Во времена Советского Союза Казанское производственное объединение вычислительных систем (КПО ВС) обеспечивало 40% потребностей страны в вычислительной технике. И сегодня, после многих преобразований, изменения формы собственности и слияний с зарубежными компаниями предприятие остается одним из лидеров отечественной ИТ-индустрии. О нынешнем состоянии фирмы и перспективах развития рассказал в интервью заместителю главного редактора CRN/RE Константину Геращенко генеральный директор ОАО «ICL-КПО ВС» Виктор Дьячков.

CRN/RE: Расскажите, пожалуйста, вкратце об истории вашего предприятия.

Виктор Дьячков: Казанское производственное объединение вычислительных систем (КПО ВС) создано в 1957 г. Основной продукцией завода были ЭВМ серии ЕС. На рубеже 70–80-х годов мы выпускали примерно 500 машин в год. На Западе стоимость подобного компьютера составляла тогда около 2 млн. долл., так что наш годовой оборот, по американским меркам, приближался к 1 млрд. долл. Кроме ЭВМ серии ЕС предприятие выпускало много другой продукции, всего в объединении работало 13,5 тыс. человек.

В 1991 г. нашим предприятием и английской компанией International Computers Limited (ICL) было основано ОАО «ICL-КПО ВС». Его акционерами стали Госкомитет по управлению государственным имуществом Республики Татарстан (РТ) и фирма ICL. Позже предприятие вошло в состав группы компаний Fujitsu. В настоящее время Fujitsu принадлежит 51% акций, государству — 26%, а 23% акций находится в собственности физических лиц — менеджеров предприятия и ведущих специалистов.

CRN/RE: Каковы в настоящее время оборот вашей компании и основные направления деятельности?

В.Д.: «ICL-КПО ВС» специализируется в области системной интеграции и поставки комплексных решений, а также обеспечивает консалтинг, проектирование, внедрение, гарантийное и сервисное обслуживание компьютерных систем. Основные направления нашей деятельности — это автоматизация управления производством в международных стандартах MRP-II и ERP, внедрение и сопровождение финансово-бухгалтерских компьютерных систем для предприятий и организаций любой формы собственности и организационной структуры, защита информации от несанкционированного использования, разработка прикладного ПО (тиражируемого и на заказ), внедрение торговых технологий на основе кассовых терминалов, штриховых кодов и пластиковых расчетных карточек, проектирование и строительство вычислительных сетей, производство серверов и ПК, поставка технических и программных средств крупнейших мировых производителей, обучение руководителей и специалистов производства международным стандартам управления MRP-II и ERP.

В прошлом году оборот компании составил примерно 20 млн. долл., 50% дохода пришлось на производство и поставку ПК и серверов, 25% — на внедрение проектов, еще 25% — на разработку ПО. Несмотря на то что производство ПК и серверов дает большую часть оборота компании, это направление не самое прибыльное. Маржа, получаемая при разработке заказного ПО или при внедрении ИС, более высокая. Тем не менее мы будем поддерживать и развивать производство, особенно новой, высокотехнологичной продукции.

CRN/RE: С кем из зарубежных вендоров вы поддерживаете партнерские отношения и какие российские предприятия являются вашими крупнейшими заказчиками?

В.Д.: «ICL-КПО ВС» сотрудничает с такими компаниями, как APC, D-Link, IBM (подразделение Informix), Intel, Hewlett-Packard, Microsoft, Novell, ViewSonic. Разумеется, мы имеем прямой доступ к новейшим технологиям корпораций Fujitsu и ICL. В числе крупнейших российских клиентов — ОАО «Газпром», АО «Межрегионгаз», АО «КамАЗ», Министерство обороны РФ, МВД РТ, Министерство образования РТ. Всего у нас более 600 заказчиков.

CRN/RE: В каких регионах ваше присутствие наиболее заметно?

В.Д.: Основная часть производимого нами оборудования (ПК и серверы) реализуется в РТ. Что касается разработки ПО и внедрения проектов — большинство наших заказчиков находятся за пределами Татарстана. Очень много клиентов в Москве. В их числе «Газпром», Министерство обороны, крупные корпорации. Были годы, когда на долю «Газпрома» или Министерства обороны приходилось до 25% общего объема заказов.
Кроме Москвы и Татарстана «ICL-КПО ВС» работает в Астраханской области, Волгограде, Сургуте. В этом году мы участвовали в тендере в рамках программы «Дети России» и выиграли лот на поставку техники в Нижний Новгород, Чувашию, Мордовию, Пензенскую область и Республику Марий Эл. Это примерно 7 тыс. ПК и серверов, более 600 компьютерных классов.

CRN/RE: Есть ли у вашей компании четкая и обоснованная стратегия развития бизнеса?

В.Д.: Такая стратегия есть. Наша главная цель, сверхзадача, если можно так сказать, — работать не только в масштабах всей страны, но и поставлять высокотехнологичную продукцию на экспорт. Я уже говорил, что в прежние времена годовой оборот предприятия, по американским меркам, составлял 1 млрд. долл. Расчеты специалистов показывают, что при определенных усилиях с нашей стороны мы могли бы достичь этого уровня. Главное условие — глубокая интеграция с группой компаний Fujitsu, опора на ее технологический потенциал.

Сегодня одним из наиболее перспективных направлений является производство плазменных и ЖК-мониторов. В этой области Fujitsu — технологический лидер.

Плазменные мониторы — это будущее не только средств отображения информации для ПК, но и будущее телевидения. Как только технология достигнет того уровня, когда плазменная панель с диагональю 1 м будет стоить меньше 2 тыс. долл., спрос на эти устройства резко вырастет, для насыщения рынка потребуется не 2–3 завода, а 5–7.

Почему бы один из таких заводов построить не в Ирландии или Португалии, а в России и, может быть, в Казани? Я уверен, что мы сможем обеспечить выпуск качественной, конкурентоспособной продукции. Культура производства и уровень подготовки наших специалистов достаточны для этого. Кроме того, в Казани сосредоточено много вузов и НИИ, так что проблем с кадрами не будет.

По оценкам экономистов, такой завод окупится достаточно быстро при условии, что 30–40% продукции будет экспортироваться в Европу. Понятно, что возить такие громоздкие изделия, как плазменные мониторы из Юго-Восточной Азии, невыгодно. Да, производство микросхем и элементной базы сосредоточено в том регионе, но транспортировка миниатюрных изделий весом в несколько граммов труда не представляет. Другое дело плазменные или ЖК-панели. К слову, выпуск ЖК-матриц тоже можно наладить в России. И это будет экономически целесообразно при годовом объеме производства от 1 млн. штук.

Технических препятствий для реализации такого проекта нет. Более того, возможность строительства завода обсуждалась на самом высоком уровне. Об этом несколько лет назад шла речь на переговорах между Борисом Ельциным и Рютаро Хасимото, который был тогда премьер-министром Японии. Вторично к этому вопросу руководство «ICL-КПО ВС» и Fujitsu вернулось во время визита Владимира Путина в Токио. Была бы политическая воля...

Другая перспективная область — разработка ПО. Отрадно, что по многим вопросам наши взгляды полностью совпадают с взглядами группы компаний Fujitsu. Сегодня Fujitsu осуществляет реструктуризацию бизнеса, делая акцент именно на разработку ПО, создание комплексных решений, их внедрение и сервис. Уже есть договоренность с Fujitsu, что часть заказов на разработку программных продуктов будет размещена у нас. Учитывая большой кадровый резерв Казани, мы в течение года сможем сформировать команду из тысячи или полутора тысяч программистов. Вряд ли такое возможно в Москве или в любом другом городе России.

CRN/RE: Сохранится ли в «ICL-КПО ВС» производство ПК и серверов?

В.Д.: Разумеется, сохранится. Наше предприятие — одно из немногих, где продолжает работать военная приемка. Надежность и качество нашей продукции удовлетворяют таких взыскательных заказчиков, как Министерство обороны, МВД, «Газпром» и др. Вряд ли кто-то еще проводит такие строгие тестовые проверки, как мы. Чтобы не быть голословным, приведу лишь один пример — ежегодно мы возвращаем поставщикам электрические кабели, не прошедшие тест на пробой изоляции.

CRN/RE: Есть ли планы по расширению производства ПК?

В.Д.: Таких планов нет, поскольку наши мощности позволяют производить до 100 тыс. ПК и серверов в год, а реальная потребность рынка — примерно 12 тыс. Поэтому главный резерв для поддержки производства — поиск новых заказчиков. Но и сокращать производственные мощности мы не планируем. Когда был выигран тендер на поставку 9 тыс. ПК, завод выполнил заказ за 35 дней.


Версия для печати (без изображений)