Диалог ИТ-бизнеса с властью выходит на новый уровень — состоялась встреча председателя Совета Федерации РФ Сергея Миронова с лидерами отрасли.

Руководитель верхней палаты Федерального Собрания подчеркнул, что ИТ-сфера сегодня — наиболее перспективное направление развития страны, ведь здесь используется главный ресурс — интеллект, человеческий потенциал. Задача законодательной власти — создать необходимую для динамичного роста ИТ-отрасли правовую базу.

По словам Сергея Миронова, при изменении и обновлении законодательных актов, связанных со сферой информационных технологий, непременно должны учитываться предложения представителей ИТ-бизнеса. Кстати, на встрече, как сообщил Владимир Сидоров, управляющий директор MV Capital Group, присутствовали руководители компаний, общий оборот которых составляет почти треть ИТ-рынка (около 1,5 млрд. долл. из примерно 4,7 млрд. долл.)

Михаил Краснов, президент группы компаний Verysell, остановился на некоторых важных проблемах, сдерживающих развитие российского ИТ-рынка. «Индустрия ПО России имеет серьезный экспортный потенциал, который не может реализоваться из-за недостатков в области регулирования внешнеэкономической деятельности, — отметил Краснов. — И темпы роста этой отрасли, если она получит доступ к международным рынкам, могут быть весьма высокими, а объем экспорта вполне сопоставим с экспортом вооружений».

Валентин Макаров, президент Ассоциации RUSSOFT, выделил четыре позиции, по которым Россия отстает в сфере ИТ. Во-первых, практически отсутствует поддержка отрасли государством. Во-вторых, не развита защита авторских прав. В-третьих, низок уровень управления качеством проектов. Наконец, в-четвертых, отсутствует развитая технологическая инфраструктура для разработки ПО.

Макаров отметил, что простого признания государством ИТ-отрасли как перспективной и приоритетной — явно недостаточно. «Для нас, — подчеркнул он, — приоритетность отрасли означает, что будут сделаны реальные вложения, причем не только финансовые. Мы ждем внимательного отношения к решению тех проблем, о которых говорили ранее».

По мнению Макарова, первое, что необходимо сделать, — принять программу поддержки промышленного экспорта. Такие программы существуют во всех странах, есть специальные органы, которые курируют эти вопросы.

Из-за проблем, связанных с экспортом продукции, ее стоимость увеличивается в два-три раза. В результате продукция становится неконкурентоспособной. Поэтому российские фирмы ищут обходные пути: «уходят» в другие страны, вынужденно сворачивают бизнес.

Валентин Макаров считает очень важным для развития офшорного программирования создание реальной технологичной инфраструктуры разработки ПО. Во всем мире развитие инфраструктуры идет через создание специализированных технопарков, в которых концентрируются предприятия малого бизнеса, крупные компании и учебные центры. Сегодня четыре региональные ассоциации уже готовы к тому, чтобы в своих регионах — Новосибирске, Екатеринбурге, Петербурге, Томске — создать такие технопарки. «Мы готовы частично финансировать этот процесс и, безусловно, заинтересованы в том, чтобы государство нам помогало».

По мнению Бориса Нуралиева, генерального директора компании «1С», экспорту мешают неоправданные барьеры со стороны ФАПРИД. «Законодательно это никак не оговорено, но таможня требует разрешения ФАПРИД на каждую партию программ. Причем объем бумаг для продаж партии истребителей в Китай и партии из 100 программ «1С:Бухгалтерия» в Эстонию примерно одинаков», — отметил он.

Следующее важное направление — это налоговое регулирование. Так уж устроены наши законы, что компании, которые создают высококвалифицированные рабочие места, государство наказывает за эту деятельность. За счет социальных выплат ИТ-отрасль несет самое тяжелое бремя налогов по сравнению с другими отраслями.

Ольга Дергунова, глава представительства Microsoft Russia, обратила внимание на проблемы защиты интеллектуальной собственности. Только в последние годы, когда государству стало ясно, что оно само владеет интеллектуальной собственностью, которую тоже надо защищать, оно встало на сторону компаний, давно ставящих этот вопрос. В результате конструктивного диалога удалось принять поправку к 146-й статье УК. Но, по словам Дергуновой, Уголовный кодекс — это крайние меры, никто в индустрии, конечно же, крови не жаждет. Есть мелкие нарушения, и административный кодекс в этой ситуации может помочь значительно больше. Именно он требует совершенствования.

По мнению Бориса Нуралиева, сейчас новая редакция закона об авторских и смежных правах хочет навязать ИТ-рынку коллективное управление авторскими правами на программные продукты. «С программами хотят сделать то же, что с правами на песни — там, действительно, каждый автор не может уследить за каждой песней. Однако к нам это неприменимо. Когда создается общественная организация, которая без моего согласия берется защищать мои права на «1С» или права Microsoft или ABBYY, то это приведет только к злоупотреблениям».

Анатолий Карачинский, президент IBS, привлек внимание к вопросам налогообложения: «В нашем бизнесе, как это ни странно, 80% занимает зарплата. Неразумные налоги на зарплату заставляют уходить в тень».

Вторая важная проблема, по мнению Карачинского, заключается в том, что при сегодняшней системе администрирования налогов есть масса возможностей эти налоги не платить. Не платить почти легально, т. е. без риска для бизнеса, например, налог на добавленную стоимость. А это тянет за собой огромную цепочку проблем, главная из которых — возврат экспортного НДС.

«Государство должно понимать, что мы отличаемся от нефтяной индустрии, — подчеркнул Борис Нуралиев.— Добывающие отрасли различными способами смогут «продавить» свои интересы. А ИТ-бизнес может просто уйти из России. Никто не мешает создать такую же фирму в Голландии или Германии и выпускать ПО под тем же названием. Уход ИТ-индустрии из России опасен для страны».

Что касается подготовки кадров для отрасли, то, по мнению Евгения Бутмана, генерального директора DPI, Россия не в полной мере готова к внедрению и распространению информационных технологий, хотя ИТ-сфера представляет собой довольно масштабный полигон переподготовки кадров. В индустрии занято 350 тыс. человек, и эти сотни тысяч человек — бывшие инженеры, физики, металлурги, химики, представители других профессий, которые стали специалистами в области информационных технологий. За короткий период времени сотни тысяч человек были переучены.

Тем не менее, по мнению Евгения Бутмана, сегодня проблема подготовки квалифицированных кадров стоит остро. Необходимо создать систему всеобщего компьютерного обучения для активной части населения страны. Это позволит внедрить современные технологии в промышленность и народное хозяйство. Ведь на повестке дня — обновление промышленной базы страны. А это и автоматизированные заводы, и внедрение современных технологий в управление производством и предприятиями. Речь идет не о десятках тысяч специалистов, а о миллионах.

Анатолий Карачинский напомнил, что сейчас в Калифорнии живет почти 200 тыс. «русских» программистов. Сейчас некоторые уезжают уже из США в другие страны. Это высококвалифицированные кадры, а наше государство ничего не делает, чтобы они вернулись на родину.

Другой проблемой взаимодействия ИТ-компаний и сферы образования является отсутствие законных способов передавать безвозмездно технику на баланс образовательных учреждений. Ольга Дергунова обратила внимание участников встречи, что нет даже простых финансовых механизмов, позволяющих переложить деньги со счета компании на счет вуза. Вторая проблема — передача техники. В среднем срок амортизации вычислительной техники в нашей стране — 5—10 лет, раньше списать ее нельзя. Каждый, кто работает в этом бизнесе, знает, что ИТ-фирмы меняют оборудование раз в два года, если не раз в год. Но легитимного механизма передать технику на баланс учебного заведения, например, для того чтобы можно было укомплектовать учебный класс, не существует. А ведь, по словам Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики, передача оборудования — это абсолютно нормальный способ финансирования высшей школы во всем мире. Примерно 30% средств, которыми владеют ведущие американские университеты, это то, что им в собственность передали их же выпускники.

В заключение встречи Сергей Миронов пообещал участникам диалога, что подобный обмен мнениями будет продолжен.


Версия для печати (без изображений)