Технопарки, о которых в последние годы много говорят и на которые возлагают большие надежды, в некоторых городах уже действуют, во многих находятся в стадии создания. Что они собой представляют? Насколько успешно работают? Как влияют технопарки на развитие ИТ-бизнеса в своих регионах и влияют ли? Как они взаимодействуют с местным ИТ-бизнесом?

Госпрограмма не выполнена, но эффективна

Государственная программа «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий», разработанная Мининформсвязи, была утверждена правительством РФ в марте 2006 г. Спустя примерно год после того, как на встрече с представителями ИТ-отрасли в Новосибирске в январе 2005 г. Президент РФ Владимир Путин впервые сообщил о решении приступить к организации технопарков.

Эта идея возникла после посещения индийской ИТ-столицы Бангалора (2004 г.): увиденное там произвело сильное впечатление на Президента и «сопровождающих его лиц», они, видимо, надеялись, что подобный опыт удастся использовать и в России.

Большинство наших сограждан воспринимали технопарки как сугубо заграничную новинку. Но не все. Как считают некоторые участники «технопаркового движения», в начале 90-х годов исследовательские отделы некоторых вузов и НПО, стремясь удержать квалифицированных и активных сотрудников, предоставляли им возможность коммерческой реализации инновационных идей. Работая в привычной среде и получая необходимую патентную и юридическую поддержку, такие отделы создали основу технопарков при университетах.

Госпрограмма обещала немалое финансирование — около 77 млрд. руб. в период 2007–2010 гг. из разных источников, в том числе из федерального бюджета 10,3 млрд. руб. Предполагалось, что до 2010 г. будет создано около 10 технопарков, в частности в Московской, Нижегородской, Калужской, Кемеровской областях, Мордовии, Татарстане и Санкт-Петербурге.

Но фактические расходы составили 4,7 млрд. руб. В 2009–2010 гг. федеральное финансирование было приостановлено — вынудили, во-первых, кризис, во-вторых, результаты аудита всех проектов, проведенного Минкомсвязи.

Принятая госпрограмма, к сожалению, не содержала внятной бизнес-модели функционирования технопарков. Хотя и предполагалось постепенное внедрение рыночных механизмов управления и в конечном счете вывод их на самоокупаемость.

В ходе аудита выяснилось: некоторые технопарки все еще находятся на стадии проектирования; другие не имеют четкого бизнес-плана; третьи в основном ориентируются не на ИКТ, а на непрофильные для Минкомсвязи направления. Во многих случаях создание технопарков свелось к девелоперским проектам — управляющие компании ограничивались лишь сдачей в аренду помещений для инновационных компаний, не предоставляя резидентам требуемой инфраструктуры, экспертной поддержки и т. д.

«Понадобился активный диалог с коллегами в регионах, чтобы донести нашу позицию: не надо строить на деньги федерального бюджета бизнес-центры класса „А“ вокруг крошечных бизнес-инкубаторов. Сначала нужно создать нормативные, экономические и иные условия для того, чтобы сложилась „экосистема“, дружественная для молодых ИТ-компаний», — говорил Игорь Щеголев, в то время глава Минкомсвязи (с 2012 г. помощник Президента РФ).

Все же первые результаты были достигнуты: заработал технопарк в Казани, первые очереди некоторых других. По данным Минкомсвязи, по итогам 2009 г. в технопарки удалось привлечь 272 компании-резидента и создать более 7,5 тыс. рабочих мест.

Хотя и не выполненная полностью, по итогам 2010 г. и в целом за 2007–2010 гг. федеральная программа по созданию технопарков была признана эффективной, и в январе 2011 г. правительство приняло решение о ее продлении еще на четыре года и выделении в 2011–2014 гг. еще 6 млрд. руб. При этом заявки на финансирование поступили от 19 регионов РФ на значительно большую сумму. Некоторые претенденты на участие в госпрограмме, например Красноярск, Москва, Троицк, Республика Башкортостан, были готовы сами финансировать строительство технопарков без субсидий из федерального бюджета.

Спустя еще год замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Илья Массух заявил, что в 2011 г. вложения в технопарки из федерального бюджета смогли окупиться: их объем сравнялся с совокупным объемом налоговых доходов, полученных от резидентов.

По данным министерства, за период с 2007-го по 2011 гг. в создание технопарков было вложено 7,2 млрд. руб. федеральных средств, 8,5 млрд. руб. из региональных бюджетов и 4 млрд. руб. средств частных инвесторов. Выручка компаний-резидентов технопарков нарастающим итогом с 2009 г. приблизилась к 40 млрд. руб.

А вот хроника некоторых событий 2013 г.

Март. Межведомственная комиссия по координации деятельности по созданию, функционированию и развитию технопарков в сфере высоких технологий в очередной раз подвела итоги выполнения госпрограммы. Как было заявлено, технопарки общей площадью около 250 тыс. м2 функционируют в шести субъектах РФ: Нижегородской, Кемеровской, Новосибирской и Тюменской областях, республиках Татарстан и Мордовия. В них работают свыше 650 компаний-резидентов, суммарный объем их продукции и услуг превысил в 2012 г. 25 млрд. руб., из них 27% приходится на компании в сфере ИКТ.

Июль. Правительство РФ приняло постановление о введении конкурсной процедуры предоставления федеральных субсидий на строительство, реконструкцию или расширение технопарков в 2013–2014 гг., что, как ожидается, позволит повысить эффективность использования этих средств, а также предоставит возможность принять участие в программе новым регионам с высоким инновационным, научным и кадровым потенциалом.

Июль. Правительством РФ одобрен план мероприятий («дорожная карта») «Развитие отрасли информационных технологий», в соответствии с которым во II квартале 2015 г. должны заработать не менее 11 технопарков общей площадью 350 тыс. м2.

Сентябрь. Состоялось официальное открытие технопарка «Рамеев»* в Пензе. На его создание из федерального бюджета выделено 1 млрд. 149 млн. руб.

Декабрь. С введением в эксплуатацию основного здания бизнес-центра запланирован старт работы ИТ-парка «Анкудиновка» в Нижнем Новгороде.

Сколько в России технопарков?

Достоверно ответить на этот вопрос не может никто. Цифры звучат разные. Министр Игорь Щёголев, выступая в октябре 2011 г. на первом всероссийском съезде технопарков в Нижнем Новгороде, сообщил о более 200 технопарков, или организаций, которые так себя называют.

В августе 2013 г. заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Марк Шмулевич в ходе посещения новосибирского «Академпарка» заявил, что у нас в стране более 150 технопарков.

Попутно отметим, что число участников госпрограммы (получающих средства из федерального бюджета) не превышает двух десятков.

Очевидно, что такая разноголосица в оценках численности вызвана прежде всего отсутствием единых критериев, которым должна соответствовать организация, претендующая на звание технопарка. На государственном уровне требования к технопаркам до сих пор не сформулированы. Хотя «на общественных началах» такие попытки предпринимаются.

Так, участники круглого стола «Что является полноценным технопарком в России и как он должен развиваться?», организованного в рамках Петербургского международного экономического форума (июнь 2013 г.), составили рейтинг компонентов успешного технопарка. По их мнению, он таков: разнообразие компетенций, наличие связей между инновационной средой и инвесторами, технологическая площадка.

Свой документ, содержащий перечень требований к технопаркам, разработала Ассоциация технопарков в сфере высоких технологий (образована в 2011 г.). Среди них — наличие центра внедрения технологий, оказание сервисных услуг бизнесу, наличие бизнес-плана и др.

Итак, на уровне формальных показателей (число резидентов и рабочих мест, налоговые поступления и т. д.) госпрограмма по созданию технопарков признается эффективной. В то же время очевидно, что связанные с технопарками большие ожидания, скорее всего, с самого начала завышенные, пока не оправдались. Инновационного прорыва в технопарках не случилось.

Но реализация госпрограммы продолжается, до завершения осталось более года. Кроме того, она инициировала более широкое «технопарковое движение». Так что время для объективной оценки результатов еще не пришло.

От технопарков к ИТ-кластерам?

Вслед за модой на технопарки некоторые регионы, похоже, охватило новое, более масштабное увлечение — ИТ-кластеры. Пока, как правило, в зачаточном виде — на уровне идеи, разработки концепции, подготовки предложений и т. п.

Например, ИТ-кластер в Новосибирской области — пока идея. Но она активно разрабатывается. По мнению ее авторов — энтузиастов из ассоциации «СибАкадемСофт», «Академпарк» стал тесен для айтишников, и необходимо создавать ИТ-кластер, включая строительство собственного городка с производственной инфраструктурой и высшей школой ИТ. Согласился с этим мнением и Игорь Щеголев (в то время министр). По его словам, «технопарк уже перерастает изначальную идею, он превращается в ИТ-кластер, вокруг которого начнут образовываться новые предприятия, которые смогут использовать инфраструктуру технопарка».

Тем не менее в одном регионе, Татарстане, ИТ-кластер — это уже реальный проект и стройплощадка. Неподалеку от Казани строится Иннополис — новый город, который, как говорится на официальном сайте, «объединит молодых высококвалифицированных специалистов со всей территории страны, усилив тем самым инновационный потенциал РФ».

Идея Иннополиса (сначала под названием «ИТ-Деревня») зародилась в конце 2010 г. и предусматривала строительство города с максимальной численностью населения до 50 тыс. человек, но в ходе разработки мастер-плана было решено строить город с населением до 155 тыс. человек, 60 тыс. из которых — высококвалифицированные специалисты. На территории города, естественно, «умного», — технопарки, центры разработок, жилье различного уровня, полный спектр социальной и коммерческой инфраструктуры. А также первый в России университет, специализирующийся в области ИТ (в партнерстве с университетом Carnegie Mellon, CША). Уже отобраны первые 14 будущих сотрудников университета, в 2013–2014 учебном году они поедут на учебу в магистратуре Carnegie Mellon.

Старт проекту дал 9 июня 2012 г. премьер-министр Дмитрий Медведев, заложив капсулу с посланием будущим жителям Иннополиса. В конце 2012 г. правительство РФ приняло постановление о создании ОЭЗ технико-внедренческого типа «Иннополис».

Строительство первого пускового комплекса (главный технопарк, университетский комплекс, часть социальной и жилой инфраструктуры) намечено на 2013–2015 гг., полное завершение работ — на 2027 г.

Замысел впечатляющий, но проблем и нерешенных вопросов остается немало. В частности, пока не проработана часть концепции проекта «Иннополис», касающаяся взаимодействия с будущими резидентами, обеспечения его инвестиционной привлекательности и способов привлечения частных инвестиций.

Сами по себе

Основные задачи технопарков — формирование стимулирующей инновационной среды и рождение новых перспективных бизнесов/продуктов/команд. У компаний, занимающихся традиционным ИТ-бизнесом (вендоры, дистрибьюторы, реселлеры), очевидно, совершенно иные задачи. Естественно, что ИТ-компании, зарабатывающие на жизнь преимущественно торговлей, т. е. большинство участников канала сбыта, не подходят под формат резидента технопарка.

И эти два «мира» сосуществуют пока практически независимо. Представители многих компаний, в том числе и из «25 лучших региональных»-2013, опрошенных при подготовке статьи, уклонились от ответа на вопросы CRN/RE или прямо сообщили: им нечего сказать на эту тему.

Хотя, разумеется, некоторые участники рынка — дистрибьюторы через своих партнеров, федеральные и крупные региональные системные интеграторы — в той или степени вовлечены в поставку оборудования и реализацию проектов для технопарков. Все-таки это достаточно крупные и престижные заказчики.

«Для меня это два параллельных процесса», — признает Максим Богданов, генеральный директор компании АСКОН, при том что один из ее региональных центров является резидентом технопарка.

«Пользу технопарков отрицать сложно. Но сегодня их влияние на общую картину развития ИТ-бизнеса крайне невелико, и кардинального изменения ситуации я не ожидаю. Российские технопарки — это такой же имиджевый госпроект, как Сочи-2014, саммит АТЭС и т. д. Реализуясь на бюджетные средства, они строятся, развиваются, управляются и оцениваются бюрократическими, а не бизнес-методами», — считает Валентин Фосс, начальник отдела маркетинга компании «Утилекс» (Новосибриск).

«Влияния на традиционный ИТ-рынок ИТ-парки в их нынешнем виде не оказывают, — утверждает Алексей Рудым, региональный директор компании OCS. — Большинство наших региональных партнеров не являются их резидентами. За исключением некоторых крупнейших региональных интеграторов, которые разместили в ИТ-парках свои центры разработки. Но сейчас за этим зачастую просматривается больше политической игры и желания находиться в самом передовом офисном центре. А вот на резидентов ИТ-парка (в части стартапов) мы периодически внимательно поглядываем — вдруг появятся интересные компании, чьи разработки мы сможем применить у себя, или, как вариант, найдем среди них нового нишевого вендора. Ведь сейчас каждый второй вендор на рынке гаджетов — это стартап».

Личный опыт

Тем не менее у некоторых ИТ-компаний «технопарковый опыт» есть — одни уже стали резидентами, другие пытались там поселиться, третьи сами взялись за их организацию.

«AT Consulting Сибирь» стала резидентом новосибирского «Академпарка» в апреле 2012 г., сразу после преобразования в дочернюю компанию московской AT Consulting. Сейчас в «AT Consulting Сибирь», по словам генерального директора Дмитрия Гокова, работают около 60 человек в двух офисах — в самом Новосибирске и в «Академпарке», где расположено основное подразделение разработки, его численность растет, и компания уже задумывается о расширении арендуемой площадки.

Интересно, что, отвечая на вопрос, почему компания «пошла в резиденты», он отмечает только нематериальные факторы и ничего «земного» (льготы, экономия ресурсов и т. п.), что, казалось бы, должно стоять на первом месте.

«Мы решили воспользоваться возможностями и перспективами технопарка, которые были очевидны. Прежде всего он находится в Академгородке, а это традиционное место концентрации креативных, интеллектуальных людей, связанных с новыми технологиями. Расположив там офис, гораздо легче привлечь этих людей в проект, поскольку им привычно работать в среде Академгородка. Статус резидента, во-первых, дает доступ к разным мероприятиям — конференциям, семинарам и т. д. — это прекрасная возможность для обмена опытом и идеями. Во-вторых, помогает продвижению на зарубежном рынке, предоставляя возможность участия в специально организуемых выездных мероприятиях. В-третьих, сама среда технопарка, тесное соседство множества инновационных команд, позволяет быстро находить партнеров для реализации разных проектов, создавать альянсы. Например, чтобы найти партнера для создания мобильного приложения в рамках одного из наших проектов, достаточно было спуститься этажом ниже. Коллеги оперативно выполнили эту работу», — рассказывает он.

Из «минусов» Дмитрий Гоков отмечает только один: в технопарке пока не хватает вычислительных ресурсов для моделирования, тестирования и размещения программных разработок. Но ситуация должна улучшиться с вводом в действие ЦОДа, который сейчас строится.

Региональный центр «АСКОН-Волга», рассказывает его директор Сергей Ханякин, стал резидентом технопарка «Жигулевская долина» в Тольятти по результатам первой очереди рассмотрения заявок еще в конце 2011 г. К сожалению, администрация технопарка несколько раз откладывала срок возможного переезда в технопарк — то начало 2013 г., то май 2013 г., и он не назначен до сих пор. Региональный центр занимается разработкой и адаптацией к индивидуальным требованиям предприятий программных решений для комплексной автоматизации и управления подготовкой производства. В его составе группа разработки, отдел продаж и служба поддержки. Всего около 30 человек. Статус резидента пока дает компании только льготную ставку на аренду помещений в технопарке. «Что касается других льгот, например на оплату коммунальных платежей, Интернета, телефонной связи, — мы не получаем никакой информации и не знаем о своих возможностях. Речь о специальном налоговом режиме тоже не идет. Хотя поначалу заявлялось, что резиденты получат поддержку и на федеральном уровне. Ничего из этого пока нет», — говорит Сергей Ханякин.

В конечном счете издержки «АСКОН-Волга» все равно увеличатся, полагает он. С одной стороны, вроде бы экономия на аренде, с другой, увеличение расходов на транспорт, так как людям неудобно добираться до работы («Жигулевская долина» — это несколько зданий, стоящих, по сути, в чистом поле). Кроме того, вокруг технопарка нет никакой инфраструктуры, которая создавала бы условия для комфортной работы, что может заметно снизить лояльность сотрудников. «Отношение к резидентству у нас пока достаточно скептическое», — резюмирует он.

В таком же «подвешенном» состоянии, как «АСКОН-Волга», находятся, по словам Ханякина, и другие резиденты «Жигулевской долины».

У компании АСКОН много региональных центров, в т. ч. в городах, где есть или создаются технопарки. Но она в них особенно «не рвется».

«АСКОН — компания давно существующая, выстроенная, имеющая место постоянной прописки и определенный масштаб бизнеса, свою конфигурацию. И подстроить все это под условия какого-либо ИТ-парка практически невозможно. Получается, что ради приобретения небольшой льготы придется пойти на множество изменений, что в конечном итоге обойдется еще дороже», — говорит Максим Богданов.

По его мнению, статус резидента технопарка подходит скорее для компаний, находящихся на другой стадии бизнеса: либо стартапов, либо очень крупных фирм, которым просто решить подобные проблемы. Крупные игроки сами строят для себя здание, перевозят сотрудников, организуют их доставку и т. д., эффект масштаба компенсирует все затраты.

Компания «Утилекс» предприняла было попытку стать резидентом новосибирского «Академпарка», но неудачно. Ее руководству не понравилось отношение администрации к ИТ-компаниям — не как к равным партнерам, а как к «арендаторам на постой».

В рамках госпрограммы

Татарстан

Первым технопарком, созданным в рамках реализации госпрограммы «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий», стал «ИТ-парк» в Казани — он открылся 23 октября 2009 г. Объем инвестиций в его создание составил около 2,9 млрд. руб., в том числе и федеральное финансирование.

Инфраструктура ИТ-парка включает бизнес-центр с возможностью организации до 1,5 тыс. рабочих мест; контактный центр; конференц-центр; две гостиницы для размещения резидентов; ЦОД; центр сертификации, лицензирования и обучения.

По данным управляющей компании «ИТ-парка», на начало текущего года он был заполнен полностью: 58 резидентов и 2 тыс. сотрудников. Их суммарная выручка в 2012 г. составила 4,2 млрд. руб. В числе резидентов Microsoft, «ICL КПО ВС», «Фуджицу Сервисез» и др.

Год назад, в августе 2012 г., в Набережных Челнах открылась вторая площадка Казанского «ИТ-парка».

Решение о ее создании было принято в 2011 г. Как пишут местные СМИ, эту идею отстоял в Москве Николай Никифоров, в то время министр информатизации и связи республики Татарстан (ныне глава Минкомсвязи РФ). Немаловажным аргументом оказалось то, что здание для технопарка в Челнах было фактически готово (это бывший вычислительный центр ОАО «КамАЗ»). Инвестиции в проект составили 1,38 млрд. руб.

Технопарк в Набережных Челнах будет специализироваться на ИТ-разработках в области машиностроения. К концу 2012 г. его резидентами стали 73 компании.

Новосибирск

Новосибирский «Академпарк» — совместный проект властей города, области и Сибирского отделения РАН. Первое его здание было построено в 2010 г. У «Академпарка» четыре направления деятельности — приборостроение, ИТ, биотехнологии и биомедицина, нанотехнологии и новые материалы.

В январе 2012 г. в «Академпарке» в специально построенном здании («башня для айтишников») был открыт Центр информационных технологий, включающий офисно-лабораторные помещения, центр обработки данных, бизнес-инкубатор, а также выставочный центр. Всего более 23 тыс. м2.

В настоящее время резидентами «Академпарка», по данным его сайта, являются 247 компаний, число сотрудников 7,3 тыс. Суммарная выручка резидентов в 2012 г. составила 12 млрд. руб.

Тольятти

В Тольятти, известном в основном АвтоВАЗом и химическими предприятиями, с 2010 г. строится технопарк «Жигулевская долина». Важнейшая предпосылка его создания — преодоление недостаточной диверсификации экономики, вечной болезни моногородов. Общая площадь объектов «Жигулевской долины» более 55 тыс. м2. Стоимость — около 5 млрд. рублей, финансирование идей за счет федерального и регионального бюджетов и внебюджетных источников.

У технопарка несколько специализаций: ИКТ, транспорт и космические разработки, энергоэффективность и энергосбережение, химия и разработка новых материалов. На его территории расположены общественно-деловой центр, технический центр с ЦОДом, шесть офисно-лабораторных и офисно-производственных корпусов, бизнес-инкубатор, учебно-тренинговый центр. Первая очередь технопарка должна быть сдана в текущем году. В настоящее время здесь уже зарегистрировано около 40 компаний-резидентов.

«Мы рассматривали возможность размещения производства на мощностях технопарка, но отказались, поскольку нам как нерезидентам просто не выдавали информацию по стоимости таких услуг. Они вообще не анализировали нашу продукцию, вполне, кстати, высокотехнологичную и передовую. Мы дальше секретаря не прошли. Она, услышав, что мы не являемся резидентами, отрезала: „Подписывайте договор, а потом мы вам что-нибудь подберем“. Этого нам было достаточно, чтобы отказаться от данного варианта», — рассказывает Валентин Фосс.

Красноярская компания «Синтез Н» несколько лет назад создала Региональный инновационный центр (его генеральным директором стал Александр Гельманов, руководитель «Синтез Н»), который по заказу правительства края с 2009 г. занимается разработкой концепции и бизнес-плана Красноярского технопарка в сфере высоких технологий. Планируется, что этот технопарк будет построен в 2012–2015 гг. По словам главы Минкомсвязи Николая Никифорова, у Красноярского края есть все возможности стать участником госпрограммы.

Существует статистика, согласно которой более 50% технопарков (организаций, которые так себя называют) — вузовские, более 40% — государственные и только менее 5% — частные. Частные инвесторы не торопятся инвестировать в технопарковую инфраструктуру, поскольку им не понятна модель работы на этом рынке, в том числе способ взаимодействия с государством и возможные меры господдержки для частных технопарков и его резидентов.

ИТ-парк FABRIKA в Астрахани — первый в стране частный технопарк, утверждает Ренат Батыров, генеральный директор астраханской группы компаний «Пилот».

Он перечисляет множество причин и предпосылок, побудивших его пару лет назад задуматься о создании технопарка. Среди них, наряду с достаточно очевидными в контексте «технопаркового движения» — создание современной инновационной среды, генерация интересных проектов/команд/продуктов, создание центра притяжения инноваций для Южного федерального округа, — были и вполне прагматические.

«Пилот» — серьезный системный интегратор в ЮФО, его заказчикам все чаще необходимы решения, требующие интеграции компетенций нескольких ИТ-компаний. Для реализации таких совместных проектов, решил Батыров, эффективнее собрать под одной крышей ИТ-компании с разными специализациями. Да и заказчикам удобнее в одном месте получать самые разные ИТ-продукты и услуги. Кроме того, технопарк поможет удержать квалифицированных сотрудников ИТ-компаний, которые нередко уезжают за интересными проектами и деньгами в столицу или за границу.

На естественный вопрос, «откуда деньги» (по данным с сайта, объем инвестиций в создание технопарка составил 160 млн. руб.), он отвечает: «На мои личные деньги, которые заработаны за 18 лет в ИТ-бизнесе».

ИТ-парк FABRIKA, расположившийся в помещениях бывшей швейной фабрики, был запущен в 2012 г. Сейчас, спустя полтора года, в нем более 300 рабочих мест, 30 резидентов с годовым оборотом более 600 млн. руб. В бизнес-инкубаторе LIFT (заработал в начале этого года) уже 10 ИТ-проектов. Среди резидентов и известные столичные разработчики ПО («Агент плюс», Megatec, ZetaSoft), и удаленные резиденты из Таганрога и Ростова-на-Дону, и очень интересные местные компании. Например, Displair, разработавшая интерактивный воздушный дисплей с системой распознавания жестов MultiTouch. Эти дисплеи уже продаются в России и Казахстане, а в сентябре состоялись встречи с потенциальными дистрибьюторами в странах Ближнего Востока.

В этом году ИТ-парк FABRIKA стал портфельной компанией Инфрафонда Российской венчурной компании (РВК).

«За такой короткий промежуток времени это серьезные результаты. И они достигнуты частным технопарком. Это очень важно», — подчеркивает Ренат Батыров.

Астраханский ИТ-парк по большинству показателей «на 90%» совпадает с портретом «идеального технопарка», считает он. В этом мнении его укрепило участие в саммите технопарков «Технопарк 2.0: Модель устойчивого развития. Повышение эффективности текущей деятельности» (июнь 2013 г.), где такой «портрет» обсуждался.

«Не хватает поддержки государства даже не для ИТ-парка, а скорее для резидентов частных технопарков. Пока государством эта политика и меры поддержки не продуманы. Но мы в этом направлении активно работаем по линии Минкомсвязи, Минэкономразвития и на региональном уровне. Мы готовы вместе с госорганами в рамках пилотного проекта отработать такую модель частно-государственного партнерства и тиражировать свой опыт на всю страну. Недавно обсуждали эти вопросы лично с министром Николаем Никифоровым», — говорит он.

* Башир Рамеев (1918–1994) — советский ученый-изобретатель, разработчик первых советских ЭВМ («Стрела», «Урал»), в течение многих лет главный инженер Пензенского НИИ управляющих вычислительных машин (ныне НПП «Рубин»). Интересно, что еще недавно технопарк носил другое название — «Пензенский Универсальный Технопарк Инновационных Нанотехнологий», такая надпись была размещена на его здании, и ее заглавные буквы ПУТИН читались так же, как фамилия Президента РФ. Комментируя прежнее название, Валерий Беспалов, начальник управления инновационной политики и специальных проектов правительства Пензенской области, сказал: «Эту идею (наименования технопарка) приблизительно полгода назад озвучил губернатор, и она была реализована» (http://penzanews.ru/economy/71712-2013).


Версия для печати (без изображений)