Не пора ли разрешать трудовые споры и конфликты между компаниями цивилизованно?

Любому руководителю знакомо чувство досады, возникающее в тот момент, когда о намерении уйти из компании объявляет один из ключевых сотрудников, на которого были завязаны основные бизнес-процессы, крупные заказчики или важные проекты.

Каково же бывает разочарование, когда спустя некоторое, обычно небольшое, время выясняется, что покинувший компанию специалист, уходя, взял с собой кое-что еще: денежного клиента, перспективного вендора, бизнес-идею или другую «нематериальную», но в то же время значимую собственность компании.

Многим фирмам приходится проходить через такие неприятные испытания, но лишь некоторые случаи конфликтного расставания сотрудника и работодателя стали известны за пределами фирмы.

По мнению Дмитрия Реута, доцента факультета инженерного бизнес-менеджмента МГТУ им. Баумана, «скромность» компаний в таких ситуациях вполне естественна, ведь выпуская конфликт «на публику», фирма рискует самым дорогим, что у нее есть, — своей репутацией.

Отваживаются же на громкие скандалы, пожалуй, только те компании, бизнесу которых нанесен наиболее заметный ущерб. Но даже среди них лишь единицы пытаются отстоять свою правоту при помощи судебных разбирательств.

В середине сентября Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск компании Aladdin к фирме SecurIT, начавшей свою деятельность в апреле текущего года, о незаконном использовании торговой марки. Адвокатам Aladdin удалось доказать в арбитраже, что торговая марка SecurIT, которую одноименная фирма использует в качестве названия своих продуктов, сходна до степени смешения с торговой маркой Secure NT, зарегистрированной на Aladdin и используемой этой компанией для своих продуктов.

Вынесенное судом решение запрещает SecurIT использовать торговые марки SecurIT Disk и SecurIT Server для продажи, а также предложения к продаже ПО.

Это дело стало лишь первым в череде разбирательств, предстоящих обеим компаниям. Как заметила Галина Андрущак, генеральный директор компании «Патентный поверенный», защищавшая в суде позицию Aladdin, положительное решение суда по данному делу дает повод компании обратиться в суд с другим иском и требовать возмещения ущерба, нанесенного в результате незаконного использования торговой марки SecurIT. Кроме того, по заявлению Aladdin в отношении SecurIT возбуждено уголовное дело по статье 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав».

Марка Secure NT, права на использование которой нарушила SecurIT, — старое название продукта Secret Disk Server от фирмы Aladdin — в настоящее время правообладателем не используется. А продажа продуктов Secret Disk и Secret Disk Server, которые стали камнем преткновения в конфликте двух фирм, в обороте Aladdin занимают совсем небольшое место и, как говорится, погоды не делает. Почему же в таком случае у московского отделения международной компании возникла острая неприязнь к недавно созданной небольшой российской фирме?

Истоки конфликта относятся еще к тому времени, когда основатели SecurIT — Алексей Раевский и Сергей Комарницкий — были сотрудниками Aladdin. Алексей Раевский, который работал над ПО Secret Disk, зарегистрировал в Роспатенте это программное обеспечение на себя и своего родственника как на единственных правообладателей. Позднее он вместе с техническим директором Aladdin Сергеем Комарницким и еще несколькими программистами покинул Aladdin, мотивируя это решение прекращением развития продуктовой линейки Secret Disk, и создал новую компанию, которая занялась продвижением программных продуктов, до боли напомнивших бывшим работодателям ПО от Aladdin.

Новая фирма повела себя на рынке агрессивно и даже нагло. Рекламная кампания была построена на том, что ее руководители — бывшие сотрудники Aladdin и разработчики программных продуктов этой компании. На коробках с программными продуктами SecurIT некоторое время печатался портрет Алексея Раевского с подписью «разработчик продукта Secret Disk» (т. е. для рекламы этого ПО фактически использовалась торговая марка, принадлежащая другой компании). Более того, SecurIT, по словам представителей Aladdin, предприняла попытку воздействовать на Aladdin при помощи УБЭП. Безусловно, такая активность не могла оставить равнодушной Aladdin, тем более что закон в подобных конфликтах полностью на стороне работодателя.

По словам Галины Андрущак, правами на интеллектуальную собственность, созданную по корпоративному заданию, однозначно обладает компания, это задание давшая. Физические же лица, работавшие над решением задачи, не могут претендовать на отчуждение этой собственности в свою пользу.

Конфликты, подобные произошедшему между Aladdin и SecurIT, по общему мнению, — явление довольно распространенное. Но даже несмотря на поддержку закона, обиженный работодатель обычно предпочитает скандал замолчать. «Если из компании уходит главный разработчик, директор должен проводить его до двери, подать пальто и пожелать удачи», — излагает общепринятую точку зрения Дмитрий Реут. В противном случае слухи, которые могут распространить на рынке бывшие недовольные сотрудники, обернутся для фирмы прямыми убытками.

В то же время покинувшие фирму сотрудники, особенно те, кто начинает собственное дело, скорее, заинтересованы в громком скандале, который может послужить бесплатной и действенной рекламой.

Так, например, случилось с компанией InPrice, созданной бывшими сотрудниками RRC, которые, уходя, «забрали» с собой дистрибьюторский контракт с новым на российском рынке вендором. Переговоры о партнерстве с корейской фирмой Hyundai по мобильным накопителям Ziv вела RRC, а в результате его подписала InPrice, руководители которой Денис Анненков и Ярослав Кузьмицкий, будучи в свое время ведущими менеджерами отдела персональных, сетевых и телекоммуникационных устройств RRC, как раз и отвечали за переговоры с Hyundai.

RRC тогда удалось добиться удовлетворения своих претензий. По словам представителей компании, были собраны доказательства передачи коммерческой информации RRC фирме InPrice. Бывшие сотрудники RRC признали свою вину и возместили нанесенный ущерб. Конфликт был урегулирован без судебного разбирательства. В то же время об эксклюзивном договоре между InPrice и Hyundai стало широко известно на рынке, что, несомненно, помогло новой компании раскрутиться...

На подобную скандальную раскрутку, похоже, рассчитывали и в SecurIT.

Работодатель же в таком конфликте выглядит, скорее, как бескорыстный борец за правое дело. И RRC, и Aladdin среди причин, заставивших их предать дело огласке, говорят о стремлении пресечь соблазн уносить интеллектуальную собственность, прощаясь с прежним работодателем.

«Такие ситуации, когда менеджеры уходят из компании, уводя при этом команду, клиентов и партнеров, случаются ежедневно, — пояснял позицию компании работавший тогда в RRC директором по маркетингу Александр Казанский. — Пора положить этому конец и научиться противодействовать подобному поведению».

«Это не просто частное дело Aladdin-SecurIT, — комментирует свою ситуацию Сергей Груздев, генеральный директор Aladdin. — Здесь мы видим ряд прецедентов, которые касаются рынка в целом».

Безусловно, приведенные выше случаи выходят за рамки бизнес-этики. Тем не менее однозначно осуждать некорректное поведение покидающих компанию менеджеров не стоит. Вряд ли сотрудники, расстающиеся с бывшим работодателем со скандалом и уносящие интеллектуальной собственности ровно столько, сколько могут унести, приходили в свое время в компанию и работали там несколько лет с единственным желанием при первой же возможности ее «кинуть». Часто в таких конфликтах немалую роль играет обида сотрудников, чувствующих себя недооцененными или просто обиженными.

В такой ситуации оказались, например, сотрудники петербургского офиса компании Ingress после объединения ее осенью 2001 г. с фирмой Lanсk.

По мнению людей, непосредственно участвовавших в подготовке сделки Lanck-Ingress, президент Ingress Сергей Ялышко, постоянно проживающий в Германии, решил передать свой бизнес компании Lanck, поскольку ощущал, что контроль над бизнесом постепенно переходит к местной российской команде. В то же время генеральный директор петербургского офиса Ingress Валентин Скебер был уверен, что часть этого бизнеса по праву принадлежит ему (юридические аспекты владения, как часто бывает в России, оказались неурегулированными).

В результате, спустя месяц после сделки Ingress/Lanck, Скебер вместе с командой покинул объединенную компанию. И первым их действием была регистрация компании Ingress и получение патента на одноименную торговую марку, которую в общем-то вместе с компанией Ingress приобрел холдинг Lanck, не зафиксировав, впрочем, юридически свои права. холдинг не стал требовать возвращения фактически потерянной торговой марки. Президент Lanck Владимир Просихин объясняет уступчивость компании тем, что торговая марка Ingress для бизнеса Lanck не имеет особого значения. Тем не менее одноименное доменное имя www.ingress.ru до сих пор принадлежит Lanck, и компания не готова им поступиться.

Валентин Скебер не скрывает свою обиду на бывшего компаньона. «О переговорах я узнал, только когда сделка уже фактически была заключена, — вспоминает он. — А мое мнение о том, что нам более выгодно объединиться с московской компанией, как оказалось, вообще в расчет не принималось».

Создатели SecurIT реагируют на конфликт с бывшими работодателями еще более эмоционально.

Этот факт отмечает даже Сергей Груздев. «В такой ситуации, в принципе, достаточно просто позвонить по телефону, встретиться, объясниться, — считает он. — Они же (бывшие сотрудники Aladdin, нынешние руководители SecurIT) изначально ставят перед собой не бизнес-задачу. Они хотят показать, что представляют из себя что-то. Они уверены, что завалят Aladdin».

Вероятно, с появлением привычки юридически закреплять любые отношения между компаниями и их сотрудниками, с расширением судебной практики по сходным вопросам, заметно снизится влияние эмоциональной составляющей подобных конфликтов.

В то же время количество их вряд ли уменьшится. Так что остается только последовать призыву Сергея Груздева и «искать возможности решать трудовые споры цивилизованно».


Версия для печати (без изображений)