Пробелы в законодательстве сдерживают рост рынка лизинга ИТ

Сегодня схемы лизинговых сделок по передаче «железа» получили широкое распространение и уже вполне отработаны, но при осуществлении комплексных ИТ-проектов на основе лизинга возникают проблемы, связанные с самой «легкой» частью таких проектов — программным обеспечением. «ПО зачастую бывает дороже того «железа», в комплекте с которым поставляется, — рассказывает Анна Савельева (Carcade Leasing). — Но ПО, если действовать строго по существующему на сегодня закону, в лизинг передавать нельзя».

Основная проблема с лизингом софта вызвана тем, что программные продукты фактически не являются вещью и не являются собственностью пользователя. На право пользования программными продуктами выдается лицензия на имя пользователя, а лизингодатель может передавать в лизинг только принадлежащее ему имущество (исключение — сублизинг). Кроме того, отношения лизингодателя и лизингополучателя осложняются и довольно простыми техническими проблемами. «Когда имеешь дело с ПО, трудно определить, передал или не передал его лизингодатель, взял или не взял клиент, а главное, даже если ПО и можно было бы передать в лизинг, то его практически невозможно изъять с технической точки зрения — считает Андрей Брагин «Московская лизинговая компания».

Да и принятые сегодня способы защиты прав производителя ПО существенно затрудняют лизинг программных продуктов в России. «Как только нам приходится поставлять ПО, произведенное другой компанией, тут же возникают такие понятия, как «интеллектуальная собственность» и «лицензия», которые никак не оговорены в российском законодательстве о лизинге», — поясняет Ольга Трещева (Hewlett-Packard).

Действительно, в документах, регулирующих лизинговую деятельность в России, о передаче в лизинг интеллектуальной собственности не сказано ничего.

По данным представителей лизинговых компаний, за рубежом проблем с передачей программных продуктов в лизинг гораздо меньше. «Все поставщики компьютерной техники в своих проектах, естественно, предлагают лицензионные копии ПО, — рассказывает Владимир Акшевский («Промсвязьлизинг»). — Производители ПО предлагают заключать специальное дополнение к лицензионному соглашению, позволяющее решить проблему передачи во временное пользование неисключительных прав на интеллектуальную собственность (например, стандартно-лицензионные соглашения Microsoft запрещают передачу во временное использование, необходимо подписать дополнительно специальное соглашение — Microsoft Leasing Agreement)». В России же практика лизинга ПО раскручивается пока со скрипом.

«На Западе рынок лизинга ПО — это реальность, — напоминает Анна Савельева. — Например, наш учредитель (одна из польских лизинговых компаний) некоторое время назад достаточно активно занималась этим бизнесом. Но здесь проявляется другая проблема, не решенная, кстати, и в России, — возврат ПО в случае расторжения договора лизинга».

Несмотря на все сложности, лизинговые компании в России все-таки поставляют ПО в качестве предмета лизинга, пока трактуя «непонятные места» нашего законодательства в свою пользу. «Вопрос не в том, можно или нельзя поставить ПО, — объясняют представители лизинговых компаний. — Найти способ сделать это можно всегда. Но как убедить клиента, что у него не будет проблем?»

Рассматривая возможность взять в лизинг ПО, клиенты опасаются, что такую сделку можно будет в принципе признать недействительной. В этом случае лизингополучатель не только лишится налоговых льгот, но и «заработает» штраф за уклонение от налоговых выплат.

Специалисты лизинговых компаний стараются тщательно прорабатывать вопросы, связанные с лизингом ПО, формулируя соответствующие положения договора лизинга таким образом, чтобы он не входил в противоречие с действующим законодательством.

Но факт остается фактом: отсутствие четко прописанного механизма предоставления в лизинг объектов, являющихся результатом интеллектуальной деятельности, зачастую является причиной отказа от лизинговой сделки. «В нашей практике встречались случаи, когда еще на стадии обсуждения договора с клиентами мы получали заключения от юридических служб заказчиков, что включение ПО в состав предмета лизинга может стать причиной признания сделки недействительной, — рассказывает Владимир Акшевский. — А поставка только «железа» их не интересует».

Пожалуй, самое распространенное решение данной проблемы — поставка предустановленного ПО в составе программно-аппаратных комплексов. «Мы передаем в лизинг компьютер с предустановленным ПО, которое является как бы частью, деталью данного комплекта оборудования, — объясняет Анна Савельева. — Это та же ситуация, что и с ковриком для «мышки». Он как самостоятельный товар не может считаться предметом лизинга, но благополучно включается в спецификацию, как, впрочем, и сами мышки — тоже по принципу: без этого «комплект компьютерного оборудования» работать не может. А то, без чего не может работать предмет лизинга, также считается предметом лизинга». Кстати, прибегая к подобной схеме, можно пересдать в лизинг и некоторые услуги, предоставление в лизинг которых по российскому законодательству не предусмотрено: доставку, наладку, монтаж...

Но данное решение работает далеко не всегда. Например, оно не подходит для «коробочных» продуктов, а также в том случае, когда необходима установка на распределенные объекты. «На самом деле, сказать однозначно, как решать проблему ПО, не может никто, — считает Наталья Грибанова (Крок). Когда мы занялись этим впервые, я не могла в Москве найти юриста, который владел бы данным вопросом».
Говорят, что вопрос предоставления ПО в лизинг сейчас активно прорабатывается — правда, только игроками рынка, т. е. компаниями, столкнувшимися с этой проблемой. Государство же пока остается в стороне.

Однако радикальное решение проблемы с лизингом программных продуктов могло бы не только облегчить совершение отдельных лизинговых сделок, но подтолкнуло бы и развитие как рынка ПО, так ИТ в целом, предоставив удобный инструмент для финансирования сложных ИТ-проектов.


Версия для печати (без изображений)