В декабре 2011 г. в Москве открылся Институт русского реалистического искусства (ИРРИ) — музейно-выставочный комплекс с 4,5 тыс. кв. м экспозиционных площадей, лекторием, хранилищем и другими помещениями, оснащенными на уровне самых современных музеев мира.

ИРРИ не единственный, но, безусловно, самый крупный частный музей, созданный в современной России*.

В основе его фондов частная коллекция отечественной живописи и графики с конца XIX века до наших дней, которую собрал Алексей Ананьев, председатель консультативного совета группы компаний «Техносерв». Все произведения, как правило, продолжают традиции классической школы живописи. Это картины таких мастеров, как Сергей Герасимов, Исаак Бродский, Федор Решетников, Аркадий Пластов, Гавриил Горелов, полотна их учеников и последователей. Есть и немало талантливых полотен не известных широкому кругу художников.

Работа по созданию ИРРИ началась пять лет назад. Но собирать коллекцию Алексей Ананьев начал гораздо раньше.

Почему именно русское реалистическое искусство — направление нынче не модное среди коллекционеров? Вот как он объясняет свой выбор: «Я определил круг интересов лет десять назад, открыв для себя творчество советских художников, многие из которых по разным причинам не экспонировались так широко, как, на мой взгляд, заслуживали. Вообще, советский период был довольно сложным и для искусства, и для художников — революция, Великая Отечественная война, время массовых репрессий. 1960-е годы дали нам целую плеяду замечательных мастеров, произведения которых меня особо трогают. Мотивы их произведений мне понятны и знакомы».

У этого собирательского «самоопределения» есть, конечно, предыстория. Еще учась в средней школе, Алексей параллельно окончил городскую художественную школу. В его доме настоящих живописных полотен не было, поскольку родители не имели возможности их покупать. Но картины были в художественной школе, включая те, над которыми он работал сам, а еще репродукции в журнале «Юный художник». И это было именно реалистическое искусство.

Достаточно трезво оценивая свои возможности, «в художники» Алексей не пошел, но интерес к этому виду и направлению ­искусства остался. И он начал собирать то, что лучше понимал, что было частью его детства и юности.

Алексей Ананьев

Председатель консультативного совета группы компаний «Техносерв». Родился 24 августа 1964 г. в Москве. После окончания в 1987 г. переводческого факультета Московского государственного педагогического института иностранных языков им. Мориса Тореза работал в Комитете молодежных организаций СССР. В 1991 г. основал компанию «Техносерв А/С». С 1996 г. — председатель консультативного совета группы «Техносерв». С 2006 г. — председатель совета директоров Промсвязьбанка.

С большинством современных художников, авторов картин из его коллекции, Алексей Ананьев хорошо знаком лично. Кстати, многие из них живут в старых русских городах — Владимире, Костроме, Ярославле и др.

«Самое интересное, помимо приобретения полотен, это, конечно, общение с художниками. Я стараюсь устанавливать прямые контакты с ними, езжу в мастерские. Возможность бе­седовать с Гелием Коржевым (к сожалению, в августе этого года он умер), братьями Алексеем и Сергеем Ткачевыми, Дмитрием Жилинским, Виктором Ивановым — действительно бесцен­на», — говорит он.

Как рассказывает Ананьев, собирая коллекцию, он полагается прежде всего на свой вкус, прислушивается и к мнению жены, а главный принцип, которому он все эти годы следовал, формулирует так: «Никогда не приобретать то, что не нравится». По детальным вопросам — стоимость, подлинность, качество живописи — его, конечно, консультируют специалисты.

Несмотря на столь широкий подход и большие финансовые возможности, удается приобрести далеко не все, что хотелось бы. Не хватает свободного времени, не всегда получается ­купить то или иное полотно, произведений некоторых художников вообще нет на арт-рынке — они либо в запасниках ­государственных музеев, либо в частных коллекциях.

По словам коллекционера, художники охотнее расстаются даже со своими лучшими работами, если знают, что они не «лягут на дно» в частной коллекции, а будут выставлены в музее и доступны публике. Это обстоятельство, среди других причин, и подтолкнуло его к созданию ИРРИ.

Коллекция, которая начиналась как домашняя, за 10 лет разрослась — сейчас она насчитывает более 5,5 тыс. полотен. В ИРРИ выставлены только 500 работ, остальные хранятся в запасниках и дома у владельца. По оценкам специалистов, это одно из самых крупных и полных собраний живописи периода соцреализма. Правда, сам Ананьев этим термином не пользуется: «Это не соцреализм, а просто реалистическое искусство».

Трехэтажное здание ИРРИ — это бывшая котельная Первой ситценабивной фабрики, постро­енной в Замоскворечье в XIX веке. Несколько лет назад владелец предприятия, девелоперская компания «Промсвязьнедвижимость», превратила территорию фабрики в деловой квартал «Новоспасский двор» (в честь Новоспасского монастыря на противоположном берегу Москвы-реки).

Музей пока бесплатный, но это временно. Скоро здесь начнется лекционная программа, ее цель — популяризация русского реализма ХХ века. Уже стартовала детская программа: каждую первую субботу месяца — лекция и мастер-класс для детей и экскурсия для родителей. Будет развиваться и издательская деятельность.

Очевидно, что затраты на этот культурно-просветительский проект никогда не окупятся.

«Для меня история создания Института — не „про деньги“, а про открытие для широкой публики колоссального пласта национального искусства. Знаете, я иногда заглядываю в „книгу отзывов“ — негативных рецензий там нет, хотя у нас в стране поругать очень любят», — говорит он.

Его коллекция родилась из искреннего интереса к искусству, и Алексей Ананьев не рассматривает ее с инвестиционной точки зрения, а только как меценатство, что, как известно, отличало многих известных предпринимателей дореволюционной России.

Он считает, что реалистические традиции нашего искусст­ва незаслуженно забыты и что люди должны понять: «современное» не означает только «абстрак­тное», «концептуальное» и любое другое, отрицающее классические традиции.

Кстати, за последние годы художественная конъюнктура значительно изменилась, и многие находящиеся в его коллекции работы выросли в цене. «Судя по тому, какие очереди выстраиваются на выставки Исаака Левитана и Константина Коровина, по тому, сколько людей привлекло открытие ИРРИ, причем без какой-то большой рекламной кампании, по воз­росшей конкуренции среди коллекционеров и ценам на аукци­онах, интерес к классической живописи возвращается», — уверен Ананьев.

Коллекционирование из «просто увлечения» превратилось в большое дело. «Мы будем развивать ИРРИ не только как музейно-выставочный комплекс. Мне хочется, чтобы Институт стал местом обсуждений, ис­следовательской деятельности, обучения, чтобы коллекция расширялась и качественно, и количественно. Я сейчас сосредоточен именно на этом», — говорит со­здатель ИРРИ. Он приезжает сюда по несколько раз в неделю, здесь у него есть кабинет. Иногда сам проводит экскурсии по музею для друзей или деловых партнеров.

* В 2000-е годы были основаны, в частности, Музей русской иконы, Музей актуального искусства Art4.RU, музей «Дом иконы».


Версия для печати (без изображений)