Компания Fujitsu провела конференцию «Fujitsu ИT Future», участие в которой приняли более 300 руководителей компаний — системных интеграторов, заказчиков оборудования и решений Fujitsu.

«Платиновыми» спонсорами конференции выступили Intel и NetApp, в числе партнеров были Brocade, VMware, «Ай-Теко», КРОК и Merlion.

В рамках конференции прошла панельная дискуссия с участием руководителей ведущих ИТ-компаний, выставка новых решений вендора и сессия «Через преобразования ИТ к развитию бизнеса».

Открывая конференцию, Виталий Фридлянд, генеральный директор Fujitsu в России и СНГ, отметил, что рынок ИТ все время меняется: «То, что происходит сейчас, — это вызов для любой технологической компании, в том числе для Fujitsu. Раньше мы производили продукты, теперь это время закончилось, сейчас мы наблюдаем лавинообразное проникновение ИТ во все сферы жизни».

О достижениях нейрофизиологии в изучении мозга человека и возможностях трансформации ИТ рассказал доктор биологических наук, заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов биологического факультета МГУ, профессор Александр Каплан: «Сейчас ИТ становятся весьма похожими на те информационные технологии, которые использует мозг. Действительно, есть живое существо, есть вызовы среды, которые сопоставимы с пользовательскими запросами в ИТ-системе.

Есть безусловные рефлексы, зашитые в мозг генетически, и есть условные рефлексы, которые появляются в результате анализа мозгом запросов среды и формирования новых реакций для быстрого ответа».

Есть безусловные рефлексы, зашитые в мозг генетически, и есть условные рефлексы, которые появляются в результате анализа мозгом запросов среды и формирования новых реакций для быстрого ответа«.

Он сказал, что эти процессы в мозге подобны формированию Всемирной сети, которая в начале предоставляла пользователю лишь ту информацию, которая в нее была заложена (Web 1.0), затем по мере активной работы самих пользователей возник Web 2.0, где учитывалась статистика пользовательских запросов — что чаще востребовано, что больше нужно, и Сеть становилась более адаптивной к запросам.

«Сейчас появляется Web 3.0, когда интерактивная модель взаимодействия порождает семантические сети, и каждому запросу присваивается смысловая метка — нужно нечто, что будет легким, тонким, долгоиграющим и т. д. То есть создается сеть с семантической матрицей, которая анализирует и формирует новую структуру внутри этих запросов. Это в определенном смысле повторяет семантическую интерактивную систему мозга — ментальный мир, который контролирует реакции человека на внешнюю среду», — пояснил Александр Каплан.

Продолжая тему трансформации ИТ, Виталий Фридлянд отметил, что в России уже прошел этап ИТ 1.0, когда все использовали компьютеры как вычислительные средства, «эпоха Microsoft Office». Наступает ИТ 2.0: информационные технологии создают некую добавленную стоимость для бизнеса или добавляют новую ценность для него. «Сейчас в экономике, политике, в социальной сфере возникают кризисные явления. Как должны действовать поставщики ИТ, подобные Fujitsu, и системные интеграторы, как должны изменяться фокусы нашей деятельности и как это отражается на корпоративном рынке, на рынке больших и малых компаний?» — с таким вопросом Виталий Фридлянд обратился к участникам панельной дискуссии.

Дмитрий Конаш, региональный директор Intel в России и СНГ, настроен оптимистично: «Любые изменения в экономике создают возможности для дальнейшего роста, и выигрывает тот, кто находит эти возможности, умеет ориентироваться в изменившейся ситуации. В качестве примера можно отметить российскую компанию „Яндекс“, акции которой на американской фондовой бирже с начала года выросли на 50%. При замедлении роста числа пользователей „Яндекс“ находит новые формы работы с клиентами, и ее акции растут».

Шамиль Шакиров, президент компании «Ай-Теко», сказал: «У нас есть основания для беспокойства, ведь топ-менеджеры компаний по-разному принимают решения — одни начинают экономить на развитии, в том числе на ИТ, а другие видят в ИТ способ снижения издержек и используют эти технологии как инструмент для выживания в период кризиса».

Его дополнил Сергей Мацоцкий, председатель правления IBS, который подтвердил, что сегодня «богатые» компании, прежде всего ресурсодобывающие, либо очень хорошо живут, либо ничего не делают и экономят, урезая затраты: «У нас ситуация похожа на маятник в часах, золотой середины нет».

В свою очередь, Борис Бобровников, генеральный директор компании КРОК, разделяя мнение Дмитрия Конаша, сказал, что во время кризиса 2009 г., когда объем ИТ-рынка упал на 40%, в его компании количество пресейлов по сравнению с 2008 г. выросло в 2,5 раза: «Это позволило нам нащупать какие-то новые ниши, новые технологии, которые „выстрелили“ после кризиса, например, стали крайне востребованы системы BRMS».

Однако сейчас, когда рынок растет на 2–4%, для всех ИТ-компаний наступило сложное время: «Формально кризиса нет, может, он не наступит вообще в том виде, в каком это было в 2008–2009 гг. В таких условиях можно действовать только одним способом — повышать эффективность. Уже летом мы начали анализировать, что еще нужно сделать, где у нас обратная связь от пользователей? В результате внедрили много новых решений и тем самым повысили свою эффективность», — сказал он.

В качастве одного из заметных изменений, происходящих на рынке ИТ, участники дискуссии отметили снижение интереса к системам ERP. Как подчеркнул Сергей Мацоцкий, если в 2000-е годы рост внедрений объяснялся тем, что раньше никто не умел считать деньги, а ERP-системы научили этому, а сегодня, внедрив ERP, много не получишь. Юрий Зеленков, директор по информационным технологиям НПО «Сатурн», пояснил: «Система ERP привносит какую-то бизнес-практику, и предприятие, покупая ERP, внедряет эту практику, подстраивая под нее свои процессы. Но в дальнейшем возникают новые решения, и ERP часто мешает их реализовывать».

По словам Бориса Бобровникова, в компании КРОК проведена крупнейшая в Европе инсталляция ERP Navision, но система оказалась неповоротливой: «У нас в разработке тысячи проектов, нам нужно регулярно анализировать, что будет, что нужно сделать, как посчитать... Но чтобы сыграть в такую деловую деловую игру в ERP, нужно каждый раз давать задания программистам, потом тестировщикам, на это требуется неделя, а то и больше. Недавно мы установили систему BRMS, и сейчас у нас деловая игра занимает несколько минут. Бухгалтер сам изменяет правила, как в Excel, и ERP мы все больше используем лишь как хранилище данных».

Сергей Мацоцкий обратил внимание на один из аспектов взаимодействия интеграторов с заказчиками, который давно известен за рубежом, но практически отсутствует в России: «В компании Boing применяют мультисорсинг, то есть существует кооперация поставщиков-партнеров, у которых Boing покупает детали. Эту кооперацию компания считает самым большим активом. У нас в России отношение к подрядчику другое, как правило, это разовое обращение, поэтому его нужно выжать, как лимон, и потом забыть».

Его дополнил Борис Бобровников, который рассказал о результатах опроса около 1 тыс. корпораций в США, посвященного системе мультисорсинга: «Это самоорганизованное сообщество из 10–12 поставщиков ИТ-услуг для крупной корпорации, которой как заказчику не нужно тратить силы на то, чтобы их организовать. В нем в результате конкуренции происходит естественное разделение труда, все занимаются своим делом, все заинтересованы в сохранении статус-кво — это дает деньги, заказы и все это ценят».

Участники дискуссии обратили внимание на то, что крупные российские интеграторы продолжат обслуживать крупных заказчиков. «За последние три года мы реализовали 250 пилотных проектов, и среди 250 корпоративных заказчиков нет двух похожих или одинаковых. Для них требуется 70-процентная кастомизация, которую сможет реализовать только крупный интегратор. А СМБ-фирмам нужны „коробочные“ продукты. Это означает, что ты начинаешь конкурировать с небольшими компаниями, которые обслуживают СМБ, с 5 тыс. партнеров „1С“», — заявил Борис Бобровников.

Его дополнил Сергей Мацоцкий: «Если таким СМБ-компаниям нужно где-то хранить данные, то многие из них уже используют ресурсы публичных сетей, подобных Dropbox или Amazon, выполняя условия сохранения определенного рода информации внутри страны».

Как считает Шамиль Шакиров, клиенты СМБ более разумно, чем крупные корпорации, подходят к внедрению ИТ, потому что для них это вопрос не моды, а выживания: «Но им нужны простые конкретные решения. И кроме того, они стремятся перейти от экономии капиталовложений к экономии операционных затрат, не желая строить у себя серверную инфраструктуру и СХД».

Участники дискуссии затронули еще одну важную тему — о сегодняшней роли CIO в бизнесе. «Руководители целого ряда компаний хотят видеть в лице CIO не только операционных директоров, но и „бизнес-партнеров“. CIO, разбирающийся лишь в различных нюансах ИТ, все больше раздражает руководителя, потому что для него — это возрастающие затраты и расходы бюджета, — сказал Шамиль Шакиров. — Для „железок“ и ПО на рынке возникает все больше возможностей по аутсорсингу, есть удачные и понятные решения, которые можно арендовать, а от CIO собственники, акционеры и топ-менеджеры ждут ответов на вопросы, как за счет революционных ИТ сделать бизнес более успешным или создать новое направление».

В завершении дискуссии о будущем ИТ были затронуты вопросы информационной безопасности. Дмитрий Устюжанин, руководитель департамента ИТ-безопасности компании «ВымпелКом», констатировал: «Сейчас абсолютной безопасности, как для большой компании, так и для малой или отдельного пользователя, не существует. Но есть четыре направления, на которых следует сосредоточиться: защита от вредоносного ПО с помощью антивирусов и других средств, подкрепление системой аутентификации при доступе ко всем услугам, получаемым с помощью мобильных устройств, выбор проверенных, надежных партнеров при мультисорсинге и формирование корпоративных и государственных систем защиты от преднамеренных атак со стороны хакерских сообществ. Хотя, конечно, нельзя забывать про человеческий фактор».

На конференции прошла также практическая сессия «Через преобразования ИТ к развитию бизнеса», которую открыл Гернот Фельс, главный менеджер по продуктовому маркетингу Fujitsu. Он рассказал о проектах, выполненных компанией в Великобритании, Германии, Японии и других странах.

По словам Гернота Фельса, во всех реализованных проектах Fujitsu добивалась для заказчиков экономии инвестиций и операционных расходов, сокращения используемых для ИТ площадей и электроэнергии, повышения безопасности данных.

В заключительной части конференции руководители системных интеграторов, заказчиков и сотрудники российского офиса рассказали о реализованных в России восьми проектах на базе оборудования и решений Fujitsu.


Версия для печати (без изображений)