Российский ИТ-рынок, по крайней мере в его «железной части», зависит в основном от импорта, и зигзаги таможенной политики нередко отзываются на нем болезненным эхом. Таможенные проблемы у компьютерных фирм возникли с начала 90-х, когда в России были введены НДС и таможенные пошлины на компьютерную технику. Необходимость выплачивать в бюджет довольно значительную сумму существенно увеличивала цену на товар, и у операторов рынка появился большой соблазн сэкономить на таможне.

Возможностей для такой экономии оставалось довольно много. Коррупция в таможенных органах, которая долгое время была притчей во языцех, существование различных фондов и организаций, пользовавшихся льготами при ввозе товаров, — все это способствовало тому, чтобы у импортеров сложился особый стиль поведения — минимизация таможенных платежей, которая часто сводилась к сознательному занижению таможенной стоимости декларируемого товара (так называемая «серая» схема). Более того, в сложившихся условиях на рынке могли выжить только те компании, которые имели возможность таможить товар в обход общих правил. Как бы то ни было, компьютерная техника попала в категорию самых сложных для таможенников товаров, поскольку, по словам чиновников ГТК, с ней всегда было связано довольно много нарушений.

Однако сегодня государство уже не хочет мириться с такой ситуацией. Государственный таможенный комитет РФ постепенно, но целенаправленно проводит политику приведения реальной ситуации с таможенной очисткой товаров в соответствие с российским законодательством. Работа ведется в трех направлениях: усиление фискальных мер, совершенствование законодательства и борьба с коррупцией. При этом, как говорит Василий Васин, президент группы компаний R-Style и куратор комитета по таможенным вопросам в АП КИТ*, таможенники сегодня отказываются от тотального жесткого прессинга. «Лояльных операторов рынка, соблюдающих правила, установленные ГТК, не трогают, — поясняет он. — С теми, кто отказывается эти правила соблюдать, разбираются».

В этом году в правилах таможенной очистки товаров электронной группы произошли заметные изменения. ГТК, вооружившись опытом легализации импорта автомобильной техники, предпринял попытку ввести на этом рынке аналогичную практику. Весной вступил в действие приказ ГТК № 1132, определяющий порядок таможенной очистки по схеме предварительного декларирования. Летом специальным приказом ГТК (№ 490) была зафиксирована возможность таможить компьютерную технику по стоимости, указанной в договоре с компанией-производителем.

Естественно, основная цель инициатив ГТК — упрощение контроля за импортом электронной техники. Предполагается также, что и фирмы, занимающиеся внешнеэкономической деятельностью (ВЭД), при введении новых правил получат возможность минимизировать затраты на таможенное оформление, в том числе сократить время таможенной очистки. Однако практика показывает, что для компьютерных фирм изменения правил ГТК выливаются в лишние неудобства и деньги.

Взять, к примеру, требования приказа № 1132. Работая по принципу предварительного декларирования, компании необходимо не только заранее подать таможенную декларацию, но и оплатить таможенный сбор, а это — изъятие денег из оборота. Компания теряет возможность при необходимости оперативно догрузить машину, а несоответствие груза данным декларации, что бывает довольно часто из-за халатного отношения отгружающей стороны (европейцам сложности с таможней не знакомы), выливается в массу проблем.

В то же время обещанные компьютерным фирмам преимущества часто остаются лишь на бумаге. «Процедура предусматривает: если по предварительному декларированию состав грузов совпадает с декларацией, то выход в свободное обращение должен происходить в течение трех часов, — рассказывает Илья Земсков, вице-президент компании «Квант» и консультант комитета АП КИТ по таможенным вопросам. — Могу честно сказать, такой практики не существует».

Приказ № 430, который позволяет рассчитывать таможенную стоимость, исходя из цены на товар, указанной в контракте с производителем (очевидно, она может быть гораздо меньше рыночной), также налагает дополнительные требования на участника ВЭД.

Компанию необходимо зарегистрировать в ГТК, к таможенной декларации нужно приложить контракт с производителем, условия которого компании обычно предпочитают не разглашать. Кроме того, в ГТК надо представить целый перечень документов... В принципе, все эти сложности не так уж трудно выполнить. Но одна проблема пока остается неразрешимой. Большинство компьютерных компаний, имеющих необходимый контракт с производителем, ВЭД не осуществляют, а пользуются услугами брокеров.

Есть во взаимоотношениях компьютерных фирм и ГТК и другие сложности. Часто введение новых правил сопровождается прямо-таки катаклизмами на рынке. Отправка грузов задерживается, часть товара зависает на таможне, брокеры увеличивают цены на растаможку и доставку грузов, а в результате рынок замирает, приспосабливаясь к новым таможенным правилам.

Нормализация ситуации на таможне идет не просто. Тем не менее компьютерные компании, по словам Василия Васина, одобряют этот процесс и готовы полностью перейти на «белую» схему, несмотря на то, что это, скорее всего, будет связано с увеличением отчислений в бюджет. Но они ожидают определенных усилий и от государства. «Государство должно работать над тем, чтобы у операторов рынка не возникало желания попробовать сэкономить на таможенных пошлинах, чтобы все компании были поставлены в равные условия. Нужно подумать и над тем, чтобы нам было проще делать логистику», — считает он.

До недавнего времени ГТК и рынок работали совершенно автономно. «Они издавали приказы, а мы пытались их выполнять», — характеризует ситуацию Васин. А между тем отсутствие контактов затрудняет работу не только компьютерных фирм, но и самого ГТК, сотрудникам которого трудно ориентироваться во всем многообразии компьютерной техники с огромным количеством модификаций одинаковых продуктов, а также отслеживать быстро меняющуюся ситуацию с ценами на товары.

Теперь за организацию взаимодействия с ГТК взялась АП КИТ. Ее таможенный комитет работает над тем, чтобы наладить диалог с чиновниками, разрабатывающими новые таможенные правила. «Мы хотим стать неким буфером, оказывать ГТК консультативную помощь, — объясняет свои задачи Василий Васин. — Но не для того, чтобы у рынка появились какие-то льготы. Мы надеемся на разумные изменения, которые не повредят рынку и создадут более или менее одинаковые условия для всех».

Таможенный комитет АП КИТ взял на себя сложную задачу. Несмотря на то что в ГТК также говорят о необходимости диалога с бизнесом, это ведомство вовсе не считает своей главной задачей содействие развитию в России цивилизованного рынка.

Сергей Алексеев, начальник отдела таможенного оформления и таможенного контроля в торговом обороте Главного управления организации таможенного контроля ГТК, в интервью заместителю главного редактора CRN/RE Диане Вайнберг рассказал о том, как это ведомство представляет себе пути легализации импорта электронной техники.

CRN/RE: Сейчас ГТК РФ активно работает над совершенствованием правил таможенной очистки товаров группы электронной техники. Чем вызвана необходимость изменений?

Сергей Алексеев: Система прохождения товаром таможенной очистки не консервативна. Она должна совершенствоваться, если для этого есть резервы. Главная задача ГТК — заботиться о бюджете страны. И поэтому по тем группам товаров, которые являются наиболее «критическими», мы принимаем меры по усилению контроля. Ведь там, где в бюджет отчисляются большие суммы, мы наблюдаем и больше попыток обойти закон.

Для таких групп товаров производится концентрация мест оформления, чтобы легче было осуществлять контроль.

CRN/RE: Компьютерная техника относится к группе «критических» товаров?

С.А.: Да. Это дорогая техника, с высоким налогообложением. Так что неудивительно, что при прохождении таможенного контроля часто происходят попытки представить дорогую технику как более дешевую.

CRN/RE: Есть ли у ГТК статистика на этот счет?

С.А.: Я не хотел бы говорить о цифрах, поскольку компьютерная техника является частью большой группы «критических» товаров, в которую входит вся электроника. Тот факт, что именно эта группа товаров привлекла к себе повышенное внимание ГТК, говорит сам за себя. Да, в этой области было много нарушений. Сейчас нам удалось значительно увеличить отчисления в бюджет по этой группе товаров — по сравнению с прошлым годом примерно в полтора раза. Это произошло, в частности, в результате введения предварительного декларирования, которое предусматривает приказ ГТК №1132.

В Европе, где подобная схема применяется часто, хорошо видны результаты ее использования. Участники нашего рынка, которые регулярно осуществляют таможенную очистку своих товаров, поддерживают полностью прозрачную финансовую отчетность и дорожат своей репутацией, проходят процедуру таможенной очистки быстро и без всяких сложностей. При этом формируется определенная группа компаний, имеющих возможность работать с таможней по упрощенной схеме. Мы же уверены, что эти компании — добросовестные плательщики.

CRN/RE: Схемы предварительного декларирования — дело добровольное. Нашло ли это новшество распространение среди российских компьютерных фирм?

С.А.: Можно сказать, в полном объеме. Охвачено 90% той группы товаров, которая подпадает под действие приказа. Фактически приказом предусмотрено, что при предварительном декларировании декларанту предоставляется зеленый коридор, а при отказе от предварительного декларирования — крайне жесткая схема. Так что коммерческие структуры просто поставлены перед необходимостью использования этой схемы.

Не стану отрицать, что процедура предварительного декларирования может вызвать определенные сложности, поскольку механизм ее работы в нашей стране еще не отлажен. В Европе же таможенные службы полностью оснащены необходимой техникой, а главное — инфраструктурой, сетями связи, позволяющими быстро обмениваться необходимой информацией.

Но нельзя забывать, что в Европе у таможни несколько иные функции. Внутри Евросоюза границы практически открыты для перемещения товаров, поэтому для наших европейских коллег задача сбора этих платежей — далеко не главная. На первом месте у них правоохранные вопросы, пресечение контрабанды наркотиков, оружия. В Европе признают, что в вопросах таможенного контроля и сбора платежей мы работаем гораздо лучше. Там характерна высокая скорость прохождения через таможню, но качество контроля при этом — низкое.

CRN/RE: Многие компании говорят: если все будут работать «по-белому», мы тоже будем. Но пока еще многие предпочитают «серую» схему, когда таможенная стоимость товара намеренно занижается. Когда, по-вашему мнению, можно будет полностью перевести рынок на «белую» схему?

С.А.: Я вообще не согласен с таким утверждением. Сегодня все солидные фирмы, которые заботятся о своей деловой репутации, работают «по-белому». И при тех объемах импорта, с которыми они работают, другая схема просто невозможна. На сегодняшний день выгода от незаконных способов импорта товаров для таких компаний не сравнима с угрозой потери своего имиджа на рынке.

Для нас, как для профессионалов, совершенно очевидно — люди, создающие фирмы-однодневки, чтобы обойти таможню, как, например, в истории с «Тремя китами», — обыкновенные преступники. Они должны сидеть в тюрьме. Но для борьбы с ними нам не нужны запретительные методы. Зачем? Есть опробованные экономические барьеры. В этой схеме у фирм, созданных специально для одноразового прохождения таможенного контроля, будет масса сложностей — их машины будут досматриваться особенно тщательно, это займет массу времени, а добропорядочные участники рынка, входящие в «белый» список, подобных сложностей испытывать не будут. Мы определим тех, кому можно доверять.

У нас уже есть опыт подобной работы на автомобильном рынке. Еще четыре года назад это был хаотичный рынок, мы практически не контролировали стоимость ввозимого товара, объемы ввоза. Взаимодействуя с Европейским деловым клубом, с производителями автомобилей, мы составили список официальных дилеров, а также получили информацию о том, по каким ценам дилеры эти автомобили закупают. Был составлен список добросовестных импортеров, а для других фирм мы ввели жесткие меры контроля, в том числе и по определению таможенной стоимости. Такая схема сделала практически невозможным ввоз автомобилей по заниженной таможенной стоимости. А работа по «белым» спискам устроила всех — уважающая себя фирма никогда не будет представлять дорогую машину как дешевую, а импорт только через официальных дилеров — лучшая схема и для производителя, и для ГТК.

CRN/RE: Возможно, на автомобильном рынке, где не так много поставщиков, существование «белых» списков оправдано. Но на компьютерном рынке поддерживать такой список будет проблематично...

С.А.: «Белые» списки — это нормальная общеевропейская практика. Подход к огромному транснациональному концерну и маленькой, никому не известной фирме не может быть одинаковым.

Наша главная задача — сформировать четкие критерии добросовестности участника ВЭД, чтобы мы могли сказать про каждую компанию из «белого» списка, почему она там находится. При формировании списков мы учитываем мнение как бизнес-ассоциаций, так и отдельных производителей. Мы работаем с многими бизнес-ассоциациями: Европейским деловым клубом, Американской торговой палатой, Союзом экспортеров Германии и др. и учитываем их мнение. Но надо понимать, что в любом случае «белые» списки формирует таможня, и критерии выбора нам никто не может диктовать. Наши списки подвижны. Любая компания может обратиться в ГТК, и мы рассмотрим такое обращение.

CRN/RE: Но при существовании «белых» списков новый, неизвестный ГТК участник рынка оказывается в заведомо проигрышных условиях...

С.А.: ГТК видит свою задачу не в развитии свободной конкуренции, а в обеспечении сбора платежей в госбюджет. Поэтому для нас наиболее удобен вариант работы с теми компаниями, которые имеют на рынке вес, имя и репутацию. Да, не известная никому компания не сможет импортировать товары по таким же схемам, как, например, официальные дилеры крупных корпораций. Сначала ей придется занять определенное место на рынке. И компания должна стремиться своей репутацией доказать нам, что она имеет право войти в «белый» список.

CRN/RE: Часто изменение правил на таможне становится для рынка стихийным бедствием. На перестройку работы таможни, на приспособление участников ВЭД к новым правилам обычно уходит немало времени. Что ГТК делает для того, чтобы изменить ситуацию?

С.А.: Я абсолютно не согласен с вашим утверждением. Мы никогда не меняем правила, не предупредив об этом рынок. Все изменения в документах, регламентирующих процедуры таможенной очистки, публикуются заранее в специализированной прессе. И любая компания, занимающаяся импортом, имеет специалистов, в обязанности которых входит отслеживание этих изменений. Если кто-то не успел вовремя подготовиться к изменениям, и у такой компании возникают простои на таможне — никто, кроме нее самой, не виноват. Те, кто работает профессионально, никогда не оказываются в подобной ситуации.


Версия для печати (без изображений)