В предыдущем номере CRN/RE была опубликована статья «Три с половиной вопроса о рынке ноутбуков», в которой с помощью участников ИТ-рынка мы попытались проанализировать причины непростой ситуации, сложившейся в сегменте этих устройств. Напомним, что своим видением того, что происходит на рынке и почему произошло очередное затоваривание канала, с читателями поделились представители аналитических и дистрибьюторских компаний. В этом номере мы публикуем мнения вендоров и реселлеров.

Редакция CRN/RE обратилась к представителям компаний-вендоров с просьбой ответить на три вопроса.

  1. Какие основные тенденции вы могли бы отметить на рынке ноутбуков? Можно ли говорить о насыщении этого рынка? Как, по вашим оценкам, обстоят дела с «уходом» товара с полок и с продвижением продукции внутри канала продаж с одного уровня на другой? Что в настоящий момент является драйверами данного рынка, а что тормозом? ­Какие внешние факторы помога­ют или мешают исполнению тех надежд, которые возлагались производителями ноутбуков на российский рынок в этом году?
  2. Изменилась ли сегодня ­ваша оценка рынка ноутбуков на 2012 г. по сравнению с оценкой в начале года? Если да, то каковы отличия, насколько, как вам кажется, был ли переоце­нен этот сегмент в начале года? Из-за чего это произошло? Если нет, то почему?
  3. Корректировали ли вы годовые планы продаж ноутбуков после подведения итогов II квартала? Если да, то насколько? ­Если нет, то почему?

Аркадий Граф, руководитель отдела продаж департамента информационных технологий компании Samsung:

1. Российский рынок мобильных компьютеров 2012 г. прежде всего характеризуется превышением предложения над спросом. Это отчасти стало следствием того, что на сцену стали выходить продукты, формирующие новые ниши, при этом зачастую эти продукты «отбирают» покупателя друг у друга. Также можно говорить о переоценке возможностей рынка производителями, и в дополнение к этому — о жесткой конкуренции в пятерке лидеров. Вследствие этого огромное количество товара было привезено в страну в III квартале 2012 г., но соответствующего спроса рынок не обнаружил, что повлекло за собой избыток ноутбуков на складах продавцов и, как следствие, привело к эрозии цен. При этом стоит отметить, что спрос никоим образом не отреагировал на понижение цены, это лишь усилило конкуренцию и потери производителей. Покупатель не покупал ноутбук за 24 999 руб. и не пришел за ним, когда цена опустилась до 19 999 руб. Объяснением данному факту могут служить и растущий спрос на медиапланшеты (покупатель голосует за цену, мобильность и наличие популярных приложений), и спад спроса на мобильные ПК после активных покупок в 2010 и 2011 гг., отложенных из-за кризиса 2008 и 2009 гг.

2. Рынок мобильных ПК соответствовал ожиданиям и продемонстрировал предполагаемую сезонность до II квартала 2012 г. Во II квартале розничные игроки стали говорить о снижении продаж, которые в мае оказались даже ниже 2011 г., что стало поводом для пересмотра планов производителями. В надежде на начало активного сезона (август-сентябрь) производители не изменили свои намерения и привезли товар в полном объ­еме, но ни август, ни сентябрь не оправдали ожиданий. Объемы поставок были пересмотрены лишь на IV квартал, когда давление на рынок уже было слишком велико. В результате 2012 г. показывает динамику роста 7–9% в отличие от планировавшихся 15–17%.

Александр Катаев, руководитель направления потребительской техники Lenovo в России:

1. Продолжается рост рынка планшетов и замещение ими нет­буков. Также снижается доля рынка традиционных ПК (десктопов) и увеличивается доля ­моноблоков (all-in-one). Канал продаж отмечает увеличение числа покупок конечными потребителями через Интернет. Об этом говорят результаты наших партнеров — интернет-магазинов, а также тот факт, что крупные розничные сети уделя­ют все больше внимания своим собственным интернет-проектам. Что касается сезона БТС (бэк-ту-скул, back-to-school), то по ряду причин в текущем сезоне роста в этот период не произошло, что и сказалось на «уходе» товара с полок. Как результат, часть товара, привезенного под БТС, останется и на предновогодний период.

2–3. Планы корректировались в отдельных сегментах ноутбуков, но в целом Lenovo не отказалась от намерения по результатам года занять долю рынка в 12%. У нас были очень успешные первые три календарных квартала, и до конца года компания планирует достигнуть намеченных результатов.

Алексей Осипов, представитель по продажам ASUS:

1. Все рассчитывали, что рынок вырастет на 15%. Большие надежды связывались с сезоном БТС. Но, к сожалению, этот рост оказался не таким, как планировалось. Сегодня ноутбуки и нет­буки уже не продаются столь же большими объемами, как раньше. Поэтому производители добавляют свежие идеи в уже привычные всем устройства. Речь, конечно, идет о планшетах.

Основным драйвером здесь выступает спрос. А вследствие того, что ценовые предложения на различные мобильные уст­ройства сегодня довольно привлекательны, пользователь предпочтет купить планшет или смартфон, нежели ноутбук по схожей цене.

2. На данный момент мы пока не пересматривали, но ориентировочно можно сказать, что рынок ноутбуков упадет от 7 до 10%. Кроме того, не стоит забывать, что многое зависит от начальных оценок рынка.

3. Да, действительно, мы произвели небольшие корректировки. В основном они связаны с нашими внутренними изменениями в категории нетбуков: спрос на них упал, и мы поменяли продуктовую линейку. В целом наши корректировки в этом направлении составили порядка 7%.

Денис Кутников, генеральный директор ООО «Асер Маркетинг Сервисиз» (генеральный директор Acer в России):

1. На рынке ноутбуков сейчас паническое состояние. Основная проблема заключается в том, что стратегия «бери больше, кидай дальше» уже не работает, а большая часть вендоров других стратегий просто не знает.

Говорить о насыщении, безу­словно, рано. Убедиться в этом можно, посмотрев на количество компьютеров в хозяйствах по отношению к числу этих хозяйств. Но уже наступил момент, когда компьютер, купленный в прошлом году или два года назад, сейчас менять необязательно. Ничего кардинально нового индустрия предложить покупателям не смогла.

Если говорить о наших надеждах и планах, то все они в процессе исполнения. В этом году мы сделали основную став­ку не на массовые сегменты и минимальные цены, а на то, чтобы наши ноутбуки были в максимальном количестве сегментов и моделей потребления. В частности, мы видим серьезный рост по игровым машинам типа V3, спрос на тонкие и легкие машины (такие как наша серия V5). К сожалению, вос­требованность ультрабуков ­несколько ниже, чем ожидала ­Intel, однако и тут у нас доля почти в четверть рынка, отвоеванная у весьма серьезных соперников. Могу утверждать, что глобальная стратегия Acer — уход от дешевых (а по­тому не интересных потребителю) продуктов — себя полно­стью оправдала.

2. Нет, наша оценка рынка этого года не изменилась. Хотя, если судить по истерике других производителей, вероятно, им пришлось пережить несколько нелегких часов/дней, объясняясь со своими головными офисами.

3. Мы не корректировали плановые показатели, несмотря на то, что планы I и II кварталов были перевыполнены. Это связано с перераспределением логистических потоков наших ноут­буков в страну (в этом году мы стараемся работать на опережение спроса), увеличивать планы на остаток года мы не будем. Небольшой дефицит нашей техники на волне общей перегрузки не повредит. Кроме того, это позволит нам и нашим партнерам гораздо быстрее обновлять ассортимент и радовать покупателей новинками, а не распродажами старых «залежей».

См. также: 1) «Ноутбуки: участники канала отвечают на вопросы CRN/RE», 2) «Дистрибьюторы о ситуации на российском рынке ноутбуков», 3) «Три с половиной вопроса о рынке ноутбуков», 4) «Рынок ноутбуков глазами аналитиков».


Версия для печати (без изображений)