Холдинг ЛАНИТ и группа компаний DPI объявили о слиянии. Тем самым началась открытая стадия консолидации бизнеса, которую на российском ИТ-рынке ожидали довольно давно. Правда, первое событие из этого ряда, несмотря на безусловную его значимость, вряд ли можно считать показательным — планы объединенной структуры слишком расплывчаты, что не дает возможности понять стратегию этого альянса сейчас, а впоследствии, вероятно, усложнит анализ результатов слияния.

В результате сделки холдинг ЛАНИТ стал владельцем контрольного пакета акций (70%) группы компаний DPI. По сообщению компаний, оборот объединенной структуры в 2003 г. составит не менее 270 млн. долл. Участники сделки считают, что объединение позволит каждой из этих структур диверсифицировать бизнес, развить и усилить каналы продаж продуктов и услуг. Правда, никаких заметных изменений в бизнесе объединившихся компаний пока не намечается.

Взаимоотношения холдинга ЛАНИТ и группы компаний DPI, как выяснилось, имеют долгую историю. ЛАНИТ вошел в число акционеров DPI еще с 1999 г. Тогда Дэвид Краускопф, держатель контрольного пакета DPI, продал принадлежавшие ему акции, которые поделили между собой Евгений Бутман (руководитель и миноритарный акционер компании) и холдинг ЛАНИТ. В результате этой сделки Бутман стал старшим акционером компании DPI, ЛАНИТ — владельцем второго по величине пакета акций.

Оставшиеся акции остались в собственности Эстер Дайсон (журналист и предприниматель из США, ведущая в России инвестиционные проекты), входившей в число акционеров с 1997 г.

В начале 2002 г. Дайсон вышла из состава акционеров, а ее пакет поделили между собой ЛАНИТ и Евгений Бутман, причем так, что их доли стали равными. Теперь же, по заявлению акционеров DPI, в собственность ЛАНИТ перешли еще 20% акций.

Обсуждение сделки началось еще осенью. Для оценки стоимости DPI, по словам акционеров, применялось сразу несколько методик. Наиболее простую из них Евгений Бутман описывает так: «Стоимость компании при приобретении не может быть выше, чем стоимость всех активов минус стоимость всех обязательств». Как утверждают участники сделки, в результате группа DPI, оборот которой в 2002 г. составил 80 млн. долл., а численность персонала вместе с филиалами — 350 человек, была оценена «цифрой с семью нулями».

Стремление к объединению руководители и ЛАНИТ, и DPI объясняют тенденциями, сложившимися на рынке. Евгений Бутман обращает внимание на то, что в числе рапортовавших в 2002 г. о темпах роста бизнеса, опережающих рост рынка в целом, — исключительно крупные компании. «Прибыльность ИТ-бизнеса снижается. Тенденция к укрупнению часто связана не только с желанием зарабатывать как можно больше денег, но и со стремлением к повышению стабильности», — считает он.

Георгий Генс, президент холдинга ЛАНИТ, посетовал на то, что на рынке мало компаний, привлекательных для инвестиций. По его мнению, среди других компаний на ИТ-рынке группу DPI с точки зрения привлекательности для инвестиций выделяют прозрачность бизнеса, уровень менеджмента, занимаемая доля рынка и хорошие перспективы.

Евгений Бутман описал отличия своего бизнеса точнее. По его словам, DPI приносит большую прибыль, чем другие ИТ-компании, поскольку довольно много работает на нишевых рынках и по эксклюзивным контрактам. «Я прекрасно освоил технологии выстраивания стратегии развития конкретных нишевых бизнесов на несколько лет вперед», — поясняет он. В своих нишах компания имеет сильные сети партнеров и заказчиков. Остальные преимущества DPI — в организации ее бизнеса. «Мы — одна из немногих компаний на рынке, которые имеют четко выстроенную управленческую структуру, — рассказывает Бутман, — одни из немногих, кто проводит международный аудит». По его словам, проведение аудита стало одной из самых выгодных «сделок» DPI. «После того как в 1999 г. мы начали проходить аудит у компании KPMG, поставщики значительно увеличили нам кредитные линии, — поясняет он. — Фактически мы продали аудит за западные кредитные линии».

Личность руководителя компании заметно влияет на ее инвестиционную привлекательность, считает Георгий Генс. По его мнению, у президента DPI есть определенные преимущества: «У нас не так много руководителей компаний, которые могут нормально работать с акционерами. У Евгения Бутмана такой опыт есть, причем — продолжительный и с западными акционерами...».

Сам Бутман считает, что в процессе объединения определенную пользу принесет его опыт проведения слияния больших компаний. В 2002 г. DPI приобрела компанию «Апостроф», и, по мнению президента DPI, ему удалось решить «нетривиальную задачу встраивания достаточно большой новой компании в общую структуру».

«Для меня это был очень сложный и очень амбициозный проект, — рассказывает Евгений Бутман. — Пришлось договариваться отдельно с каждым из четырех акционеров. Надо было провести смену владельцев так, чтобы не потерять персонал, который составлял основную ценность компании. Не потерять клиентов и поставщиков.

Не дать конкурентам возможность воспользоваться этой ситуацией. Одновременно надо было уделять достаточно времени основной компании, чтобы ее бизнес не просел. Нам удалось завершить этот процесс без потерь. Теперь, когда костяк сохранен, деньги не потеряны, можно двигаться дальше».

В качестве причины, побудившей Евгения Бутмана расстаться с 20% акций DPI, он называет необходимость финансирования дальнейшего развития компании. «Прежде потребность в финансировании удовлетворялась за счет кредитования, — говорит он. — Сейчас такой подход себя исчерпал и возникла необходимость замещения кредитной схемы на инвестиционную».

По его словам, речь идет о финансировании ряда текущих проектов, «которые разработаны на несколько лет вперед и уже являются частями бизнеса DPI».

Возможно, часть средств, полученных в результате сделки, также будет направлена на развитие компании. Бутман говорит: «Я не исключаю, что стану соинвестором развития собственной компании».

Вопрос о том, насколько серьезные изменения произойдут в компаниях после слияния, остается пока открытым.

С одной стороны, Георгий Генс говорит, что последний передел собственности DPI — важное для нее событие, поскольку теперь холдинг ЛАНИТ владеет контрольным пакетом и намерен участвовать в управлении компании. Изменится состав совета директоров DPI: теперь он будет состоять из пяти человек, два из которых будут представлять интересы ЛАНИТ. Планируется также объединить службы управления финансовыми потоками и логистикой.

С другой стороны, ни бизнес DPI, ни бизнес ставшей ее материнской компанией ЛАНИТ, по словам руководителей обеих структур, существенных изменений не претерпит. По заявлению участников сделки, кадровых перестановок в DPI не предвидится. Евгений Бутман к своей нынешней должности добавит пост члена совета директоров холдинга ЛАНИТ. DPI и входящие в нее компании продолжат работу под собственными марками и изменений ее стратегии не произойдет. Такой автономности в немалой степени способствует нынешняя структура обеих фирм. Департаменты в ЛАНИТ и компании в группе DPI и прежде были довольно независимыми: каждая структурная единица имеет собственную систему управления и бухгалтерию, обладает достаточной свободой в реализации новых проектов.

Слияние, по словам Георгия Генса, не приведет к объединению сходных по характеру бизнеса структур DPI и ЛАНИТ. «Произойдет взаимное проникновение в каналы, — говорит он. — Компании смогут обмениваться ноу-хау, технологиями ведения бизнеса, бизнес-приемами». Он не отрицает, что теперь компании группы DPI будут работать по договорам, подписанным с поставщиками ЛАНИТ, и наоборот, добавляя при этом, что вопрос о таком совмещении будет решаться индивидуально с каждым вендором. «При сохранении разных структур мы во многом становимся одним игроком, — поясняет Генс. — И прежде вендор, когда имел дело с одной из компаний ЛАНИТ, понимал, что фактически работает со всем холдингом: подписывает с ним контракт, дает кредит... Объединенная структура будет рассматриваться так же».

Генс считает, что расширение участия ЛАНИТ в бизнесе DPI вполне укладывается в стратегию холдинга. Вообще, ЛАНИТ в последнее время сделала довольно много приобретений, в числе которых присоединение в июне прошлого года украинской группы компаний Iv Communications. Но другие инициативы холдинга были реализованы в регионах, а их размеры, по словам Генса, значительно уступают последней сделке.

Растет и бизнес основной компании холдинга: за последний год численность ее персонала увеличилась почти на 100 человек. По словам Георгия Генса, ЛАНИТ продолжит развитие и за счет собственных ресурсов, и за счет приобретения других компаний: «Для этого нам нужны: а) ресурсы, б) умение проводить слияния».


Версия для печати (без изображений)