Группа «Аквариус», компании «АНД Проджект», Landata и OCS сообщили о создании (полтора года назад!) холдинга под названием «Национальная компьютерная корпорация» (НКК).

Это самое крупное слияние за всю недолгую историю российского ИТ-бизнеса.

Суммарный оборот компаний, вошедших в НКК, по их данным, составил в 2002 г. 324,7 млн. долл. Таким образом, НКК становится второй по обороту ИТ-группой в нашей стране (судя по данным РБК, первая — это LC Group, сообщившая об обороте 350 млн. долл.) с очень сильными позициями в области производства компьютеров и дистрибуции.

Как подчеркивают представители «четверки», в основе их объединения лежит не покупка и не поглощение, а слияние капиталов и нематериальных ресурсов. Акционеры четырех компаний стали акционерами НКК, все они — частные лица, однако их список и доли не разглашаются. В то же время слияние капиталов не влечет слияния бизнесов компаний: они остаются самостоятельными коммерческими структурами с раздельными финансовыми потоками, а между собой будут взаимодействовать на коммерческой основе. Имеющиеся торговые марки сохраняются, а название холдинга — НКК — не будет торговой маркой. Официальное юридическое оформление НКК будет завершено осенью.

«Наш опыт показал, — говорит Евгений Лачков, генеральный директор Landata, — что не административные меры, а рыночные отношения внутри холдинга — это единственный способ обеспечить нормальное развитие и взаимодействие входящих в него компаний».

Dictum-Factum*. Постфактум

Как и в случае недавнего слияния компаний ЛАНИТ и DPI (см. CRN/RE № 9/2003), о создании НКК официально объявлено постфактум: на самом деле она функционирует уже около полутора лет — с начала 2002 г.

Общеизвестно, что члены «четверки» в той или иной форме взаимодействуют уже несколько лет. Напомним: компании «АНД Проджект» и OCS имеют общие «корни» и общих владельцев; компании OCS и Landata сотрудничали между собой с 1997 г., а затем обе подписали дистрибьюторские контракты с группой «Аквариус» (первая осенью 1998 г., вторая — весной 2000 г.) на поставку компьютеров Aquarius. Кроме того, в течение ряда лет именно OCS поставляла в «Аквариус» основную долю комплектующих для сборки.

Более того, для многих участников рынка не было секретом, что отношения между этими компаниями и их руководителями гораздо разностороннее и теснее, чем предполагают официальные соглашения, да и в целом ведение бизнеса. Леонид Гольденберг, президент группы «Аквариус», называет их сотрудничество «необычным», поскольку оно было построено на «полном личном доверии» руководителей. Не случайно поэтому в числе мотивов объединения называются не только «многолетнее сотрудничество», но и «единое понимание бизнеса», и «личная симпания».

Осознание необходимости объединения в той или иной форме к руководителям «Аквариус», OCS и Landata пришло после августовского кризиса. Принципиальное решение было принято в конце 2000 г. , а с конца 2000 г. три компании приступили к подготовке создания холдинга. Тем не менее до начала 2002 г. никаких формальных «надстроек» над ними и перемещений капитала между их собственниками не было.

Не покупка и не поглощение

Сейчас, после полуторагодичного периода функционирования, структура управления и распределение полномочий в холдинге выглядят следующим образом.

Создана управляющая компания холдинга НКК, в числе основных функций которой — определение стратегических целей и приоритетных задач для холдинга в целом, а также входящих в него компаний, контроль за их выполнением и координация работы всех основных служб в этих компаниях. Реализацией этих функций занимается совет директоров НКК, члены которого сохраняют свои должности в компаниях, входящих в НКК (см. врезку). Пост председателя совета директоров НКК занял Антон Цыценко (президент «АНД Проджект»), президента — Леонид Гольденберг (президент группы «Аквариус»). При этом члены совета директоров НКК не могут напрямую вмешиваться в текущую деятельность входящих в холдинг компаний.

Максим Сорокин, вице-президент НКК по стратегии, естественно, не стал раскрывать стратегию действий холдинга, отметив лишь, что она не является суперпозицией стратегий компаний холдинга, а основной тезис, лежащий в ее основе, таков: поскольку ни одна компания не может охватить все основные сегменты ИТ-рынка, необходимо выделить сегменты, приносящие «серьезные деньги» сегодня и способные приносить их в ближайшие 3—5 лет, и именно на этих направлениях сосредоточить усилия компаний холдинга, не позволяя им отвлекаться ради сиюминутной выгоды.

По словам Леонида Гольденберга, бизнес-планы до 2007 г., утвержденные советом директоров НКК, уже есть во всех четырех компаниях. Что же они могут выиграть, объединившись в холдинг?

Потенциальные преимущества подобной структуры очевидны — это повышение совокупной устойчивости бизнеса благодаря его диверсификации, сокращение издержек, возможности координации политики компаний на рынке и оптимизации управления финансовыми ресурсами, повышение привлекательности для крупных партнеров и заказчиков, а также финансовых структур и др. В общем — синергетический эффект.

Не исключено даже, что некоторые «плюсы» могли сказаться уже в первый год существования холдинга. Во всяком случае, объявленный прирост суммарных продаж в 2002 г. — 55% по сравнению с 2001 г. — существенно выше, чем в среднем по рынку и у многих крупных ИТ-компаний. Хотя вряд ли можно оценить, какую лепту внесло (и внесло ли!) в этот успех создание холдинговой структуры.

После «испытательного срока»

При достаточно успешном (судя по росту продаж) полуторагодичном «испытательном сроке» руководителям НКК, несомненно, предстояло и еще предстоит решить ряд проблем.

Первая и, возможно, самая главная — отношения с партнерами в канале сбыта.

Естественно, у многих из них могут возникнуть сомнения. Если в холдинге есть компании, работающие с конечными заказчиками, то не будут ли входящие в него дистрибьюторы конкурировать с дилерами? Если производитель компьютеров Aquarius и два их дистрибьютора (OCS и Landata) теперь «в одной упряжке», то, вероятно, у них привилегированное положение по сравнению с третьим дистрибьютором (Verysell Distribution)? А можно ли теперь вообще говорить о нормальной дистрибуции Aquarius?

Руководители «Аквариус», OCS и Landata стремились рассеять эти и подобные сомнения (что и стало одной из основных причин полуторагодичной отсрочки официального объявления о создании НКК; наряду, конечно, с понятным желанием в более спокойных условиях пережить «переходный период»).

Сейчас они уверены, что за полтора года сумели доказать партнерам, что ведут бизнес этично и поэтому рынок примет создание НКК спокойно. «Сейчас нам достаточно сказать: «Мы — холдинг уже полтора года и публичное объявление ничего не меняет в нашем поведении на рынке», — полагает Максим Сорокин.

Так ли это? Одно дело — разговоры о существовании неких особых отношений и другое — публичное объявление о создании НКК. Некоторых этот формальный шаг может и оттолкнуть. К тому же известно, что декларации руководителей могут не совпадать с действиями подчиненных.

При анализе структуры НКК обращает внимание определенный параллелизм. Действительно, в составе холдинга две компании, занимающиеся системной интеграцией и консалтингом, две дистрибьюторские компании и две компании, занимающиеся поставками для федеральных проектов.

Не вызывает возражений сосуществование компаний из первой пары («Аквариус Консалтинг» и «АНД Проджект») — при условии надлежащего их позиционирования (а создается впечатление, что прошедшие в них в последние пару лет реорганизации проводились уже с прицелом на работу в холдинге): сфера ИТ-услуг и бизнес-консалтинга настолько обширна, что разделение труда и кооперацию здесь следует, скорее, приветствовать. Целесообразность сохранения двух компаний, выполняющих поставки по федеральным контрактам («Аквариус Дата» и Landata), руководители НКК мотивируют различной специализацией этих компаний, отсутствием пересечений по видам оборудования и проектам и, как следствие, отсутствием синергетического эффекта в случае их объединения. Резонно.

А вот целесообразность сохранения двух дистрибьюторских компаний совсем неочевидна. Тем более что в отличие от компании OCS, «лицо» которой понятно — широкопрофильный дистрибьютор, фокусирующийся на проектной дистрибуции и поставках высокотехнологичного оборудования, дистрибьюторский профиль Landata выражен менее четко, хотя и заметен уклон в сторону сетевого и телекоммуникационного оборудования.

В настоящее время каждая из них может продавать линейки, предлагаемые другой компанией, и иногда это делает. Но, по словам Евгения Лачкова, ничего на этом не зарабатывает, «а раз нет выгоды, нет заинтересованности, то это не стало инструментом для развития». Напомним (см. CRN/RE № 9/2003), что руководители ЛАНИТ и DPI намерены объединить все дистрибьюторские контракты и дать обоим дистрибьюторским подразделениям право продавать «все».

Общие для Landata и OCS зарубежные вендоры (Avaya и Fujitsu Siemens Computers), видимо, догадывались об особых отношениях между дистрибьюторами, но, как полагает Лачков, отнеслись к этому спокойно и, скорее всего, не изменят отношение и узнав о создании НКК, поскольку для них главное — активное продвижение их продукции, а принадлежность двух дистрибьюторов (из нескольких) к одной структуре не столь важна.

Представляется, что наличие в рамках НКК двух дистрибьюторов, несмотря на их «управляемое развитие» и небольшое пересечение по товарным линейкам, существенно снижает те потенциальные выгоды, ради которых, вообще говоря, и происходит объединение — экономия на масштабе бизнеса, сокращение издержек, повышение «веса» на рынке и др. Тем более что в дистрибуции на счету каждый процент (если не доли процента) сокращения издержек.

Руководители НКК приводят несколько аргументов в пользу сохранения «статус-кво» — наличие у любого дистрибьютора «порога вместимости», сложившиеся отношения с партнерами, ссылаются на свой многолетний опыт на российском рынке; но суть дела, видимо, лучше всего выражает один из принципов, положенных в основу НКК: «Деловая репутация, сложившийся имидж и положение каждой компании на рынке важнее текущей коммерческой выгоды холдинга». А если еще учесть сложность реализации альтернативного решения слияния OCS и Landata, особенно на начальном этапе существования холдинга, то, вероятно, реального выбора не было.

Кстати, об имидже. В свое время привлечение компаний OCS и Landata, а затем и Verysell Distribution к поставкам компьютеров Aquarius многие рассматривали как первый успешный пример «настоящей» дистрибуции компьютеров российского производства.

Увы, с созданием НКК эта схема уже не кажется такой «настоящей».

Самое слабое пока направление в НКК — системная интеграция и консалтинг. В совокупном обороте это менее 8%, вклад в прибыль холдинга является более существенным. Очевидно, что для интеграторских компаний («Аквариус Консалтинг» и «АНД Проджект») принадлежность к крупному холдингу означает существенное увеличение их потенциала и «веса» в глазах заказчика. (Неудивительно, что именно их руководители торопили с официальным объявлением о создании НКК, в отличие от позиции других компаний.)

По словам Антона Цыценко, эти компании развиваются сейчас очень динамично, «чему способствует и стратегическая позиция совета директоров». Каких-либо «подводных камней», связанных с созданием НКК и способных привести к существенным потерям для этих компаний, он не видит.

На одной десятой части рынка?

Слово «национальная» в названии холдинга, поначалу настораживающее, все-таки выбрано не случайно и, возможно, со временем станет более оправданным. НКК заявлена как открытая структура, и ее руководители ожидают увеличения числа членов. По словам Леонида Гольденберга, предложения от возможных кандидатов уже рассматриваются, а иногда НКК и сама их инициирует. Хотя, предупреждает он, у новых партнеров, а это наверняка будут более мелкие компании,
есть риск «потеряться» в НКК.

Очевидно, что НКК, как и другие крупные ИТ-холдинги, станет центром притяжения для небольших компаний, которые обычно стремятся «прислониться» к кому-либо из крупных игроков, покупая у него основную долю товара, взаимодействуя при выполнении проектов и устанавливая личные отношения с руководителями. А это значит — больше дилеров и больше дилерских проектов. Что, естественно, может привести к значительному росту дистрибьюторского бизнеса холдинга и некоторому перераспределению рынка в его пользу.

Понятна и привлекательность НКК для крупных заказчиков в государственном и корпоративном секторах, которые предпочитают иметь в качестве партнера достаточно крупную, разностороннюю и ответственную (в том числе способную ответить солидным уставным капиталом) компанию.

Руководители НКК провозгласили своей целью создание крупнейшего на российском ИТ-рынке холдинга. Тем не менее сказать, что само образование НКК принципиально меняет картину отечественного ИТ-рынка, было бы преувеличением. Хотя если сбудутся прогнозы ее руководителей, то уже в этом году на долю НКК будет приходиться около 10% его объема. А это совсем немало.

Из досье НКК

Компания Год создания Численность персонала, человек Оборот в 2002 г., млн. долл. Прирост по сравн. с 2001 г., %
Группа «Аквариус» 1989 346 136,60 80,0
в том числе:
Произв. компания «Аквариус» 2001 172 47,76 89,0
«Аквариус Дата» 1998 48 71,11 56,0
«Аквариус Консалтинг» 1999 69 20,81 227,0
«АНД Проджект» 1997 143 4,80 100,0
Landata 1994 71 36,30 21,0
в том числе:
дистрибуция 27,8 41,0
федеральные поставки 8,50 -10,0
OCS 1994 370* 147,00 53,5
Холдинг НКК 2003 934 324,70 55,0

Источник: данные компаний. * Включая филиалы.

Совет директоров НКК

Председатель совета директоров Антон Цыценко (президент «АНД Проджект»), президент — Леонид Гольденберг (президент группы «Аквариус»), исполнительный вице-президент — Евгений Лачков (генеральный директор Landata), вице-президент по стратегии — Максим Сорокин (президент OCS), вице-президент по финансам — Глеб Руденко (вице-президент по финансам OCS), вице-президент по маркетингу — Роксана Янборисова (директор по маркетингу OCS). Члены совета директоров: Игорь Галкин (председатель совета директоров группы «Аквариус»), Александр Калинин (основатель и до 2000 г. гендиректор компании Landata, ныне советник министра РФ по связи и информатизации), Дмитрий Комягин (вице-президент OCS), Ефим Маримонт (председатель совета директоров OCS).

___________________
*Сказано — сделано (девиз компании OCS).


Версия для печати (без изображений)