в мировой системе распределения труда, уже сегодня стоит подумать о создании других экспортных продуктов, способных, по мере истощения сырьевых запасов, занять их место в цепочке международного обмена.

По мнению многих людей, так или иначе связанных с высокотехнологичным бизнесом, заменить сырье вполне могут продукты интеллектуального труда: разработки в области высоких технологий. У России есть все необходимое для того, чтобы претендовать на неплохие позиции в мировой ИТ-индустрии: высокий образовательный уровень, богатый опыт научных разработок и быстро растущий ИТ-рынок.

Ознакомившись с программой "Электронная Россия", понимаешь, что она не решит проблему создания в стране информационной индустрии. Однако внимание государства к ИТ-рынку вселяет надежду на то, что ситуация со временем изменится.

Трудное начало

Идея программы "Электронная Россия" родилась еще в феврале 2000 г., когда Министерство экономического развития и торговли РФ работало над стратегическим планом развития страны до 2010 г. Одним из тезисов этого плана было построение новой экономики, основанной на знаниях. Отсюда и потребность в информатизации и компьютеризации общества и государства.

Появлению программы "Электронная Россия" способствовал и пример западных стран. Задачу построения информационного общества сегодня решает вся Европа. Чтобы стать полноправным членом международного сообщества, России необходимо было последовать примеру западных соседей.

Тем не менее все эти соображения вряд ли были бы приняты во внимание, если бы не лоббистская деятельность "Клуба 2015", объединяющего молодых бизнесменов, многие из которых работают в сфере высоких технологий. Определенное влияние оказали и близкие к Минэкономразвития представители высшей школы.

Так или иначе, идея разработки программы информатизации российского общества была сформулирована, причем довольно давно, но ее путь к воплощению на бумаге оказался долгим. Более полугода ушло на обсуждения и семинары, и только к концу 2000 г. подготовленная Минэкономики служебная записка о необходимости разработки ФЦП была передана в Правительство РФ. Соответствующее распоряжение председатель Правительства Михаил Касьянов подписал в феврале, и с этого времени официально началась работа над программой "Электронная Россия".

Буквально в первые дни перед разработчиками встала дилемма: проработать документ детально и основательно или только в общих чертах, подготовив его к старту в 2002 г.

С одной стороны, три месяца на разработку федеральной целевой программы - очень мало. С другой - если бы разработчики отказались от форсирования событий, то старт программы вполне мог быть перенесен на январь 2003 г., а какая ситуация сложится в России к этому времени - не понятно.

Поэтому подготовленный для представления в Правительстве вариант программы был несколько сыроват, что признают и сами разработчики. "Действительно, программа получилась слабее, чем мы хотели бы видеть, - констатирует руководитель команды разработчиков, проректор Высшей школы экономики Андрей Яковлев. - Но для того, чтобы программа была утверждена в этом году и записана отдельной строкой в бюджет следующего года, нам пришлось поторопиться. Поэтому мы и не ставили задачи сформулировать все возможные меры, которые должны быть реализованы. Речь шла о некотором каркасе. И у нас в принципе оставалось два-три месяца, которые обычно даются для доработки программы, чтобы внести уточнения и дополнения".

Планам этим, однако, не суждено было осуществиться. Так сложилось, что программа "Электронная Россия" оказалась разменной монетой в политической игре. Министр экономического развития и торговли Герман Греф, по инициативе которого разрабатывалась программа, на заседании Правительства, где она обсуждалась, предложил поручить ее исполнение Министерству связи и информатизации. Безусловно, у Грефа на это были свои причины. Говорят, "Электронная Россия" была отдана Рейману (министру связи) взамен разработанной Минсвязи "Электронной торговли": обе эти программы вряд ли были бы утверждены. Так это или нет - не столь важно. Главное, что в результате смены ответственного ведомства судьба программы стала несколько иной.

После одобрения на заседании Правительства программе предстояло пройти согласование в Министерстве финансов по вопросу объемов финансирования. Однако оказалось, что отстаивать интересы программы на высшем уровне было некому: Греф решил, что программа уже не имеет к нему отношения, а Рейман пока не проникся идеей "Электронной России". В результате в Минфине было решено уменьшить финансирование программы в 2002 г. в 10 раз (общий объем финансирования программы сохранен на прежнем уровне). "Безусловно, это плохое начало, - считает Александр Яковлев. - Опыт показывает, что при таком соотношении уровней стартового и общего финансирования все запланированные средства так и не будут выделены. А недофинансированность - это лишь способ оправдать бездействие". И хотя в итоге ведомства нашли компромисс: реализацией программы займется Минсвязи, а координировать работы в рамках ФЦП "Электронная Россия" будет Минэкономразвития, дальнейшая судьба программы пока остается неясной.

Из-за перипетий со сменой ответственного министерства было упущено время, которое можно было использовать на доработку программы. И хотя до старта "Электронной России" все еще остается пара месяцев, ее шансы превратиться в более совершенный документ все уменьшаются.

Робкие надежды на успех

Рожденная в недрах Минэкономразвития программа "Электронная Россия" была воспринята неоднозначно. При том что среди представителей ИТ-рынка едва ли найдется хоть один, кто бы не признал, что появление этой программы шаг, безусловно, положительный, многие ожидали от Правительства большего.

Получившийся в результате документ - не что иное, как попытка объединить несколько связанных с информатизацией процессов. Благодаря этому, пожалуй, удастся решить только одну проблему: превратить расходы федерального бюджета на автоматизацию в единый контролируемый поток. Возможность решения других проблем - вопрос весьма спорный.

Одна из претензий, неоднократно высказанных со стороны ИТ-сообщества к Правительству, связана с плохим качеством каналов связи, которое, безусловно, тормозит развитие информационного пространства. Понятно, что недостаточно обеспечить предоставление необходимой информации на сайте, нужно сделать этот сайт доступным. Тем не менее в программе нет ни слова об инвестициях в развитие инфраструктуры. По словам руководителя Департамента регулирования предпринимательской деятельности и развития корпоративного управления Минэкономразвития Церена Церенова, "программа не железная", и построение сетей не входит в круг ее задач. Однако важность преодоления 10%-ного порога численности пользователей Интернета отмечают и разработчики программы. Правда, в деле развития сетей доступа они рассчитывают в большей степени на инициативу снизу, а инвестиции собираются направить в сферу образования: учебные заведения, библиотеки, некоммерческие центры досуга. Станет ли это выходом из создавшегося положения? По расчетам президента группы компаний e-Style Вячеслава Рудникова, на компьютеризацию всех школ, подключение их к Интернету и обучение новым технологиям необходимо затратить около 400 млрд. долл., что в 10 раз превышает годовой бюджет России. Где Правительство собирается взять такие деньги?

Церен Церенов, Министерство экономического развития и торговли РФ:

«Федеральная целевая программа «Электронная Россия» лишь косвенно стимулирует развитие ИТ-рынка: предъявлением определенного спроса на информационные технологии со стороны государства и увеличением спроса со стороны связанных с ним структур.

Кроме того, в настоящее время мы ставим вопрос о разработке не скажу программы, но некоторых мер, направленных на развитие ИТ-сектора, поскольку понимание того, что ИТ-сектор должен быть приоритетным, у нас есть. При этом стоит отметить сразу, что механизмы, которые, вероятно, будут выбраны для стимулирования этого сектора экономики, не должны предоставлять преференции ИТ-сектору, которые могут в конечном счете только дискредитировать идею государственной поддержки. К налоговым льготам нужно подходить очень осторожно.

Для развития таких отраслей экономики, как ИТ-индустрия, очень серьезным барьером является то, что прибавочная стоимость здесь создается в основном за счет умственной деятельности: и поэтому большой процент расходов составляет заработная плата. В качестве очевидного шага в такой ситуации возможно снижение налогов на заработную плату для ИТ-компаний».

Образованию в последнее время вообще уделяется особое внимание. Это, безусловно, правильно. В то же время пути совершенствования образования стоило бы разнообразить. "Я не вижу в программе "Электронная Россия", одной из заявленных целей которой является развитие профильного образования, места для своих специалистов, - сетует ректор Академии информационных систем Stins Coman Сашик Мартиросян. - А между тем двое из наших преподавателей входят в десятку лучших специалистов по программированию в мире. "Государству стоило бы полнее использовать потенциал коммерческих компаний", - вторит ему директор по связям с общественностью компании "Рамблер" Иван Засурский. Тем более, что вмешательство коммерческих структур - это не обязательно дополнительные расходы. Та же Stins Coman бесплатно компьютеризирует 14 школ в Жуковском, подготовила преподавателей, наладила обучение информатике. Причем проект этот вовсе не меценатский, а коммерческий: рассчитаны все показатели, определены сроки окупаемости и возврата инвестиций. Дело в том, что по вечерам в тех же школьных классах желающие осваивают связанные с компьютером профессии, но уже за деньги. Чем не выход из положения.

Однако рассчитывать на помощь коммерческих структур наше Правительство как-то не привыкло. Может быть, потому что опасается появления встречных требований дополнительных льгот и инвестиций. Между тем на такой поддержке государства большая часть представителей ИТ-сообщества и не настаивает, видимо, потому что не надеется ее получить.

Требования обеспечить льготные условия работы не выдвигают даже те фирмы, которые уже сейчас ориентированы на экспорт высокотехнологичных продуктов. Во всяком случае, члены недавно созданной Ассоциации разработчиков программного обеспечения считают, что налоговые льготы для таких предприятий могут навредить отрасли. Президент ассоциации Булат Гайфуллин заявил: "От Правительства мы не ждем ничего. Правда, считаем, что оно могло бы определенным образом способствовать развитию рынка".

Возможно, причина отсутствия требований к государству по предоставлению налоговых и других льгот кроется в существовании ряда вполне законных форм ухода от уплаты российских налогов. Действительно, зарегистрировал фирму за границей, выполняешь заказы западных фирм и обходишь все неприятности с российским законодательством.

Андрей Яковлев, высшая школа экономики:

«ФЦП «Электронная Россия» стала чуть ли не первой федеральной программой, процесс разработки которой с самого начала шел полностью открыто. Даже самые первые, совсем сырые варианты публиковались в Интернете. Соответственно высказать свое мнение о готовящейся программе мог любой желающий.

В ближайшее время, следующие 2–3 месяца, мы хотели бы провести цикл семинаров для участников рынка, пообщаться с ними на профессиональном, более рабочем уровне. На этих семинарах мы предполагаем обсуждать не программу в целом, а отдельные ее разделы. В результате, я думаю, мы сможем понять, как лучше решать ту или иную проблему, какие механизмы задействовать, получим возможность уточнить программу в содержательном плане».

В этом случае в проигрыше остается только государство, и именно ему стоило бы задуматься о том, чтобы сформировать новую индустрию, которая может приносить в перспективе немалый доход казне. А без поддержки государства ИТ-индустрия в России так и не превысит 0,6% ВВП.

В Правительстве к идее государственной поддержки ИТ-отрасли относятся с некоторым опасением. Еще не забыты громкие криминальные скандалы, ставшие следствием предоставления льгот Спорткомитету и обществам инвалидов. Несмотря на то что отрасль высоких технологий невелика и предоставленные ей налоговые льготы вряд ли приведут к серьезным потерям бюджета, все-таки есть опасения, что такие преференции ИТ-компаниям могут вызвать волну злоупотреблений. По мнению Церена Церенова, помощь государства может даже пойти во вред ИТ-бизнесу: "Конечно, Правительство может вмешаться и своими силами надуть пузырь, который потом лопнет. Так что в вопросе государственной поддержки нужно быть очень осторожным. Первый очевидный шаг мы уже сделали: косвенно простимулировали рынок за счет роста спроса со стороны государства. Стоит ли делать следующий шаг - это предмет обсуждения. При правильно выбранных механизмах поддержки думаю, что этот шаг сделать необходимо".

А тем временем российский бизнес вполне доволен простым увеличением госзаказа, которое сулит ему "Электронная Россия". "Информатизация структур власти - колоссальный стимул развития ИТ-индустрии, - считает президент компании "Парус" Александр Карпачев. - Если бы у российских граждан и компаний была возможность подавать налоговые декларации через Интернет или, скажем, получать в Сети информацию об образовательных программах и грантах, они скорее бы пришли к повседневному использованию информационных технологий. Государство не может влиять на автоматизацию частного сектора напрямую, единственный способ - пытаться изменить ситуацию опосредованно, через развитие автоматизации самих государственных структур".

Словом, программы принимаются тогда, когда они кому-то нужны. Мы, похоже, получили такую "Электронную Россию", на которую вправе были рассчитывать.

Какая помощь государства нужна российскому рынку высоких технологий?

На этот вопрос отвечают руководители ИТ-компаний

Владимир Катаев, директор по развитию бизнеса компании Stins Coman:

"Очевидно, что поддержка государства просто необходима, а выражаться она может в виде координации работы различных государственных служб. В результате подобных действий, я надеюсь, будет построена нормальная коммуникационная инфраструктура, регламентированы информационные потоки, и все виртуальные процессы будут юридически обеспечены на уровне государственных законодательных актов.

На мой взгляд, работы в технической сфере будут не самые трудоемкие. Хотя и в техническом плане придется решать не разовые задачи с громким финалом (создать супер-ЭВМ, протянуть суперскоростную магистраль и т. д.), а множество повседневных рутинных проблем, например проблемы последней информационной мили там, где нет ни первой, ни последней версты дороги.

Лакмусовой бумажкой, индицирующей постепенное решение проблем, могут быть такие косвенные признаки, как упрощение и полная формализация процедур взаимодействия с государственными учреждениями, полная прозрачность во взаимоотношениях государства и человека, да и просто исчезновение очередей на установку телефонов".

Александр Карпачев, президент компании "Парус":

"Помощь государства принципиально нужна любому бизнесу. В России, стране сильно прогосударственной, такая поддержка особенно необходима. Ведь механизмы бизнеса у нас пока только формируются, особенно на ИТ-рынке, который сегодня самый молодой и очень маленький.

Другой вопрос, какая нужна помощь. Многие часто понимают роль государства и то, какую помощь оно может оказать, слишком примитивно. Просят льгот или инвестиций. По всей видимости, ни серьезных инвестиций, ни льгот от государства мы не дождемся. Тем не менее определенную помощь можно получить уже сейчас.

Во-первых, в сфере законодательства. Но принять свод законов - полдела. Есть более сложная проблема: исполнение законодательства. Конечно, с помощью налогов, с помощью таможни можно создать такие условия, что инвестиции в область ИТ станут выгодными. Можно, защищая авторские права, стимулировать население легально покупать продукты и тем самым развивать индустрию. Но не менее важно контролировать повышение эффективности этих процессов.

Государство в России, как и во всем мире, очень крупный потребитель информационных компьютерных технологий. Поэтому, если государство будет совершенствовать эффективность своей работы посредством информационных технологий, оно тем самым покажет пример и будет стимулировать аналогичный спрос в частном бизнесе и домашнем секторе".

Елена Колмановская, директор по связям с общественностью компании "Яндекс":

"ИТ-бизнесу нужна поддержка государства по двум пунктам. Первый - это законодательная база. Вокруг Интернета есть масса разнообразных неурегулированных вопросов. Причем в отдельном законодательстве нужды нет, необходимо в уже существующих законодательных актах учесть наличие Интернета. Второй пункт: не требуется помощь государства самому бизнесу, коммерческие структуры, слава Богу, и так стоят на ногах, но в такой помощи очень нуждается население. Если в результате реализации "Электронной России" Интернет появится не только в городах, но и деревнях и т. д., и т. д. то это будет отличной помощью ИТ-бизнесу.

По моим ощущениям, развитие рынка упирается не столько в то, что в индустрии нет денег, а в то, что для населения ИТ-технологии продолжают быть не очень привычным и слишком дорогим делом".

Иван Засурский, директор по связям с общественностью компании "Рамблер":

"Единственным аналогом программы информатизации России, я имею в виду не "Электронную Россию", а нечто более общее, является некогда реализованный план ГОЭЛРО. В принципе тогда в плане промышленного развития Россия находилась на том же уровне, что сейчас в плане информационного. И ГОЭЛРО был осуществлен только благодаря чудовищным усилиям государства, за счет крупномасштабных инвестиционных проектов.

Сегодня ситуация такова, что программа информатизации нашей страны должна быть не менее масштабной, чем ГОЭЛРО. Однако методы ее реализации нужны принципиально другие. Различие это должно состоять в том, что вместо крупномасштабных государственных инвестиционных проектов, которые обернутся монополиями и искажениями рынка, должна вестись продуманная точечная работа с коммерческими структурами. Здесь нужны государственные инвестиции в сочетании с той мощью, которую уже набрал коммерческий сектор. Необходимо находить максимально удобные, максимально удачные формы сотрудничества: конкурсы, тендеры, госзаказы коммерческим фирмам. У меня же складывается ощущение, что большая часть бюджета пойдет на мероприятия, которые будут осуществлять именно государственные ведомства".

Булат Гайфуллин, президент Ассоциации разработчиков программного обеспечения (АРПО):

"Поддержка государства нам очень нужна. Я искренне верю в то, что ИТ-отрасль, в частности софтверная отрасль, может быть тем, что заменит или по крайней мере потеснит другие отрасли российской промышленности. Я считаю, что государство могло бы разумными методами этому поспособствовать.

И первое, что стоит сделать, - обратиться к нашей недавно созданной ассоциации как к некому сообществу консультантов, экспертов в этой области. Это будет самое лучшее.

У ряда наших членов есть предложения по конкретным изменениям в законодательстве. При этом у членов ассоциации есть два разных подхода. Один - сделать небольшие точечные изменения в действующем законодательстве и в той нормативной базе, которая уже наработана. Другой подход состоит в том, чтобы привести внутреннее законодательство в соответствие с мировыми правовыми нормами. Есть ряд положений, которые подписала наша страна, и эти международные законы имеют главенствующее положение по отношению к нашим местным. Тем не менее российские исполнительные структуры руководствуются часто локальными законами, не принимая во внимание противоречия с международным законодательством. Если это противоречие устранить, привести в соответствие международным нормам наши законы, включая ведомственные инструкции, то основные проблемы ИТ-отрасли были бы решены".

Вячеслав Рудников, президент группы компаний e-Style:

"Я считаю, что принятие федеральной целевой программы "Электронная Россия" позволит нашей стране продолжить движение в правильном направлении. Сегодня использование интеллектуального потенциала российского общества - единственный и последний наш шанс выбраться из экономической ямы. Именно поэтому вопрос информатизации и напрямую с ним связанная проблема повышения качества образования - это проблема государственной безопасности.

И для решения этой проблемы явно недостаточно усилий одного бизнес-сообщества: только на государственном уровне могут быть приняты эффективные и действенные законы, способные стимулировать развитие общества. В новой экономике именно государство является главным инвестором в высокие технологии, так как переход к информационному обществу немыслим без развития телекоммуникаций, компьютеризации и обеспечения доступом в Интернет всех заинтересованных организаций и граждан. А ускоренное развитие бизнеса высоких технологий невозможно без создания приоритетных условий для того, чтобы валовой национальный продукт в большей степени создавался не сырьем, а интеллектом".

Анатолий Карачинский, президент группы компаний IBS:

"Я считаю, что федеральная целевая программа "Электронная Россия" очень отрадный шаг, но нам хотелось бы большего. Хотелось бы видеть ИТ-отрасль в приоритетах развития нашей страны на ближайшее время. Необходимо сформулировать некие принципы, так называемую промышленную политику, которая должна стать следствием понимания того, к каким целям мы стремимся. То есть если мы стремимся стать сырьевой или сельскохозяйственной державой, должны быть одни приоритеты. Если же мы понимаем, что через 30-40 лет сырье у нас кончится, то стоит задуматься, что мы станем делать потом. Может быть, уже сейчас, параллельно с сырьевыми отраслями, стоит развивать альтернативные? Стимулировать развитие несырьевых источников экспорта?

В настоящее время никакой ясной политики в области несырьевых отраслей мы не имеем. Если же все-таки будет принято, что информационные технологии для России являются стратегическим направлением, то ясная и понятная программа, которая по пунктам поясняет, каким образом это направление будет сделано конкурентоспособным, обязательно должна появиться.

Индия, Япония, Ирландия легко решили подобную задачу. Причем у всех этих стран не было того, что есть у России: колоссальный уровень образования, высокий интеллектуальный уровень, заделы в науке. Мы действительно реально могли бы развивать несырьевые направления. Но так сложилось, это просто несчастный случай, что у нас большие запасы сырья. Получается, если у тебя есть на что жить, то можно не работать".

Александр Калинин, генеральный директор ассоциации "Сириус":

"Поддержка государства нужна всему бизнесу в целом. И выражаться она должна в снятии различных административных барьеров, совершенствовании налоговой системы, создании удобных условий для развития бизнеса.

Если же говорить исключительно об ИТ-рынке, то один только факт, что "Электронная Россия" попала в число федеральных целевых программ, должен сыграть положительную роль для развития отрасли. Существование такой программы говорит о том, что информатизация в нашей стране стала одним из приоритетов.

Все предприятия, так или иначе связанные с ИТ-бизнесом, получат от этой программы вполне ощутимую пользу: новую работу, увеличение прибыли...

Следствием реализации "Электронной России" может стать то, что со временем изменятся пропорции доходов государства: существенную их часть будет приносить интеллектуальная деятельность. Конечно, эта программа лишь первый шаг, за которым должны последовать другие события".

Леонид Малков, президент компании "Когитум":

"Постановка вопроса о том, должно ли российское государство помогать ИТ-бизнесу, ведет дискуссию в тупиковое направление. Ближайшей аналогией было бы обсуждение в спортивной прессе темы "должен ли спортсмен помогать тренеру". Мне кажется, более продуктивной станет обратная формулировка: "Как ИТ-бизнес может помочь государству", хотя она тоже описывает отношения бизнеса и государства не глубже комикса.

Слово "помощь" предполагает слабость одной из сторон, и это не только неточный, но и обидный для отрасли термин, не такая уж она и дистрофичная. Разумный симметричный термин - "сотрудничество".

Тем самым возникает более точный вопрос: "Должны ли бизнес и государство сотрудничать в деле ускоренного развития ИТ". Ответ: "Конечно, должны".

Сильная и процветающая отрасль полезна и обществу, и государству. При этом очевидно, что государство может очень много сделать для того, чтобы процветание этой отрасли ускорить. Замена слова меняет полностью тип отношений. Помощь - это то, что дают нуждающимся для выживания, и ее неэтично критиковать. Сотрудничество же направлено на достижение лучшего результата, и здесь отрасль не обязательно должна быть согласна с тем, что дают, а может и должна предлагать, выбирать и оценивать то, что планируется реализовывать".


Версия для печати (без изображений)