Лет семь назад Виталию Езопову, генеральному директору телекоммуникационной компании «Мастертел», на день рождения подарили красивый старый телефонный аппарат. Сначала он стоял на столе в кабинете, затем Виталий решил переставить его на более видное место, на ресепшен — как символ. Вскоре знакомые и коллеги тоже начали дарить такие аппараты. И родилась идея — не просто собрать коллекцию, а создать Музей истории телефона.

«Это нечто большее, чем собирательство. Наверное, собрать какую-то коллекцию, в прямом смысле этого слова, не очень сложно, если есть на это деньги — нужно искать, смотреть, покупать... Но знаете, видеть, как у тебя телефоны, или картины, пылятся дома, это, как в сказках Пушкина „Кащей над златом чахнет“... Ценность в том, чтобы эти телефоны могли увидеть люди, может быть, это на что-то их вдохновит, что-то напомнит. Моя цель — сделать свой вклад, свой шаг навстречу обществу. Для нашего коллектива это философия», — говорит он.

За рубежом практически у каждой крупной компании с традициями есть собственный музей, экспонаты которого рассказывают о ее истории, развитии и продукции. Существует немало и коллекций телефонов, собранных частными лицами.

В нашей стране музея, посвященного именно телефонам, нет. Да, существует небольшая экспозиция в московском Политехническом музее, есть кое-что в Центральном музее связи им. А. С. Попова в Северной столице, в музее МГТС*. Но все это лишь небольшие фрагменты. Созданные в свое время музеи при предприятиях по производству телефонной аппаратуры, например на «Красной заре» в Санкт-Петербурге, в годы перестройки и позже были утрачены.

«Я подумал: а почему бы нам, компании, работающей в этой отрасли, не взяться за создание Музея истории телефона. Во-первых, покажем, что мы социально ответственная организация, во-вторых, эта идея, общее дело не в рамках своих прямых обязанностей, не ради денег поможет сплотить коллектив, будет его стимулировать...», — поясняет Виталий Езопов.

В компании собралась группа энтузиастов, появились и «свои люди» в Европе и США, готовые вести переговоры, организовать доставку аппаратов в Россию и т. д.

Экспонаты приобретались везде, где только можно, — через аукционные дома, на сайте eBay, в зарубежных поездках. Первые покупки были сделаны на блошиных рынках в Женеве и Лионе. Немало интересных телефонов привезли из Аргентины (там работали заводы Ericsson, а после Второй мировой войны туда уехало много богатых немцев), из Австралии. Полностью приобретена коллекция, собранная в музее телефонов в Женеве, который, как говорят, был самым большим в Швейцарии. Несколько довольно крупных собраний куплено в России.

Некоторые аппараты Виталий Езопов приобретал и привозил в Россию сам, и иногда это было непросто. Например, как-то в одной из стран Центральной Америки в отеле «Коппола» (принадлежит режиссеру Фрэнсису Форду Копполе) он увидел очень интересное, ручной работы переговорное устройство в форме океанской ракушки. В отеле называли его «шелфон» (от shellphone), т. е. «ракушкофон».

«И вот один из таких аппаратов благодаря моему другу они нам подарили. Вообще аппаратов, к которым я прикасался, которые лично покупал, немного, может, штук 20. Но решение о выделении средств на покупку по каждому телефону принимал, естественно, я, после того как мне показывали фотографии, оценки, заключения экспертов», — рассказывает Виталий.

Рынок технического антиквариата, в частности старых телефонов, невелик, и появление нового крупного участника, собирающего большую коллекцию для музея, сильно всколыхнуло его, рассказывает Виталий Езопов. За эти несколько лет цены здорово выросли. Стандартные для своего времени телефоны, которые когда-то покупались за 15–20 тыс. рублей, сейчас стоят примерно 50–100 тыс. Некоторые могут стоить и сотни тысяч, и миллион рублей. А есть модели, которые ни за какие деньги не купишь, — просто нет предложений, и коллекционеры ждут. Сколько они будут стоить, когда появятся, определит рынок.

Сейчас в коллекции чуть больше двух тысяч аппаратов — от самых ранних, из XIX века, до первых мобильных, плюс ручные телефонные станции и немного телеграфных аппаратов. Немало и очень редких и дорогих устройств. Иногда это единичные экземпляры в мире, как, например, телефонные аппараты «Лира» и «Кофемолка» компании Ericsson, получившие эти прозвища из-за своей необычной формы.

Для самого же Виталия самое ценное в коллекции — телефоны, которые он сам покупал и привозил «на себе», они дороги как память.

«Премьера» коллекции состоялась осенью 2010 г. — тогда открылась выставка телефонов (500–600 экспонатов) в офисе «Мастертел» в Москве (ее можно посетить по предварительной записи). Как поясняет Виталий, ее устроили для того, чтобы разобраться, что такое музейно-выставочная деятельность, и начать отлаживать необходимые механизмы.

В мае прошлого года в Санкт-Петербурге, недалеко от Смольного собора и Таврического сада, открыл свои двери уже настоящий Музей истории телефона, не очень большой, но с интереснейшей коллекцией уникальных экспонатов и моделей (многие из них действующие) — от изобретения телефона до серийных аппаратов 70-х годов ХХ века. В «Мастертел» гордятся тем, что музей высокотехнологичный, удобный, в том числе для людей с ограниченными возможностями, таких в Санкт-Петербурге еще лишь два-три.

Но пока выставлено лишь немногим более половины собранной коллекции, остальное лежит в запасниках.

Стоимость всей коллекции глава «Мастертел» оценить не берется, хотя, наверное, можно поднять документы, в свое время им подписанные, по которым видно, когда, сколько и на что было израсходовано.

Для Виталия Езопова и его коллег это не бизнес, а один из публичных корпоративных благотворительных проектов (есть и непубличные, о которых компания умалчивает).

Музей в Санкт-Петербурге создан на деньги «Мастертел» с привлечением частных инвестиций «творческого коллектива» — людей, которые захотели открыть этот музей и были готовы потратить на это свои деньги.

Чтобы привлечь больше внимания к «телефонной истории», познакомить с ней как можно больше людей, компания стремится популяризировать собранную коллекцию — устраивает выездные экспозиции, сотрудничает с профильными вузами, в частности с Санкт-Петербургским университетом телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича, взаимодействует с зарубежными ассоциациями коллекционеров телефонов и т. д.

Так, ко Дню Победы 9 мая 2013 г. в Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе была организована большая выставка средств связи того времени, на которую пригласили многих военных связистов-ветеранов.

Еще одну экспозицию организовали в начале прошлого года в московском магазине ГУМ по случаю его 120-летия — расположившаяся на его фасадной первой линии, которая выходит на Красную площадь и Кремль, она очень удачно вписалась в общий стиль и интерьеры этого здания.

Но самая интересная выставка, по словам Виталия Езопова, организована в Центре инновационного производства «Технополис Москва», находящемся на территории бывшего автозавода «Москвич». Там собраны старые, очень редкие артефакты, но «упакованы» они в современные форматы подачи информации. Было написано специальное ПО для смартфонов и планшетов, которое позволяет посетить экспозицию виртуально и использовать свой гаджет «в реале» в качестве гида: считываешь QR-код рядом с экспонатом и получаешь о нем полную информацию — текст, аудио, фото, видео.

Виталий планирует создать общедоступный Музей истории телефона и в Москве. Столичное правительство обещало поддержать эту инициативу.

Правда, здесь это будет сложнее, чем в Санкт-Петербурге — признанной культурной столице, считает он, поскольку менее развиты популярные туристические маршруты. А ведь музей нужно встроить в какой-то формат, чтобы людям было удобно добираться, чтобы было благоприятное окружение, близко другие интересные объекты — тогда он будет востребован. Вскоре предстоит принять важное решение — выбрать для музея подходящую площадку.

* Московская городская телефонная сеть.

Версия для печати (без изображений)