Международные финансовые организации готовы работать с российскими поставщиками

Сегодня крупные международные организации, в частности Европейская Комиссия (программа ТАСИС) и Всемирный банк финансируют целый ряд проектов по экономическому и социальному развитию России. Однако представители этих организаций отмечают невысокую активность российских компаний в своих ИТ-проектах, несмотря на то, что объемы финансирования последних довольно велики.

Всемирный банк, например, ведет в России 31 проект на общую сумму в 1,3 млрд. долл.

В их числе проекты модернизации Федерального казначейства РФ (на сумму 231 млн. долл.), налоговых органов (100 млн. долл.), таможенной службы (140 млн. долл.), а также проект разработки земельного кадастра, финансирование которого планируется осуществить из средств займа на сумму 130 млн. долл. (будет предоставлен России в марте 2004 г.). В рамках программы ТАСИС с 1991 по 2001 г. России выделено 2,46 млрд. долл.

Всемирный банк в 2000 г., а Европейская Комиссия в 2002 г. приняли решение, что в тех странах, где есть их региональные представительства, проводить по возможности на местах выбор исполнителей проектов и партнеров, через которых будет осуществляться финансирование. Тем не менее, по наблюдениям Пьера Дибмана, куратора проектов отдела управления программой ТАСИС представительства Европейской Комиссии в Москве, российские ИТ-компании довольно редко обращаются за информацией о проводимых конкурсах, хотя все эти сведения являются открытыми.

Причины этого сотрудники Еврокомиссии и Всемирного банка видят в недостаточной осведомленности российских фирм о возможности сотрудничества с международными организациями. Чтобы восполнить недостаток информации, Государственный университет — Высшая школа экономики (ГУ ВШЭ) и Фонд экономических исследований «Новая экономика» провели семинар «Участие российских компаний сектора информационных и коммуникационных технологий в тендерах международных организаций».

Карл Скансинг, руководитель отдела закупок представительства Всемирного банка в Москве, рассказал участникам семинара об особенностях работы своей организации. Принятая в ней схема финансирования проектов такова: сначала формируется идея проекта, потом определяется государственное ведомство — заказчик, которое получит кредит на финансирование, и после этого происходит конкурсный отбор исполнителей проекта. Конкурс проводит Всемирный банк, поэтому при составлении конкурсной заявки компании должны четко следовать правилам, которые доступны на сайте http://www.worldbank.org.ru.

Политика Всемирного банка в области закупок, подчеркнул Карл Скансинг, строится на пяти основных положениях: экономичности и эффективности закупок товаров и услуг; строго целевом использовании предоставленного займа; равных возможностях для всех правомочных участников торгов из стран—членов банка для участия в конкурсах на получение контрактов; обеспечении прозрачности процесса осуществления закупок, и что особенно важно для России, стимулировании развития местных подрядчиков и производителей в странах-заемщиках.

Все критерии оценки и принципы отбора победителя являются открытыми. Каждой заявке присваивается определенное количество баллов (до 100). Причем весовой коэффициент каждого критерия также открыт и фактически, по словам Скансинга, любой участник конкурса может, составив заявку, сразу же посчитать, сколько баллов она получит.

Для ИТ-проектов 30—40% весовых коэффициентов приходится на технические параметры, остальное — цена. Конкурсы на сумму более 100 тыс. долл. часто проходят в 2 этапа — на первом проводится отбор по техническим характеристикам, на втором — по цене. Более мелкие закупки на сумму от 50 до 100 тыс. долл. осуществляются проведением одноэтапного конкурса с ценовым отбором среди зарегистрированных поставщиков Всемирного банка (ВБ) — компаний, которые уже работали с ВБ и являются его партнерами. Если же компания или ведомство-заемщик в процессе конкурса нарушали правила или ВБ обнаруживал какие-то злоупотребления с их стороны, то в зависимости от размера этих нарушений финансирование проекта либо уменьшается, либо проект отменяется вообще, а виновники временно или навсегда заносятся в «черный список» организаций, с которыми ВБ не работает.

Похожими принципами руководствуются и организаторы программы ТАСИС. По словам Пьера Дибмана, ежегодный бюджет ТАСИС в России составляет около 100 млн. долл. Из этой суммы 10—15% идет на финансирование ИТ-составляющей проектов (оборудование).

В рамках ТАСИС осуществляются контракты на поставку того или иного оборудования, на предоставление услуг, а также на создание ИКТ-инфраструктуры. ПО, хотя и бывает составляющей частью проекта, не входит в контракты ТАСИС, а должно поставляться подрядчику его субподрядчиком. В зависимости от объема финансирования могут проводиться международные конкурсы, конкурсы среди местных исполнителей или конкурсы по упрощенной схеме.

Вся необходимая документация и правила участия в тендерах ТАСИС доступны на сайтах Европейской Комиссии http://europa.eur.int и http://www.eur.ru/.

Пьер Дибман признает, что российские поставщики не часто становятся партнерами международных организаций. Кроме того, его удивляет, что цены российских поставщиков часто оказываются выше оговоренных в документации. В то же время он признает, что международные компании имеют некоторое преимущество — на иностранных поставщиков распространяются льготы по уплате налогов в своей стране при импорте оборудования для участия в контрактах ТАСИС и поэтому они могут обеспечить довольно низкие цены. Эта ситуация сразу же снижает конкурентоспособность местных компаний, вынужденных включать НДС в цену на поставляемые товары. Для решения проблемы создана специальная межведомственная комиссия. По мнению Дибмана, если эта проблема будет решена, то местные игроки смогут участвовать в конкурсах ТАСИС более успешно.


Версия для печати (без изображений)