Закупки товаров для собственных нужд — далеко не первостепенная задача для большинства государственных ведомств. Но по сложности она вполне может претендовать на первое место. И дело не только в том, что госзакупки (в том числе и в наиболее демократических государствах) являются благодатной почвой для коррупции. Сама процедура выбора поставщика для государства — процесс нетривиальный. Даже в простом по схеме конкурсе возникает немало проблем с формулировкой условий закупки, выбором победителя, составлением контракта. Если же приобретается сложная компьютерная техника, трудности заказчика возрастают многократно.

Возможно, поэтому в российском законодательстве подготовке специалистов в области закупок для государственных нужд уделяется особое внимание: в соответствии с постановлением Правительства РФ от 3 сентября 1998 г. № 1022 организацией конкурса должен заниматься специально подготовленный сотрудник. Именно для обучения таких специалистов в 1997 г. при Государственном университете — Высшая школа экономики — был создан Институт подготовки кадров для системы государственных закупок (Институт госзакупок).

«Конкурсные закупки похожи на спортивное соревнование, — считает заместитель директора Института Александр Гладков. — Определить победителя порой здесь так же трудно, как и в спорте».

Действительно, выбор победителя в федеральном тендере — одна из самых сложных конкурсных процедур, оставляющая, кроме всего прочего, большие возможности для нечестной игры. В Институте госзакупок рекомендуют заказчикам прибегать к консультациям экспертного совета при выборе оптимального предложения: так можно избежать технических ошибок и отвести подозрения в предвзятости выбора, хотя мнение экспертного совета, по большому счету, имеет лишь рекомендательный характер.

Любой конкурс уникален, и ключевые параметры определения победителя в каждом из них свои. Критерии могут сильно отличаться от конкурса к конкурсу, но главное, чтобы они были четко определены заранее. Важно также сформировать авторитетный и объективный экспертный совет.

«Самый удачный экспертный совет можно составить из научных работников, — считает директор Института госзакупок Андрей Храмкин. — Необходимо обратить внимание на то, чтобы никто из экспертов не находился в состоянии конфликта интересов с заказчиком. Если же в совет входят представители бизнеса, обязательно стоит проследить, чтобы они не лоббировали интересы некоторых участников конкурса. Нельзя забывать о том, что проигравшие могут обвинить заказчика в целенаправленном подборе экспертов для принятия решения в чью-то пользу».

В Институте госзакупок рекомендуют обязательно собирать квалифицированную команду экспертов для разработки тендерной документации. Ведь подготовительные этапы, предшествующие собственно конкурсу, часто оказываются самыми трудными. Необходимо найти ответы на действительно сложные вопросы: определить, что же госучреждению нужно закупить для решения стоящих перед ним задач; составить спецификации товара; написать многостраничное техническое задание. Как считают руководители Института госзакупок, этап подготовки не только самый сложный, но и самый важный.

По общепринятому мнению, государственные чиновники — поборники бюрократии и ценят только «бумажки», а при отсутствии любой из них всеми силами тормозят процесс. Оказывается, это утверждение, по крайней мере в сфере госзакупок, не совсем верно. Преподавателям Института госзакупок приходится особо убеждать своих студентов-чиновников в необходимости соблюдения разнообразных бюрократических формальностей. «Часто слушатели задают вопрос: зачем готовить столько документов, ведь бумажные формальности усложняют процедуру конкурса, — рассказывает Александр Гладков. — Но лишь с помощью документов заказчик может доказать свою правоту в случае претензий от конкурсантов».

Большой объем официальных документов, сопровождающих проведение всех этапов конкурса, дает его участникам отличную возможность контролировать чиновников.

Открытый конкурс тем и хорош, что он прозрачен, убежден Андрей Храмкин. «Самый жесткий контролер для заказчика — это не прокуратура и не органы госконтроля, а конкурирующие между собой поставщики. Особенно — проигравшие конкурс,— считает он. — Такие компании в случае малейшего нарушения процедуры проведения конкурса как раз и обращаются в суд с иском о пересмотре его результатов».

Независимый участник конкурса, знающий, конечно, свои права, — самый надежный барьер для коррупции в процессе госзакупок. И по мнению Андрея Храмкина, ИТ-компании в плане защиты своих интересов наиболее продвинуты. «На ИТ-рынке сильная конкуренция, и компании-участники тщательно следят за правильностью проведения всех процедур, — делится он своими наблюдениями. — Поэтому к конкурсам по ИТ-продукции организаторы готовятся особенно тщательно».

Завершающий этап конкурса — отчет о его проведении и результатах. К сожалению, это требование сегодня часто игнорируется. «Контроля со стороны бизнеса недостаточно, — считает Александр Гладков. — А заказчики далеко не всегда представляют сведения о проведении конкурсов в Госкомстат. Более того, многие из них даже не знают, что должны это делать». В отличие от западных компаний наш поставщик боится судебных разбирательств. Но «чем больше вызовов в арбитраж в ответ на свои незаконные действия будут получать чиновники, тем раньше они почувствуют свою ответственность перед бизнесом», — считает Андрей Храмкин.

В последнее время ситуация с госзакупками в России заметно меняется в лучшую сторону. Такого мнения, по крайней мере, придерживается руководство Института госзакупок. Растет уровень подготовки организаторов конкурсов, крепнет уверенность в себе и в своих правах у поставщиков. «Мы ощущаем происходящие изменения хотя бы по изменению состава наших слушателей, — рассказывает Андрей Храмкин. — В 1998, 1999 и даже в 2000 г. к нам приходили люди, которые имели практически нулевые знания в области госзакупок. Любая полученная у нас информация была для них откровением. Теперь же новые слушатели обладают довольно четким представлением о системе госзакупок».

Как считает Александр Гладков, меняется ситуация и во взаимоотношениях бизнеса и госструктур: «Конкурсные процедуры, в которых госзаказчик для своего же удобства организует честную конкурентную борьбу, постепенно приучают бизнес к мысли, что государство способно создать им условия для нормальной честной конкуренции».

Но как бы высоко ни было самосознание участников процесса госзакупок, без надежной законодательной базы в этой сфере сегодня не обойтись. Потребность в совершенствовании ныне действующих законов осознали на самом высоком уровне. А в феврале текущего года Россия в рамках проекта ТАСИС «Оказание технического содействия Министерству экономического развития и торговли РФ для улучшения системы государственных закупок» получила средства на финансирование работ по совершенствованию законодательства в этой области.

Работа такая уже идет, и Институт госзакупок принимает в ней активное участие. «О том, каким в итоге будет готовящийся закон, говорить пока рано, — предупреждает Андрей Храмкин. — Но ясно одно: в новом законе не будет двусмысленных трактовок, которые в настоящее время сплошь и рядом встречаются в нормативной базе по госзакупкам».

Первоначальный вариант законопроекта разослан как организаторам государственных конкурсов, так и многим коммерческим фирмам, активно участвующим в поставках продукции для госструктур. Разработчики закона готовы учитывать предложения и замечания всех сторон. «Надеюсь, совместные усилия европейских и российских экспертов помогут нам кардинально изменить ситуацию в области госзакупок, — говорит Андрей Храмкин. — Но мы — реалисты и понимаем, что решить все проблемы в рамках этого проекта, да и вообще в обозримый отрезок времени не удастся».


Версия для печати (без изображений)