Говорят, коллекционирование — скорее болезнь, чем увлечение. У Михаила Краснова, президента группы компаний Verysell, она началась недавно — года три назад, раньше, по его словам, «не было ни денег, ни времени». Хотя интерес к искусству появился у него давно — в студенческие годы он даже серьезно думал бросить МГУ и уйти в Строгановское училище: брал уроки рисунка, готовился к экзаменам...

На фоне многих корпоративных и частных собраний Краснов не считает свою коллекцию «серьезной», но за три года ему удалось собрать более полусотни весьма достойных коллекционных работ. Временной охват — почти два века: есть русские художники XIX века, авангардисты начала XX века, шестидесятники, но выбор имен довольно ограниченный.

К увеличению размеров коллекции он не стремится, последний год занимается улучшением ее «качества». Коллекция постоянно обновляется — что-то ранее купленное продается или меняется, приобретается новое, более интересное, с точки зрения владельца. «Аппетит» настоящего коллекционера безграничен — насколько, правда, позволяют средства.

«Это своего рода охота, охота за редкостями, и каждый раз приключение, просто так ничего не достается, — рассказывает Михаил Краснов. — Конечно, можно заключить контракт с крупным артдилером, поручить ему что-то купить. Но это выйдет втрое дороже, а главное — для коллекционера неинтересно».

Жемчужинами своей коллекции Краснов считает картину Ларионова («мечта любого коллекционера») и портрет Рейхеля кисти Аргунова, который он покупал как неизвестный портрет неизвестного автора, а потом оказалось — совершенно незаурядная вещь!

Русской живописи осталось в стране не так уж много — войны, революция, социализм не способствовали сохранению художественного наследия. Сколько же бесценных сокровищ продавалось в советское время за границу, нередко по бросовым ценам... «Я хорошо помню время, когда работы авангардистов висели во всех антикварных магазинах и стоили, как несколько бутылок коньяка. Правда, и эти деньги тогда надо было иметь...» — вспоминает Краснов.

За последние год-полтора цены на русскую живопись выросли так, что возможность приобретать хорошие картины становится для Краснова все более проблематичной.

Дело в том, что на Западе русское изобразительное искусство многие годы недооценивалось. Теперь наконец-то его узнали и оценили, покупать стали не только русские, где бы они ни жили, но и серьезные западные галереи и коллекционеры, и в результате цены на ведущих аукционах сейчас примерно вдвое выше, чем в Москве. Как считает Михаил, ему повезло, что он начал собирать коллекцию три года назад.

Большая беда российского рынка антиквариата — обилие подделок. Из-за виражей нашей истории «родословную» картины проследить очень трудно — где она находилась, кто и когда ее купил и т. д. А сколько-нибудь серьезной экспертизы нет, поскольку отечественные музеи и галереи не несут за свои экспертные заключения никакой ответственности. По этой причине многие серьезные западные галереи и фонды отказываются покупать русскую живопись, особенно авангардную. По словам Краснова, ему не раз приносили картины с заключением ведущей российской галереи о подлинности, а он, не будучи экспертом, сразу видел: подделка.

Проводя много времени за рубежом, Михаил знает «места», где можно купить кое-что интересное. К сожалению, не все купленное он может привезти в Россию — это теряет смысл из-за нелепой политики нашей доблестной таможни, которая, вместо того чтобы поощрять возврат культурных ценностей, старается обложить коллекционеров непомерными налогами: что тряпки из Китая, что произведение искусства — плати 30%. Поэтому целый ряд работ из его собрания находится в Швейцарии.

Все деньги, которые удается отвлечь от, так сказать, бытовых нужд, уходят на коллекцию. «Часто говорят: коллекционирование картин — это не расходы, а инвестиции. Но ни один коллекционер никогда не продаст свою коллекцию, с голода будет умирать, но не продаст. Поэтому это если и инвестиции, то уже в детей», — говорит он.

В домашней галерее немало пустых мест, поскольку ее владелец всегда с удовольствием отдает свои картины на выставки — для коллекционера это приятно, к тому же повышает ценность картин, хотя и очень хлопотно. Например, сейчас в Эрмитаже демонстрируется портрет Рейхеля, начальника императорского Монетного двора в начале XIX века: оказалось, что этот портрет кисти Аргунова — единственный сохранившийся. В апреле на выставке «Русский Париж» в петербургском Русском музее будут экспонироваться четыре картины из собрания Краснова. А еще одна отправится на выставку абстрактного искусства XX века, которую проводит в Испании музей Тиссена.

Краснов может позволить себе покупать не больше одной картины в два-три месяца, поэтому приходится выбирать. Иногда из нескольких десятков предложений. Самое интересное здесь — угадать: вот эта работа редкая и перспективная, причем не обязательно с точки зрения денег.

«Очень важно эмоциональное отношение к картине. Если работа мне не нравится, я никогда ее не куплю, чья бы подпись там ни стояла, — рассказывает он. — Наверное, есть и инвесторы, просто вкладывающие деньги в искусство, но коллекционеры так никогда не поступают. И мне очень приятно видеть свои картины на стенах, а не в чулане или в сейфе. Коллекционеры живут очень долго, ведь эта страсть приносит много положительных эмоций — каждый день можно пообщаться с картинами, они радуют глаз, заряжают...».

Михаил Краснов
Родился 29 апреля 1952 г. Президент группы компаний Verysell. После окончания МГУ работал 14 лет в Институте США и Канады АН СССР, кандидат экономических наук. В 1990 г. стал одним из соучредителей (вместе с иностранными инвесторами) и президентом СП «Компьютерные технологии», которое в 1993 г. стало российским отделением американской дистрибьюторской компании Merisel. Сегодня — после смены в 2000 г. названия и пересмотра стратегии развития — это диверсифицированная группа компаний Verysell с объемом продаж 165 млн. долл. по итогам 2002 г.

Палитра коллекции

«...Это картина Хруцкого, его считают основоположником русского натюрморта. Я купил ее в Германии, очень хорошая работа, но не до конца отреставрированная...

...Портрет кисти Надежды Лермонтовой, внучатой племянницы великого поэта... Талантливая художница «серебряного века» умерла совсем молодой...

...Вот Машков периода «Бубнового валета», мне удалось достать эту картину, хотя и с большими приключениями, в одной из бывших республик СССР...

...А это «Деревенька» Бориса Григорьева, одного из ярких художников-авангардистов...

...Борисов-Мусатов, идеолог течения «Голубая роза» ...


Версия для печати (без изображений)