Компания BenQ (до недавнего времени называвшаяся Acer Communications & Multimedia, Acer CM) видит свою главную цель в том, чтобы создавать современные цифровые технологии, помогающие пользователям формировать новый, цифровой стиль жизни, причем во всех ее проявлениях — в работе, отдыхе, обучении, развлечении и т. д. И постепенно ее продукция будет все больше дифференцироваться, отражая разносторонние нужды, стремления и пожелания людей. Но это цель стратегическая. Пока же Конвей Ли, управляющий директор BenQ Europe, в эксклюзивном интервью главному редактору CRN/RE Александру Плитману рассказывает о текущем состоянии бизнеса BenQ, ближайших планах, в том числе и на российском рынке.

CRN/RE: Компания BenQ, как и прежде ее предшественница Acer CM, производит продукцию и под собственной маркой, и для ОЕМ-партнеров. Каково соотношение между этими двумя видами продукции?

Конвей Ли: На протяжении последних 5 лет соотношение между OЕM-бизнесом и бизнесом под нашей собственной маркой составляет примерно 50:50. И в ближайшие годы мы хотели бы сохранить его на этом же уровне, поскольку сочетание этих двух видов бизнеса дает нам ряд существенных преимуществ. Во-первых, это экономия за счет большего объема производства; во-вторых, нашими ОЕМ- или ODM-партнерами являются, как правило, ведущие мировые компании в своих сегментах рынках, которые передают нам свой опыт в этих, возможно, новых для нас областях; в-третьих, такое взаимодействие требует создания строжайшей, удовлетворяющей всем требованиям наших ОЕМ-партнеров, системы контроля качества. Все это помогает нам совершенствовать и производство, и систему контроля качества, и менеджмент внутри компании.

CRN/RE: В то же время год-полтора назад Acer Inc. разделила производство ПК для ОЕМ-заказчиков и производство ПК под собственной маркой. Тогда выдвигались аргументы в пользу правильности именно такого решения. Как можно объяснить эти два противоположных шага?

К.Л.: Прежде всего я хочу обратить внимание на то, что в то время произошло не отделение ОЕМ-бизнеса от брэнд-бизнеса, а отделение производства компьютеров от их маркетинга и продаж. Производство всех ПК — и для ОЕМ-партнеров, и под маркой Acer — сосредоточено теперь в одной компании Wistron. Отвечая же на ваш вопрос, скажу — все дело в том, о какой именно продукции идет речь. Сейчас почти любой школьник может собрать себе ПК, и в их производстве нет почти никакого ноу-хау. Службам маркетинга и сбыта остается лишь продвигать эти ПК. Поэтому в области ПК отделение производства от продаж и маркетинга — это правильный шаг.

А вот инфраструктура индустрии периферийных и коммуникационных устройств, в которой работает компания BenQ, другая, и главная причина — в характере этой продукции: согласитесь, что собрать, к примеру, монитор сможет далеко не каждый выпускник технического вуза. Мы изучали вопрос об отделении производства от маркетинга и продаж применительно к нашей компании и пришли к выводу, что это было бы нецелесообразно. По крайней мере, в настоящее время и в ближайшие 3–5 лет.

CRN/RE: А чьи мониторы теперь будут поставляться вместе с компьютерами Acer — производства BenQ или какие-либо другие?

К.Л.: Наша компания в качестве самостоятельного подразделения в Acer Group, хотя и меняла свое название, но в течение многих лет является главным поставщиком мониторов и периферийных устройств для компьютеров марки Acer. Сегодня компания Acer Inc., поставляющая компьютеры, является нашим крупнейшим акционером — ей принадлежит 19% акций BenQ, так что эти две компании по-прежнему взаимозависимы. Естественно, что мы хотим остаться основным поставщиком периферийных устройств, в том числе мониторов для Acer Inc. Хотя, конечно, эта компания полностью вольна в выборе своих поставщиков, и у нее наверняка будут и другие поставщики мониторов.

CRN/RE: В настоящее время основную долю вашего бизнеса составляют мониторы. В то же время на российском рынке позиции ваших мониторов, прежде всего на базе ЭЛТ, пока далеки от сильных. Каковы перспективы этого направления бизнеса BenQ в России и какие ставятся задачи?

К.Л.: Начну свой ответ с взгляда на корпоративном уровне. Мониторы традиционно являются ключевым направлением бизнеса нашей компании — сейчас BenQ, а ранее Acer СМ и Acer Peripherals. Я помню, что 7–8 лет назад, когда еще не было дорогих ЖК-мониторов, доля мониторов в нашем обороте доходила до 80%. Очень многие менеджеры, возглавляющие сейчас различные направления бизнеса BenQ, пришли из мониторного подразделения. Правда, пока мы выпускали только ЭЛТ-мониторы, развитие этого бизнеса серьезно тормозилось тем, что мы сами не производили ЭЛТ и, естественно, не могли конкурировать с крупнейшими вертикально-интегрированными изготовителями мониторов, как правило, имеющими собственное производство ЭЛТ. Поэтому в последние годы Acer Group инвестировала очень большие средства в следующее поколение мониторов — ЖК-устройства. В настоящее время компания BenQ является третьим в мире производителем ЖК-панелей и входит в пятерку, занимая, возможно, 3—4 место, крупнейших производителей ЖК-мониторов (включая поставки нашим ОЕМ-партнерам). Наша компания в числе немногих в мире наладила производство 17-дюйм ЖК-панелей, а сейчас уже и 18-дюйм панелей. У нас есть очень интересная и перспективная технология Smart Panel, позволяющая все схемы управления монитором интегрировать в самой панели. Так что в области ЖК-мониторов у BenQ особенно большой потенциал. В то же время, несмотря на отсутствие собственного производства ЭЛТ, мы намерены и далее выпускать полный спектр традиционных мониторов с экраном от 15 до 21 дюйма. Я надеюсь, что мы сможем продвинуть мониторы BenQ и на российском рынке.

CRN/RE: Как может измениться структура производства и продаж BenQ в ближайшие годы?

К.Л.: Поскольку BenQ — это акционерная компания, и акционеры решают, в какие направления бизнеса вкладывать средства и какие данные можно объявлять, то я могу высказать только свое личное мнение и лишь приблизительные оценки. На мой взгляд, примерно 35% продаж будет приходиться на дисплейные устройства — ЭЛТ- и ЖК-мониторы, а также плазменные дисплеи и проекторы. Еще 30—35% составит доля коммуникационного оборудования — средств мобильной связи и оборудования беспроводных локальных сетей. Остальное — тоже примерно треть — это оптические накопители, сканеры, цифровые фотокамеры и др. При этом нужно иметь в виду, что рынок мониторов, или, говоря шире, устройств отображения быстро меняется. Когда-то это были только мониторы на базе ЭЛТ, потом к ним добавились мониторы на базе ЖК-панелей, и в развитие этого направления мы сделали очень крупные инвестиции.

В настоящее время поле борьбы в области устройств отображения значительно расширяется — добавляются такие устройства, как плазменные дисплеи, мультимедийные проекторы. Все эти устройства BenQ уже производит массово, а в этом году начинает выпуск и ЖК-телевизоров. Мы рассчитываем, что нашей компании, несмотря на сильную конкуренцию, бороться на этом рынке будет все легче и легче, поскольку далеко не все наши конкуренты располагают таким технологическим потенциалом и такими большими производственными мощностями, как BenQ, и со временем часть из них, несомненно, выйдет из игры.

CRN/RE: Насколько самостоятельным будет московский офис BenQ, в частности, в отношении политики работы с каналом сбыта?

К.Л.: С нашей точки зрения, основной задачей европейского офиса BenQ должна быть поддержка в широком смысле слова — логистика, финансовые вопросы, информационная инфраструктура и т. п. А вот маркетинг и продажи — это функции локальных офисов, поскольку они в первую очередь определяются особенностями конкретного рынка, и здесь не может быть каких-то универсальных рецептов, ведь в каждой стране — свой уровень развития рынка, свой стиль работы офиса. Поэтому в области канальной политики московский офис является в очень высокой степени самостоятельным. Единственное ограничение — маркетинговые коммуникации, позиционирование нашей торговой марки. Поскольку мы хотим повсюду создать один и тот же имидж марки BenQ, то во всех странах «тон» и «язык» нашей рекламы, нашей PR-активности должны быть сходными, и мы будем это координировать.

Мониторы benq в России

Конкретизировать планы в отношении продвижения мониторов BenQ в России Конвей Ли не стал, и на этот вопрос CRN/RE ответил глава российского офиса компании Юрий Студеникин:

«Российский рынок ЭЛТ-мониторов — один из труднейших. Здесь присутствует продукция около 25 производителей, многие из которых сделали значительные инвестиции в этот рынок. Мы, я имею в виду Acer CM и BenQ, — еще нет. В области ЖК-мониторов нам удалось занять довольно сильные позиции, и в прошлом году наша доля составляла примерно 7–8%, а может быть, и 12% — в зависимости от того, как считать. И я надеюсь, что мы эти позиции не сдадим. Но чтобы компания BenQ смогла стать заметным игроком на нашем мониторном рынке в целом, необходимо значительно увеличить продажи ЭЛТ-мониторов. И я буду добиваться этого всеми силами».


Версия для печати (без изображений)