Публичные компании всегда стремятся представить свой бизнес и свою деятельность в наилучшем свете.

В периоды бурного роста рынка, например в 90-е годы, руководители американских компаний искали различные возможности, чтобы оправдать оптимистические ожидания Уолл-стрит и продемонстрировать рекордные показатели продаж и прибыли.

В конце 90-х ситуация в экономике ухудшилась, но от топ-менеджеров компаний инвесторы по-прежнему требовали если не роста бизнеса, то хотя бы сохранения прибыльности, что в условиях спада на рынке становилось задачей все более трудной, если вообще выполнимой.

Многие менеджеры, не устояв перед соблазном поднять как можно выше привлекательность своих компаний в период бума или старась спасти их имидж в трудные времена, отложив в сторону общепринятые правила финансового учета, стали применять другие, причем не всегда корректные приемы.

Сейчас на волне банкротств ряда крупнейших американских корпораций и связанных с ними бухгалтерских скандалов постепенно всплывают масштабы этих нарушений и арсенал применяемых средств «творческой бухгалтерии», хотя, вероятно, в полном объеме они никогда не станут известны.

Конечно, приемов манипулирования с финансовой отчетностью наработано немало, но некоторые стали в последние годы особенно популярными (см. врезку на с 8.). Появление форм финансовой отчетности, в частности отчетов pro forma, не соответствующих общепринятым в США стандартам бухгалтерского учета GAAP, затрудняет объективное сравнение результатов бизнеса компаний, особенно действующих в разных отраслях. Инвесторам теперь труднее получить ответы на основные вопросы, без которых они не могут принимать рациональные решения об инвестициях. Каков уровень прибыльности компании? Зарабатывает она деньги или теряет? Каково соотношение цена/прибыль для ее акций?

Несомненно, самый большой резонанс имело банкротство нефтяной компании Enron, положившее начало нынешнему «сезону» банкротств и финансовых скандалов в США. И хотя «героями» (и часто жертвами) этих печальных событий были фирмы различных секторов экономики США, преобладали среди них, к сожалению, компании из сферы ИТ, телекоммуникаций и связанные с Интернетом. Что в общем-то объяснимо: именно эти компании больше всех заработали в период технологического бума в середине 90-х и больше всех потеряли, когда этот мыльный пузырь сдулся.

Целый ряд крупных компаний сообщили о пересмотре, добровольном или «по рекомендации» Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), ранее объявленных финансовых результатов последних лет — естественно, в сторону большей скромности.

Так, в компании Qwest Communications в ходе пересмотра данных за 2000–2001 гг. выяснилось, что 874 млн. долл. доходов учтены в квартале, предшествующем их фактическому поступлению, а расходы компании в 2001 г. занижены на 113 млн. долл. Под вопросом также сделки по обмену трафиком по оптоволоконной сети на общую сумму около 1,5 млрд. долл.

Компания Xerox сообщила о пересмотре финансовых результатов за 1997-2001 гг. и снижении суммы полученных за этот период доходов примерно на 2 млрд. долл.

Рекордсменом по припискам оказалась коммуникационная компания WorldCom. В июне она была вынуждена сообщить о завышении доходов в 2001 г. и I квартале 2002 г. на сумму около 3,9 млрд. долл. В конце июля она объявила о банкротстве, а спустя еще полмесяца, в ходе дальнейшей проверки ее бухгалтерской отчетности, выяснилось, что доходы завышались и раньше, в 1999-2000 гг. на общую сумму 3,3 млрд. долл.

Более десятка топ-менеджеров крупных корпораций, подозреваемых в финансовых махинациях, были арестованы. Среди них финансовый директор и главный ревизор корпорации WorldCom, процедура ареста которых транслировалась по телевидению и которым предъявлено обвинение в фальсификации финансовых показателей на сумму 7,3 млрд. долл., а также руководители и основатели обанкротившейся компании Adelphia Communicationsе.

В середине июня виновной в уголовном преступлении — препятствование отправлению правосудия — была признана компания Arthur Andersen, являвшаяся аудитором обанкротившейся компании Enron.

Эти и другие, менее громкие скандалы потрясли США. При этом американское бизнес-сообщество тревожат не только и даже не столько прегрешения отдельных менеджеров или компаний сами по себе — это далеко не первые крупные корпоративные мошенничества в истории страны, сколько вызванный ими кризис доверия к крупному бизнесу и их влияние на фондовый рынок.

Федеральные власти и регулирующие органы вынуждены были принять меры.
SEC потребовала, чтобы уже в этом году финансовые отчеты всех компаний с годовым оборотом более 1,2 млрд. долл. заверяли своей подписью лично главный управляющий и финансовый директор, а в случае отказа они должны письменно объяснить причины. Всего в США таких компаний 947. Руководители более 700 из них, в которых финансовый год совпадает с календарным, представили в SEC лично заверенные бухгалтерские отчеты к 14 августа (руководителям 202 других компаний предстоит сделать это до 28 сентября), причем многие сделали это за считанные часы и даже минуты до истечения срока, некоторые компании «не успели», а у нескольких заверенные финансовые отчеты заметно отличались от представленных ранее незаверенных. В будущем году число компаний, чьи руководители должны будут лично заверять финансовые отчеты, вырастет до нескольких тысяч.

Если раньше первые лица компании могли сослаться на то, что ничего не знали о допущенных в финансовых отчетах нарушениях — мол, за них отвечал главный бухгалтер, то теперь в случае обнаружения фальсификации им самим будет грозить судебное преследование. Хотя отсутствие их подписей не означает автоматически наличие каких-либо махинаций, и регулирующие органы, и инвесторы отнесутся к отчетам этих компаний с особым пристрастием.

31 июля президент Джордж Буш подписал закон о реформе отчетности публичных компаний и защите инвесторов (закон Сарбанеса–Оксли), который ужесточает ответственность руководителей компаний и аудиторов за нарушения финансового законодательства, а также расширяет права регулирующих органов.

Правда, аналитики считают, что этот закон поможет решить лишь некоторые частные вопросы, а для изменения ситуации необходимы более серьезные реформы. В частности, закон не затрагивает действующие в США стандарты финансовой отчетности GAAP, а именно имеющиеся в них пробелы, например касающиеся учета опционов на акции и нематериальных активов, и создают почву для злоупотреблений.

В США на тему учета опционов пока идут дебаты*; при этом одна из причин нерешительности властей состоит в том, что учет опционов как расходов может значительно снизить прибыль многих американских компаний, особенно в сфере высоких технологий, где принято наделять опционами, часто очень крупными, большое число сотрудников.

Так, по данным журнала Fortune, в случае вычитания стоимости опционов из прибыли по итогам 2001 г. суммарная прибыль компаний, входящих в индекс S&P’s 500, снизилась бы на 21%.

При этом у некоторых лидеров ИТ-индустрии дело обстояло гораздо хуже: если учитывать опционы как расходы, то, например, прошлогодняя прибыль Dell снизилась бы на 59%, прибыль Intel — на 71%, а Cisco — на 171%.

Правда, при этом надо иметь в виду, что прошлый год был весьма неудачным для экономики США, что не могло не сказаться на общей прибыльности компаний. В этом году, по оценке экспертов Merril Lynch, опционы «потянут» вниз прибыль компаний S&P’s 500 лишь на 10%.

В то же время некоторые крупные корпорации, например Coca-Cola и Bank One, не дожидаясь, вероятно, не столь отдаленного решения о включении опционов в число расходных статей, сообщили, что они уже делают это на добровольной основе.

Свои меры предприняли и ведущие биржи. Например, Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE) ужесточила правила листинга для американских компаний.

Нововведений в правилах несколько, но главным является требование, чтобы большинство в совете директоров компании имели независимые директора, при этом вводится и более строгое определение этой «независимости». Компаниям, уже входящим в листинг NYSE, предоставляется два года на приведение своих правил корпоративного управления в соответствие с новыми требованиями. Для остальных новые правила вступают в силу с момента их принятия.

Хотя новые правила не распространяются на иностранные компании, последние все же будут обязаны сообщать бирже об имеющихся у них «существенных отличиях» от этих правил. В частности, ни одна из российских фирм, входящих в настоящее время в листинг NYSE («ВымпелКом», «Вимм-Билль-Данн», МТС, «Ростелеком» и «Татнефть»), им не удовлетворяет.

***
По мнению многих экспертов, в совокупности принятые меры представляют собой самые значительные изменения в регулировании фондового рынка за последние примерно 70 лет — после того как в период Великой депрессии была создана комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC). Насколько действенными окажутся эти меры, покажет время. Исторический опыт показывает, что подобные волны корпоративных скандалов и следующие за ними периоды «очищения» случаются с определенной регулярностью — как подъемы и спады в экономике. А периодически принимаемые властями «меры по устранению, укреплению и улучшению...», не искореняя зло полностью, все же дают эффект, хотя бы частичный и/или временный.

* Кстати, недавно одобренные дополнения к правилам IAS (Международные стандарты финансовой отчетности), которыми пользуются крупные европейские компании, предписывают с будущего года учитывать опционы, выдаваемые сотрудникам, как расходы.

Как сделать красиво

Самые широкие возможности для «творчества» предоставляют финансовые отчеты pro forma. Не будучи новой, эта форма отчетности традиционно применялась для приблизительной оценки доходности новых направлений бизнеса или нового бизнеса, возникающего в результате слияния компаний, поскольку, как считают некоторые эксперты, в таких случаях отчетность по стандартам GААР, обязательным в США, не всегда позволяет наилучшим образом оценить состояние бизнеса.

Однако в последние годы многие компании в сфере ИТ, особенно Интернет-компании, стали использовать отчеты pro forma с целью скрыть истинное положение дел, препарируя их таким образом, чтобы создать имидж успешной и быстро растущей компании. Причем каждая компания делала это так, как считала для себя удобным.

Например, компания Yahoo!, одной из первых начавшая практиковать публикацию отчетов pro forma, в одном из кварталов исключила из графы расходов стоимость приобретения ряда Интернет-компаний, что позволило показать валовую прибыль на 35% выше, чем по стандартам GAAP. В следующем квартале было исключено еще несколько расходных статей, в частности налоги на опционы акций.
Компания Network Associates «пропустила» в отчете рro forma убыточную дочернюю компанию McAffee.com Corp., принадлежащую ей на 80%, что позволило показать наполовину меньшие убытки, чем согласно стандартам GAAP.

Манипулируя цифрами в отчетах pro forma, можно не только повысить имеющуюся реально прибыль, но и превратить убытки в прибыли. Так, компания Computer Associates, изменив условия продаж и учета своего ПО, в последнем квартале 1999 г. объявила о прибыли на акцию 42 цента, в то время как отчет по стандартам GAAP показал убытки 59 центов на акцию.

Главный бухгалтер Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) Линн Тернер называет показываемую в отчетах pro forma прибыль «прибылью без всех нежелательных расходов» (Everything but Bad Stuff Earnings).

Финансирование заказчиков. Вообще-то кредитование покупателей со стороны продавца или поставщика — один из традиционных способов стимулирования продаж. Но при разумном и умеренном применении, а не злоупотреблении. А некоторые компании, прежде всего производители телекоммуникационного оборудования, в частности Lucent, Motorola, Nortel, таким кредитованием явно злоупотребляли, «помогая» не очень богатым клиентам приобрести нужное оборудование, а заодно повышая объемы своих продаж. По сути, производители покупали значительную часть своей продукции за собственные деньги, тем самым завышая текущие объемы продаж и прибыли и рискуя снижением продаж в будущем, после прекращения кредитования.

Так, по данным журнала Business Week, в 2000 г. долги, в том числе «плохие», клиентов американским производителям в этом секторе рынка увеличились на 25% и достигли 15 млрд. долл. Например, в феврале компания Motorola объявила о получении заказа на оборудование стоимостью 1,5 млрд. долл. от турецкого сотового оператора Telsim, однако только спустя полтора месяца из отчета Motorola для SEC выяснилось, что примерно в это же время она предоставила Telsim займ в 1,7 млрд. долл.

Календарь. Если нужно продемонстрировать увеличение прибыли за отчетный период, то можно «ошибиться в датах» — доходы засчитать пораньше, еще до выполнения контракта, к тому же «забыть» про возможные сопутствующие расходы, например компенсационные скидки партнерам, а с учетом издержек повременить. Так, в ходе проверки SEC компании MicroStrategy, занимающейся разработкой ПО, выяснилось, что она в течение ряда кварталов фиксировала доходы по незавершенным до конца квартала контрактам. Компании пришлось пересчитать свои финансовые результаты за три года, а трем ее менеджерам выплатить штрафы на общую сумму 1 млн. долл.

Еще один источник «доходов» — корпоративные пенсионные фонды. По законам США компании не имеют права заимствовать деньги из своих пенсионных фондов, однако, манипулируя разными параметрами, такими как процентные ставки, ожидаемая доходность активов, компания может сократить или даже свести к нулю сумму пенсионных отчислений, которую она должна уплатить в текущем году, и тем самым увеличить валовую прибыль.

Практиковала эту уловку, в частности, корпорация IBM.

Сделка за сделку. Чтобы увеличить продажи, можно поступить и так: купить пакет акций того или иного крупного клиента (а может быть, и не одного) или передать ему на выгодных условиях право на приобретение собственных акций. Замечены в применении этого приема, в частности, компании Amazon и Flextronics.

В последние годы в условиях спада на рынке стал популярен и такой прием, как списание средств в связи с реструктуризацией. Интересно, что часто компании относят большие суммы таких списаний на неудачный для себя год, когда прибыль резко снижается или даже компания терпит убытки. Зачем? Ведь ее финансовые результаты становятся еще хуже... А смысл в том, что благодаря этому компания будет лучше выглядеть в будущем — сможет сократить расходы и увеличить доходы. Так, компания Cisco в 2000 г. списала с баланса сначала на 1, 2 млрд. долл. нематериальных активов и расходов в связи с увольнением персонала и закрытием ряда офисов, а потом еще на 2,5 млрд. долл. складских запасов, в основном сырья, якобы уже не представляющих никакой ценности.

Озабоченная ростом возможных злоупотреблений в связи с подобными процедурами, SEC потребовала от компаний предоставления более подробной отчетности по крупным списаниям.

Предоставляемые сотрудникам опционы на акции компании считаются полезным инструментом мотивации, позволяющим согласовать интересы менеджеров и владельцев акций. (Правда, поведение многих топ-менеджеров в период биржевого бума 90-х годов и последовавшего затем краха показало иллюзорность этого единения интересов.) По американским законам компании не обязаны вычитать стоимость опционов и соответствующих налогов из своего дохода (в отличие от зарплат, рассматриваемых как наличные выплаты). И очень многие компании этим пользуются: выдавая менеджерам огромные опционы и не отражая их в числе расходных статей, они сокращают проходящие в отчетах расходы, что приводит к завышению прибыли.

Симптомы

Возможно, в компании не все Чисто с отЧетностью, если:

  • прибыль растет быстрее, чем cash flow*;
  • запасы на складах растут быстрее, чем продажи;
  • продажи учитываются еще до получения платежей;
  • резко сокращаются финансовые резервы при наличии плохих долгов;
  • резко увеличивается или уменьшается валовая прибыль;
  • меняется методика расчета доходов и расходов;
  • происходит смена одного из ключевых менеджеров, аудитора или юриста компании.

* Поток наличности — разница между всеми наличными поступлениями и платежами.

Что говорит новый американский закон

Надзорный комитет при SEC наделяется полномочиями проводить расследования и выносить наказания вплоть до исключения компании из листинга на бирже.
Бюджет SEC на следующий финансовый год увеличен на 100 млн. долл.
Аудиторским фирмам запрещается предоставлять клиентам консалтинговые услуги.

Партнер в аудиторской компании, отвечающий за аудит определенной компании, не может работать с ней более 5 лет.

Максимальный срок тюремного заключения за мошенничество с ценными бумагами увеличен до 25 лет.

За дачу ложных показаний перед SEC главные управляющие и финансовые директора компаний наказываются штрафом до 5 млн. долл. или тюремным заключением сроком до 10 лет.

На уровень мировых стандартов

Одним из следствий бухгалтерских скандалов в США стала полемика о том, какие стандарты отчетности лучше: GAAP, применяемые в США, или IAS (Международные стандарты финансовой отчетности, МСФО), которыми пользуются в Европе. Европейская комиссия призывает США либо также перейти на IAS, либо разработать на базе IAS и GAAP единые международные стандарты.

По недавно принятому закону все публичные компании в странах Европейского союза должны будут составлять свою отчетность по стандартам IAS.

Кстати, в конце июля премьер Михаил Касьянов неожиданно объявил о намерении Правительства срочно перевести российские компании на стандарты МСФО. В соответствии с его поручением к началу 2003 г. Минфин должен разработать план перехода на МСФО, а уже к январю 2004 г. все отечественные компании, а их около 3 млн., должны этот переход завершить. Переход на МСФО — дело, несомненно, благое и в конечном счете неизбежное, но не очень понятно, зачем это надо делать в таком авральном порядке. К тому же представляется маловероятным, что нашим бухгалтерам такой «большой скачок» окажется под силу


Версия для печати (без изображений)