Реселлеры в сфере ИТ, как и другие американские компании, вынуждены перейти к обороне, пока скандалы, связанные с бухгалтерской отчетностью крупнейших корпораций, тянут вниз фондовый рынок и подпитывают скептицизм корпоративной Америки.

Сообщение WorldCom о сокрытии почти 4 млрд. долл. расходов с целью «спасти» прибыль вызвало новую волну потрясений, поколебав и без того хрупкую психику инвесторов, надломленную после вскрытия проблем с отчетностью таких гигантов, как Xerox, Enron и Arthur Andersen (она была аудитором Enron и WorldCom). В последние месяцы и другие компании отрасли, в частности Global Crossing, Enterasys Networks, RSA Security, Critical Path, EMC и EDS, также столкнулись с неувязками в финансовой отчетности.

Обострившееся внимание регулирующих органов и СМИ к бухгалтерским книгам корпоративной Америки вынуждает все компании — крупные и мелкие, открытые и частные — добиваться того, чтобы их практика отчетности была безупречна. Многие реселлеры говорят, что хотя эти скандалы не заставили их пересмотреть свою учетную политику, они тщательно проверяют правильность ведения отчетности.

Брэд Во, учредитель и управляющий партнер частной реселлерской компании WatchHill Partners, сообщил, что с начала этого года его фирма применяет более осторожный метод учета доходов. Раньше WatchHill фиксировала доход, когда завершала очередной этап выполнения проекта, но теперь доход засчитывается только после того, как будет получена подпись заказчика на акте о завершении работ по данному этапу.

«Конечно, это заставляет меня рвать волосы на голове, — признался Брэд Во. — Но если вы взглянете вокруг, то именно так и следует поступать».

Вскрытие сомнительных приемов, использовавшихся некоторыми ИТ-компаниями при учете доходов в конце 90-х годов, сильно ударило по рынку высоких технологий, и без того пострадавшему от краха dot-com, терактов 11 сентября и спада в экономике. Поэтому для реселлеров ведение ясной и точной отчетности есть нечто большее, чем просто следование принципу «семь раз отмерь, один раз отрежь». Ценовые войны, сужение пространства бизнеса, удлинение цикла продаж, отсрочки и прекращение проектов, более краткосрочные договоры и рост внимания заказчиков к отдаче на инвестиции изменили и суммы, и сроки поступления доходов в реселлерских компаниях.

Некоторые реселлеры сталкиваются и с другими «туманными» вопросами. Как говорит Падман Раманкутти, главный управляющий Bristlecone, большой проблемой остается учет работы консультанта. «Консультант создает определенную часть решения, но он выполняет и не учитываемую работу, — сказал Раманкутти. — Сделать так, чтобы нужная составная часть встала на нужное место, — это всегда серьезная задача».

Учет дохода от консалтинговых услуг должен быть четким: доход должен признаваться на момент потребления, считает Раманкутти. «Раньше проблема была в том, что все мы влезали в проекты на сотни тысяч долларов, — сказал он. — Фиксировали соответствующие доходы, но если вы выполнили работ только на 500 тыс. долл., а ушло уже 80% времени, то вы не можете ожидать, что и остальные доходы тоже придут».

«Alliance Consulting строго контролирует циклы оплаты, что дает нам ясную картину своих доходов, — говорит финансовый директор Стефани Коуэн. — У нас 60-дневный цикл от услуг до денег. В зависимости от типа решения мы выставляем счет раз в две недели или ежемесячно. Обычно это месячный цикл выставления счетов, а затем 30-дневный срок оплаты».

Типичный проект у Alliance Consulting длится от 4 до 6 месяцев. «Будучи компанией с оборотом 100 млн. долл., мы не имеем множества проектов, которые длятся по нескольку лет, — говорит она. — И соответственно не можем амортизировать проекты в течение длительного времени».

«Учитывая сегодняшний финансовый климат, единственно возможный путь — это осторожный подход к отчетности», — считает Дэвид Роктис, управляющий директор инвестиционно-аналитической фирмы First Albany. Это означает, что финансовые директора открытых и частных компаний обязаны обеспечить прозрачность и непротиворечивость представляемой ими финансовой информации.

«Все компании должны решить, как они в итоге будут фиксировать доходы и что они будут считать доходом. Это вопрос политики. И в сложившихся условиях имеет смысл быть даже более консервативным, чем GAAP (принятые в США стандарты бухгалтерской отчетности), — говорит Роктис. — Два квартала спустя уже не будет прощения за особые расходы или непонятные события, связанные с отчетностью. Нас ждут очень нелегкие времена».

Финансовый директор WatchHill Гарри Шульт признался, что хотя WatchHill является частной компанией, «мы ведем дела, как если бы мы были открытой акционерной компанией». Собственный аудиторский комитет WatchHill ежеквартально встречается со своим аудитором, Cap Gemini Ernst & Young, чтобы гарантировать, что зарегистрированные доходы сопровождаются соответствующими подписями, а затраты времени и материалов отражены в сметах.

По словам Шульта, главным источником проблем с отчетностью часто является признание доходов. «Я уже давно в этом бизнесе. Всегда кончается большими неприятностями, когда обнаруживается, что вы делаете некоторые вещи, которых не следует делать, лишь для того, чтобы положение дел на данный момент выглядело лучше», — считает он.

По мнению Роктиса, модели бизнеса большинства мелких и средних компаний в сфере услуг довольно легко понять, а вот регистрация доходов остается проблемой на протяжении всего срока проекта. «У поставщиков продуктов и провайдеров телекоммуникационных услуг больше сложности при формировании доходных статей и гораздо больше зона неопределенности в отношении способа учета тех или иных вещей», — сказал он.

Президент Буш и Конгресс США стремятся ввести более строгие меры наказания за корпоративное финансовое мошенничество, включая предложение удвоить максимальный срок тюремного заключения для тех, кто осужден за такие преступления. А в конце июня Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) потребовала, чтобы главные управляющие и финансовые директора 945 публичных компаний с годовым доходом свыше 1,2 млрд. долл. лично подписывали финансовые отчеты компании. SEC предложила также создать Комитет по отчетности публичных компаний (Public Accountability Board), который будет включать ревизоров и представителей инвесторов, не связанных с аудиторскими фирмами, и контролировать работу аудиторов открытых компаний.

Руководители некоторых корпораций уже пользуются возможностью успокоить своих инвесторов. Так, 12 июля главный управляющий Accenture Джозеф Форхенд сообщил инвесторам и аналитикам, что он направил письмо председателю SEC Харви Питту, в котором лично удостоверил финансовый отчет своей компании, хотя от Accenture этого не требовалось.

В ходе встречи с аналитиками Гарри Ю, финансовый директор Accenture, отстоял практику отчетности Accenture по сложным, многомиллионным аутсорсинговым проектам. «Оценки доходов и прибыли по аутсорсинговым сделкам очень точно отражали реальность», — отметил он.

Другой крупный системный интегратор, компания EDS, оказался под пристальным вниманием в начале июля, в разгар нарастающего скандала с одним из своих самых крупных клиентов — корпорацией WorldCom. Главный управляющий Дик Браун и другие высшие руководители EDS устроили 2 июля импровизированную телеконференцию с финансовыми аналитиками с целью защитить свою компанию, объяснив, что ее выход из многомиллиардного аутсорсингового контракта с Procter & Gamble и увольнение 2000 человек не имеют ничего общего с событиями в WorldCom.

«EDS — это солидная компания с ясной бизнес-моделью», — пояснил заметно расстроенный Браун, заверив, что отчетность EDS совершенно открыта. По новым правилам SEC Браун и финансовый директор EDS Джеймс Дейли должны лично удостоверить эти заявления в отчете, подаваемом в SEC.

Хотя большинству реселлеров можно не беспокоиться о соответствии новым требованиям, многие ожидают, что их механизмы внутреннего контроля будут говорить сами за себя.

Компания Edgewater Technology, к примеру, как сообщил финансовый директор Кевин Родес, внедрила «механизм мгновенной отчетности» для оперативной оценки таких показателей, как количество рабочих часов и загрузка персонала на понедельной основе. В компании проводятся также еженедельные совещания, где обсуждается ход выполнения проектов и анализируются принимаемые решения, чтобы исключить любые сюрпризы, такие как задержка выполнения или поступления дохода. Две команды, состоящие из бизнес-аналитиков, менеджеров проектов и технологических специалистов — названные Red Team и Green Team, — осуществляют независимый, детальный анализ всех аспектов проекта — от потока наличности до применяемой технологии.

«Это делается еще до того, как наше предложение выйдет из офиса, — говорит Родес. — Это еще один тип внутреннего контроля, и мы считаем, что он работает очень хорошо, помогая нам понять, подходит ли данный проект клиенту».
Edgewater исповедует консервативный подход к регистрации доходов, особенно по проектам с фиксированной стоимостью, где поступление денег рассчитывается на основе процента выполнения. «Мы не засчитываем прибыль по нашим проектам с фиксированной стоимостью до тех пор, пока не выполнено как минимум 50% проекта, — поясняет Родес. — Это помогает нам избежать неприятностей».

«Быть последовательным в толковании и применении правил — главное при учете доходов, — сказал Родес. — Многие правила учета субъективны, и признание дохода — одно из них. Но вы не можете проводить его в одном квартале одним способом — потому что вам так удобно, а затем в следующем квартале — другим способом».
Каков бы ни был метод, вывод ясен: нужно приложить дополнительные усилия, чтобы финансовые документы и отчеты не были королевством кривых зеркал, поскольку заказчики более чем когда-либо раньше ожидают от своих поставщиков решений честного и открытого поведения.

В подготовке материала участвовали также
Эми Роджерс и Элизабет Монталбано.


Версия для печати (без изображений)