Слова в заголовке — это лозунг, которому стремится следовать в своей деятельности украинская компания «Квазар-Микро». И во многом ей это удается: в начале 90-х она стояла у истоков формирования ИТ-рынка в Украине и с тех пор остается его бессменным лидером. Многое на украинском ИТ-рынке эта компания делала первой, во многом опередила своих соперников, успешно вышла на зарубежные рынки. В конце апреля «Квазар-Микро» запустила новое производство по сборке компьютеров, самое крупное и современное в Украине. О бизнесе своей компании, в том числе и на российском рынке, о планах ее развития и своих взглядах на перспективы развития ИТ-индустрии в наших странах в беседе с главным редактором CRN/RE Александром Плитманом рассказывает президент и председатель правления корпорации «Квазар-Микро» Евгений Уткин.

CRN/RE: Первый вопрос — в связи с вашей новой сборочной «фабрикой». На ее создание вы получили кредитную линию 8 млн. долл. Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Почему вдруг ЕБРР решил дать вам на это деньги, ведь сейчас принято считать, что сборка ПК — это не самое прибыльное и перспективное занятие. Во всяком случае, ни одна из российских компаний не получала средства на подобные проекты от международных финансовых структур.

Евгений Уткин: Разные компании применяют разные схемы финансирования. Мы выбрали вот такой путь, при этом речь идет не только о производстве ПК, а в целом о корпорации «Квазар-Микро». Мы делаем все, что возможно сейчас в условиях переходной экономики, особенно в Украине, чтобы быть максимально прозрачными — для рынка, для наших партнеров, для потенциальных инвесторов и для общества. А одна из функций ЕБРР как раз и состоит в том, чтобы поддерживать ростки нового в странах с переходной экономикой. С другой стороны, нужно иметь в виду, что в Украине степень распространенности ПК очень невелика — ниже, чем в России. По нашим оценкам, в прошлом году в Украине было продано около 650 тыс. компьютеров, в то время как в вашей стране — примерно 2,5 млн. Весь компьютерный парк Украины оценивался в прошлом году в 2,5—3 млн. компьютеров с Windows 95 и выше. Для страны с населением 48 млн. человек — это очень немного, и до тех пор пока распространенность ПК не достигнет 20—25%, их продажи будут расти. В прошлом году в Украине они выросли на 20—25%, в этом году, наверное, вырастут на 15—20%. Но и это немало.

CRN/RE: Какие задачи ставит ваша компания, развивая производство компьютеров?

Е.У.: Брэнд «Квазар-Микро» в нашей стране хорошо раскручен. По данным исследования, проведенного два года назад украинским филиалом компании Gallup, наша марка — вторая по узнаваемости после IBM. Но до сих пор мы работали только на корпоративном рынке, а сейчас намерены выйти и на рынок SOHO. Кстати, структура рынка ПК у нас примерно такая же, как и в России: компьютеры brand name — примерно 5—7%, а все остальное — продукция примерно тысячи местных фирм, занимающихся сборкой. Схема сбыта у нас будет такая: мы собираем на заводе «безымянные» ПК с шильдиком «Сделано на фабрике «Квазар-Микро»» (это единственное сборочное производство в Украине, имеющее международный сертификат ISO 9001) и передаем партнерам (сейчас мы как раз создаем для этого партнерскую сеть), а они их продвигают под разными марками. До сих пор компьютеры «Квазар-Микро» считались и, наверное, обоснованно, дорогими, потому что обеспечение должного качества, создание брэнда и поддержание репутации стоят денег. Кредиты ЕБРР одни из самых дешевых, что поможет нам значительно снизить издержки и сделать наши ПК более доступными по цене. Мы рассчитываем, что в течение ближайших трех лет сможем захватить 15—20% украинского рынка ПК. Новое конвейерное производство при двухсменной работе позволит выпускать до 200 тыс. ПК в год. В перспективе мы, возможно, возьмемся и за сборку ПК brand name, причем не только для нашего рынка, но и для всей Восточной Европы.

CRN/RE: «Квазар-Микро» уже несколько лет активно работает за пределами Украины*. Как вы оцениваете свои позиции в Восточной Европе и какие цели ставите в развитии дистрибьюторского бизнеса за рубежом?

Е.У.: Дистрибуция комплектующих в ряде стран Восточной Европы — это пока наш единственный зарубежный бизнес. Мы развиваем его совместно с нашим финансовым партнером — голландской компанией Kvazar-Micro Corporation B.V. В настоящее время мы работаем в Украине и семи зарубежных странах: России, где у нас действуют 15 офисов, Латвии, Литве, Молдове, Чехии, Венгрии и Хорватии. В 2002 г. объем продаж в странах Восточной Европы составил 193 млн. долл., при этом примерно половина в России, 40% — в Украине, остальное — в других странах. По мнению Intel, нашего стратегического партнера, «Квазар-Микро» входит в тройку его крупнейших дистрибьюторов в этом регионе. Конечно, мы ощущаем конкуренцию со стороны других панвосточноевропейских дистрибьюторов, например ASBIS и ELKO Group. Но это нормально, мы конкуренции не боимся. Что касается структуры, то она обусловлена объективно. Конечно, нам хотелось бы сделать ее более сбалансированной, т. е. расширить присутствие и увеличить долю продаж за пределами России и Украины. В текущем году мы планируем увеличить объем продаж в остальные страны региона вдвое. Кроме того, наши офисы в этих странах — это потенциальные возможности для развития других бизнесов — системной интеграции, экспорта ПО и др.

Евгений Уткин: «Работая в Зеленограде, мы ориентировались на платформу DEC, поэтому нас называли «DECабристами», а в Киеве — на платформу Intel, поэтому там мы стали «интеллектуалами».

CRN/RE: Известно, что в последние пару лет Intel, один из ваших стратегических партнеров, побуждает своих дистрибьюторов открывать офисы и склады в регионах. Вы создавали свои офисы в России в русле этой политики?

Е.У.: Естественно, дистрибьюторы Intel, в том числе и мы, в той или иной степени следуют политике вендора. Но региональное развитие — это и наша собственная стратегия, и мы, стали, пожалуй, первой дистрибьюторской компанией, в том числе и в России, которая «пошла в регионы»...

CRN/RE: Сейчас по числу региональных офисов «Квазар-Микро» опережает всех российских дистрибьюторов. В связи с этим каковы были предпосылки вашего движения в регионы?

Е.У.: Во-первых, в Москве уже давно тесно, рынок очень развит и маржа постоянно снижается. Во-вторых, Москва — это уже давно не 80—85% всего ИТ-рынка страны, как было в СССР сразу после перестройки. В-третьих, сегодня многие наши заказчики хотят иметь сервис у себя на месте и готовы за него немного доплатить. Кроме того, у нас есть свой украинский опыт, хотя Киев никогда не занимал столь «монопольного» положения, как Москва: Киев — это всего 35—40% украинского ИТ-рынка. И в Украине невозможно быть игроком национального масштаба, не имея офисов в других городах. Три года назад мы приступили к созданию региональных представительств и в Россию, даже несколько опередив Intel. Кроме Москвы, у нас сильные офисы в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Ростове, Екатеринбурге... Всего в «Квазар-Микро» в России занято около 100 человек.

CRN/RE: Какова ваша дилерская база в России и Украине?

Е.У.: В России «Квазар-Микро» как дистрибьютор действует очень сфокусированно — мы продаем здесь только комплектующие, причем непосредственно фирмам-сборщикам ПК и только им. Дилерской сети здесь у нас нет.

CRN/RE: Намерены ли вы ее создавать?

Е.У.: Нет, нам она не нужна. Другое дело — наши коллеги-конкуренты, широкопрофильные дистрибьюторы: им без дилерской сети не обойтись. В Украине спектр поставляемых нами товаров более широкий, и там у нас есть дилерская сеть.

CRN/RE: Как будет развиваться «Квазар-Микро» в России?

Е.У.: Сначала скажу, что развивать мы не будем. Не будем выходить за пределы рынка комплектующих для ПК и не будем поставлять ПК собственного производства. Но мы намерены развивать бизнес в тех нишах, где у нас есть конкурентные преимущества по сравнению с российскими компаниями, прежде всего за счет разницы в издержках и ценах на товары и услуги. Все-таки уровни цен и зарплат специалистов в Москве и, скажем, в Киеве существенно различаются, примерно в два раза. Поэтому мы намерены вместе с нашими российскими партнерами развивать бизнес в области разработки ПО, аутсорсинга услуг, консалтинга и системной интеграции. У нас уже есть в России несколько проектов, связанных с внедрением систем ERP, прежде всего Oracle Applications, например на Магнитке и в «Уралкалии».

Евгений Уткин: «Украина и Россия должны сделать ставку на развитие и экспорт услуг в сфере информационных технологий. Вместе с Белоруссией наши страны, по-моему, могли бы реально претендовать на 10-15% мирового рынка этих услуг».

CRN/RE: А что мешает вашей экcпансии в России, не говоря, конечно, о конкуренции со стороны местных компаний?

Е.У.: Конкуренция, я считаю, не мешает, а помогает. Да, в общем ничто не мешает, мы работаем в тех же условиях, что и российские компании. Несколько лет назад, когда Россия рассматривала Украину наравне, скажем, с Ростовской областью: не было таможни, налогов и т. д. (причем российские товары в Украине тогда уже облагались налогами — вот такой полупроводник действовал), мы поставляли компьютеры под нашей маркой ряду российских заказчиков. Сейчас ситуация другая, так что экспортом «железа» мы не занимаемся — по тем же причинам, что и российские компании. А вот для экспорта наших услуг и ПО в Россию в принципе препятствий нет.

CRN/RE: Вопросы развития экспорта высоких технологий и устранения препятствий, лежащих на этом пути, сейчас широко обсуждаются в российском ИТ-сообществе. Какова ситуация в этой сфере в Украине?

Е.У.: Украинским компаниям, как и российским, развивать экспорт в сфере ИТ мешает прежде всего ситуация вокруг НДС. На мой взгляд, в России развитие экспорта высокотехнологичной продукции не было и не будет приоритетом в политике властей, поскольку ваша страна слишком богата ресурсами. В Украине нет таких ресурсов, и жизнь заставляет нас действовать по-другому. Но нужно еще убедить власти в том, что ИТ-отрасль важна не только для внутреннего рынка, но и имеет большой экспортный потенциал. Как и в России — например, потенциал российских сборщиков ПК более чем достаточен для выхода на другие рынки, в частности в Восточной Европе. Но для реализации этого потенциала правительство должно многое изменить, начиная с таможенных процедур. Мы это постепенно делаем, но не так быстро, как хотелось бы.

CRN/RE: Экспорт высоких технологий — это один из аспектов более общей проблемы, связанной с преодолением технологического отставания и выбором стратегии развития страны. Каково ваше мнение на этот счет?

Е.У.: На мой взгляд, обе наши страны должны сделать ставку на развитие и экспорт ИТ-услуг. Недавно я был в Вашингтоне на форуме, организованном Международной финансовой корпорацией (IFC, входит в структуру Всемирного банка) и посвященном развитию ИТ-индустрии на развивающихся рынках. Там очень четко прозвучало несколько основных тем. Во-первых, в деловых кругах на Западе уже прочно сложилось убеждение, что всемирная мастерская по производству «железа» — это Китай, а всемирная лаборатория по разработке ПО — Индия. В прошлом году она экспортировала ПО примерно на 7–9 млрд. долл., а к 2005 г. планирует заработать на этом 20-25 млрд. долл. Во-вторых, сейчас мировым финансовым рынкам очень нужна очередная (после Интернета) «большая идея», под которую можно было бы привлечь большие деньги, и многие компании в качестве такой идеи выдвигают беспроводную связь. В-третьих, сейчас и в недалекой перспективе аутсорсинг ИТ-услуг — это быстро растущий бизнес. По моему мнению, для Украины и России, может быть, вместе с Белоруссией, вполне реально занять 10—15% мирового рынка этих услуг.

CRN/RE: На основании чего вы делаете такой вывод?

Е.У.: Наше главное преимущество — интеллектуальный потенциал. Например, по данным фирмы Brainbench, по числу квалифицированных программистов (прошедших тестирование через Интернет и получивших признаваемые в мире сертификаты) Россия находится на третьем месте в мире (после США и Индии), а Украина на четвертом. Заметьте — не Англия, не Германия... По данным нашей Ассоциации разработчиков ПО, в Украине активно работает около 50 тыс. программистов. Всем известна Кремниевая долина в Калифорнии, а в Киеве есть Кремниевая роща — там находятся «Квазар-Микро» и завод «Квазар», где выращивают кремний. В наших странах необходимо создать несколько таких «долин» или «рощ», т. е. должна появиться критическая масса компаний, исследовательских лабораторий, учебных заведений, обменивающихся знаниями и идеями. У нас хорошие перспективы...

CRN/RE: Я вижу у вас эмблему INSEAD, одной из ведущих в мире бизнес-школ. Наверное, это не случайно?

Е.У.: «Квазар-Микро» уже более трех лет сотрудничает с INSEAD. Оттуда приезжают профессора, мы устраиваем лекции, семинары, рассматриваем case studies. Я закончил в INSEAD краткосрочную программу AMP (Advanced Management Program), а несколько наших менеджеров сейчас учатся по годичной программе MBA. Мы очень много вкладываем в бизнес-образование менеджмента, потому что и у меня, и у других акционеров, и у большинства менеджеров образование, естественно, инженерное. С другой стороны, для нас образование — это и бизнес: у нас есть учебные центры, мы разрабатываем электронные учебные пособия.

CRN/RE: Вы много занимаетесь общественной работой, хотя это и отнимает время у бизнеса. Приносит ли она удовлетворение и какие-либо плоды? И что такое Клуб любителей будущего?

Е.У.: Иногда все же приносит. Например, в свое время, когда у нас менялся Уголовный кодекс, мы, я имею в виду Совет предпринимателей и Клуб любителей будущего, пролоббировали отмену статьи в старом УК, по которой за бухгалтерскую ошибку в 200 долл. можно было попасть в тюрьму и которая иногда использовалась властями для давления на бизнес. Я могу записать себе это в актив. Что касается Клуба, то это неформальная структура, немногочисленная, всего 12—15 человек, в том числе двое из ИТ-индустрии. В общем, интеллектуальная тусовка, даже игра, в какой-то степени воздействующая на умы членов и гостей Клуба. Нечто подобное, например, московскому «Клубу 2015».

Евгений Уткин, основатель, президент и председатель правления корпорации «Квазар-Микро», родился в Ростовской области. Закончил Московский институт электронной техники. Работал в НИИТТ в Зеленограде, в начале 80-х переехал в Киев.
В течение нескольких лет являлся председателем Совета предпринимателей при кабинете министров Украины, советник по вопросам ИТ трех премьер-министров Украины, председатель Украинской ассоциации разработчиков ПО, один из инициаторов создания Украинской ассоциации интеллектуальной собственности, инициатор создания Клуба любителей будущего. В 1997 г. признан «Человеком года» в украинском бизнесе.

Корпорация «Квазар-Микро» основана в 1990 г. на базе научно-исследовательской лаборатории киевского завода «Квазар». Имеет четыре основных направления деятельности — дистрибуция (компоненты для ПК, периферийное устройство и офисная техника), сборка компьютеров, системная интеграция (полный спектр работ, включая консалтинг), разработка ПО. Самая крупная ИТ-компания Украины. Совокупный оборот не объявляется. Оборот компании «Квазар-Микро Техно» (cистемная интеграция, преимущественно в Украине) в 2002 г. составил 250 млн. гривен (примерно 48 млн. долл.). Оборот дистрибьюторской компании Kvazar-Micro Corporation B.V. в 2002 г. составил 193 млн. долл.


Версия для печати (без изображений)