Смогут ли российские компании привлечь инвестиции и грамотно ими воспользоваться?

Кризис ИТ-индустрии оказал определенное влияние и на современные языковые нормы, изменив характер и окраску некоторых слов. Теперь в США вызывают антипатию термины, имеющие приставку «e-», а на российском ИТ-рынке отрицательный имидж приклеился к такому классическому экономическому понятию, как «инвестиции», которое приобрело несколько ироничный характер.

Это слово громко зазвучало на нашем ИТ-рынке не так давно. Год-два назад, когда регулярно появлялись сообщения об очередных многомиллионных сделках, интерес инвесторов к Интернет-компаниям, как правило, очень небольшим, был не совсем понятен: в отличие от США, в России никто всерьез не верил в чудо Интернет-экономики, были сомнения в реальности огромных по российским меркам сделок.

Скепсис в отношении финансистов, заявивших о себе на российском ИТ-рынке, вполне объясним: они пришли нежданно, гораздо раньше, чем появилась реальная необходимость в их присутствии на рынке. По мнению специалиста по инвестициям компании Delta Capital Виталия Белика, в России ИТ-компании и по сей день не испытывают острой нужды во внешних инвестициях: «Отечественный рынок находится на ранней стадии развития, а за рубежом российские компании только начинают работать. Так что потребности в больших капиталовложениях, для того чтобы выдержать конкуренцию, ИТ-бизнес пока не испытывает».

Неудивительно, что, когда из-за кризиса в мировой ИТ-индустрии не оправдались спекулятивные ожидания пионеров российского рынка инвестиций в ИТ-компании, пыла у инвесторов поубавилось. По словам Михаила Волкова, финансового директора компании «Веста Евразия», специализирующейся на вложениях в российский hi-tech, сегодня ситуация на рынке «разительно отличается от 90-х годов, когда многие вкладывали огромные суммы в Интернет-проекты, не особо задумываясь о том, как их потом возвращать». Шальных денег стало меньше, а инвесторам, которые уже успели приобрести активы российских Интернет-компаний, пришлось заняться ИТ-бизнесом всерьез.

Сегодня поток инвестиций в ИТ-компании почти незаметен. Но, очевидно, так будет не всегда. Без масштабных финансовых ресурсов невозможно значительное развитие ИТ-рынка, впрочем, как и любого другого. Только с их помощью существующие российские ИТ-компании могут перейти в разряд крупных с точки зрения западных фирм, а ИТ-бизнес получит шанс превратиться в индустрию.

Отсутствие острой необходимости в привлечении внешнего капитала вовсе не означает, что руководители компаний сознательно отказываются от возможности привлечения инвестиций для развития своего бизнеса. Желание продать хотя бы часть компании — в крови у ее владельцев и менеджеров. Во-первых, потому что это один из хороших способов заработать деньги, что не может оставить равнодушным любого коммерсанта. А во-вторых, пожалуй, только продавая бизнес, можно оценить плоды многолетнего труда по созданию и становлению компании, ведь стоимость фирмы, как и любого товара в условиях рыночной экономики, определяется обычно в момент его продажи.

Но, как известно, только спрос рождает предложение. И первые признаки формирования такого спроса можно наблюдать уже сегодня. То ли по новой российской моде, заданной государством, то ли действительно веря в блестящее будущее сектора ИТ, довольно влиятельные отечественные бизнес-структуры стали проявлять интерес к инвестициям в ИТ-бизнес. Правда, совершенных сделок пока немного. Самым громким событием стало приобретение машиностроительным холдингом «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ) петербургской фирмы «СофтСистемСервис». Позже холдинг инвестировал в проект, связанный с разработкой систем биометрической идентификации пользователей, купив 30% компании Biolink Technologies.

В последнее время к инвестициям в российский ИТ-бизнес проявляют интерес и западные ИТ-компании, которые обнаружили возможность перенести в Россию трудозатратные производства, в основном по разработке ПО. На использование капитала именно таких компаний в настоящее время рассчитывают некоторые инвестиционные фонды, успевшие вложить деньги в ИТ-бизнес. Например, компания «Веста Евразия», которая более года назад приобрела пакеты акций компаний V6 (разработчик ПО), IMA (Интернет-маркетинг), Optiva (поляризаторы и сверхтонкая кварцевая пленка) и Cybiko, рассчитывает как раз на деньги таких игроков. «Мы сейчас работаем над проектом, результатом которого станет партнерство с крупной зарубежной компанией–разработчиком ПО, — рассказывает финансовый директор «Веста Евразия» Михаил Волков. — Возможно, в дальнейшем этот альянс позволит нам привлечь средства для новых инвестиций».

Наконец, в последнее время много говорят о росте инвестиционной привлекательности России. И хотя мощного притока иностранных денег в российскую экономику пока не наблюдается, надежды оптимистов растут. Например, Юрий Ровенский, генеральный директор группы РБК, готовящейся в ближайшее время провести первичное размещение акций в РТС (Российская торговая система), ссылаясь на мнения известных западных финансовых аналитиков, отмечает, что в нынешней ситуации российские компании на фондовых рынках имеют очень хорошие перспективы. «Деньги в Россию идут более активно, возвращается вывезенный капитал, — замечает он. — И эти средства должны получить объект для вложения».
В общем, несмотря на череду негативных событий, у ИТ-компаний вновь появляется возможность обменять часть акций на инвестиции. Правда, заинтересовать инвесторов может далеко не всякий предложенный им объект.

Практически любой российской ИТ-компании, стремящейся привлечь инвестиции, придется серьезно подготовиться к такому шагу. В первую очередь необходимо привести в порядок (вернее, в соответствие с требованиями инвестора) финансовый учет и бизнес-процессы на предприятии. Кроме того, если прежнее руководство пожелает сохранить за собой управленческие функции, оно должно будет внятно объяснить, куда и каким образом будут направлены инвестированные средства и как освоение этих средств отразится на прибыли инвестора. Такая задача часто оказывается довольно трудной. «Некоторые компании ищут деньги, не вполне понимая, зачем они им нужны, — замечает Михаил Волков. — Потом, не имея определенной стратегии, руководство компании тратит полученные средства просто на зарплату сотрудникам, обрекая тем самым бизнес на банкротство».

«Компании, ставя перед собой, например, такую вполне реальную цель, как выход на западный рынок, часто не имеют продуманного плана, как они будут это делать, — делится своим опытом Виталий Белик. — Мы же предпочитаем работать с теми, кто имеет хорошо обоснованный план и реальные шансы его выполнить».

Но самая сложная проблема взаимопонимания между инвестором и руководством компании, в которую он инвестирует, вызвана нежеланием нынешних собственников российских ИТ-фирм терять над ними контроль. Вероятно, эта проблема разрешится сама собой по мере передачи управления компаниями наемным менеджерам (этот процесс как раз сейчас начался на ИТ-рынке). Но сегодня нежелание собственников делиться властью часто становится камнем преткновения в переговорах о привлечении инвестиций.

Большинство инвесторов, работающих на российском ИТ-рынке, настаивают на своем участии в управлении компанией и требуют в качестве компенсации за вложенные средства по крайней мере блокирующий пакет акций. Собственникам же часто кажется невозможным «пустить в бизнес» постороннего человека, лишиться единоличного управления компанией, а, возможно, впоследствии и полностью потерять контроль над ней. В частности, Юрий Ровенский в качестве основной причины, склонившей РБК к размещению акций на бирже (т. е. к выбору такой формы собственности, как открытое акционерное общество, ОАО), называет желание учредителей, с первых дней работы компании занимающих ключевые посты в руководстве, сохранить независимость компании, что трудно выполнимо в случае привлечения стратегического инвестора.

Другим доводом в пользу размещения акций на бирже может послужить и то обстоятельство, что схема работы ОАО более подробно описана существующим в России законодательством. По мнению Юрия Ровенского, «порядок принятия решений и степень влияния акционеров в ОАО гораздо лучше проработан и закреплен». Но спекулятивные инвестиции, т. е. средства, полученные от размещения акций на фондовой бирже, как правило, кроме денег, не дают компании ничего. А многим российским компаниям сегодня нужны не только, а может, даже и не столько деньги.

Основная цель, ради которой компания пускается во все тяжкие в поисках инвестиций, — это возможность сделать рывок в своем развитии. Какие же задачи намерены решать ИТ-компании с помощью привлеченных средств? И самое главное, подо что сегодня можно получить инвестиции?

Одна из самых популярных хорошо понятная инвесторам задача — выход компании на новые, читай западные, рынки. Открытие представительства, а также начальная раскрутка на местном рынке могут потребовать, по оценкам инвесторов, до нескольких миллионов долларов. При этом вовсе не лишней окажется иная, не финансовая помощь инвестора. «Оптимальный вариант привлечения инвестиций — сотрудничество с квалифицированным инвестиционным фондом, который поможет реально построить бизнес», — считает Виталий Белик. Еще более полезным в этом случае может оказаться поддержка местной компании, которая готова поделиться знанием локального рынка и помочь наладить связи с клиентами.

Например, Михаил Волков считает, что его потенциальный партнер — крупная западная фирма в случае подписания контракта позволит компаниям, в которые инвестировала «Веста Евразия», осуществить «быстрый выход на западный рынок и получить хорошие заказы в Европе и Америке».

Другая задача, которую в настоящее время можно решить с помощью инвестиций, — вывод на рынок перспективного продукта. Под такой проект можно получить деньги как у западных, так и у российских инвесторов, особенно если они понимают перспективы или обладают опытом инвестиций на рынке ИТ. Правда, подобные проекты часто приводят к полной смене менеджмента компании или даже потере ее самостоятельности: по общему мнению финансистов, разработчики и технические специалисты, способные создать хороший продукт, чаще всего не в состоянии организовать грамотную его продажу.

Если компания отправилась на поиск инвестиций, вполне вероятно, что она сможет договориться со «специализированными» инвесторами, т. е. такими, которые нацелены на инвестиции в ИТ-сектор, а вот убедить игроков фондового рынка приобрести акции той или иной ИТ-фирмы будет гораздо сложнее. «У какой-то части инвесторов бумаги ИТ-компаний, котирующихся на биржах, возможно, и вызовут интерес, но их ликвидность ближайшие несколько лет будет невысокой», — считает Виталий Белик.

Возможно поэтому, планируя выход на фондовый рынок, РБК, деятельность которой строится на двух основных направлениях — разработка ПО и предоставление информации, заявила о намерении создать новое направление — телевизионный деловой канал. Но Юрий Ровенский считает, что стратегия развития РБК не должна зависеть только от этого проекта. По его словам, РБК рассчитывает на синергетический рост обеих составляющих (ИТ и медиа), расширение географического присутствия как в СНГ, так и за его пределами, планирует поглотить несколько небольших специализированных компаний. Причем в планах РБК ИТ-направление будет играть одну из главных ролей.

Насколько этот план реализуем, станет известно довольно скоро. РБК собиралась объявить о выходе на биржу в апреле. Но как бы ни развивались события, очевидно, что сегодня все больше российских ИТ-компаний становятся полноправными участниками финансового рынка, хотя до статуса «голубых фишек» им еще очень далеко.


Версия для печати (без изображений)