По итогам 2002 г. оборот группы компаний IBS достиг 280 млн. долл. Доля услуг в доходах компании IBS (системного интегратора) превысила 50%. Компания «Дилайн» начала производство и продажу ПК, рабочих станций, серверов и периферии под торговой маркой DEPO.

Анатолий Карачинский считает, что благоприятную среду для развития бизнеса создают, прежде всего, стабильность и спокойствие в стране. Он доволен тем, что за прошедшие два года в России не произошло ничего драматического — была возможность планировать и жизнь, и бизнес.

Вспомнить какие-то события, которые бы оказали серьезное влияние на бизнес компании, Анатолий Карачинский не смог: «Для тех, кто внимательно следит за IBS, понятно, что мы за два года практически не изменились. Основное направление нашей работы — повышение эффективности всех направлений бизнеса. Она растет, и мы очень этим довольны».

Президент IBS удовлетворен тем, как развиваются компании, входящие в группу. Для интеграторской компании IBS прошедший год стал рубежным — впервые на долю сервиса пришлось более 50% доходов. «Это была наша цель, и мы рады, что смогли ее достичь, — говорит он. — Очередная цель — 80%».

Оправдала прогнозы и компания Luxoft. Руководство группы уверено в потенциале этой компании и довольно темпами ее развития. Среди проблем, мешающих развитию офшорного программирования, Анатолий Карачинский называет, прежде всего, нескоординированность действий российских компаний в этом сегменте. По его мнению, именно сейчас объединение их усилий могло бы способствовать прорыву на мировой рынок. Карачинский считает, что образ России на Западе начал меняться в положительную сторону, это способствует развитию российского бизнеса за рубежом, однако, по его мнению, не все наши компании способны честно конкурировать: «Нам иногда мешают российские же компании. Не совсем понятно, зачем это делается, ведь зачастую они даже не работают на том рынке, где пытаются нам помешать».

Анализируя ситуацию на рынке ИТ-дистрибуции, Анатолий Карачинский отмечает, что российские компании становятся все более квалифицированными и вполне профессионально применяют современные технологии бизнеса, в частности электронные торговые системы, пионером в использовании которых была компания «Дилайн». Он уверен, что это путь к повышению эффективности бизнеса, его надежности и предсказуемости.

Президент IBS убежден, что в его децентрализованной компании единственно возможный стиль управления — демократический. «В такой команде, как наша, жесткий стиль не пройдет, — рассказывает он. — Мы подбираем сильных и самостоятельных людей, с которыми невозможно работать по принципу «я начальник — ты дурак». Они самодостаточны, талантливы в своих областях и зачастую лучше меня знают, чем заниматься. Единственно возможная модель управления — обсуждение. Если ты не сумел найти аргументов и убедить своего коллегу, значит, нужно отказаться от идеи, искать другое решение».

Ключевые решения в IBS принимаются долго. Когда-то давно, изучая бизнес корпорации IBM, Анатолий Карачинский удивлялся, как медленно принимаются там решения. Позже пришло понимание, почему: большая компания — как большой корабль, который никогда не поворачивает быстро из-за риска на что-то налететь, получить пробоину. «Сам процесс обсуждения с участием широкого круга людей позволяет уменьшить риск неверного решения», — убежден он.

Тем, кто идет впереди, свойственно допускать ошибок больше, чем другим, потому что многое приходится делать впервые. Можно избежать многих ошибок, если учиться у других. Впрочем, Карачинский не верит тем, кто говорит, что учится на чужих ошибках.

«Умные учатся на своих ошибках, а дураки не учатся вообще, — считает он. — Моя работа состоит в том, чтобы уберечь компанию от большого числа ошибок. Мы их сделали много, но можно было сделать еще больше. В такой крупной компании очень важно предсказать риски, которые могут возникнуть. Мы работаем во многих областях и некоторые вещи делаем не ради денег, а просто для того, чтобы что-то изменить, потому что в будущем это поможет не только нам, но и всему рынку».

Кстати, такая жизненная позиция нравится далеко не всем. Зачастую компания становится объектом атак конкурентов. Как относится к этому президент IBS? Он считает, что если иметь нормальную психику, то к этому быстро привыкнешь и перестанешь обращать внимание. Главное — отделить ценное от пустого. Для Анатолия Карачинского не важно то, что о нем пишут и говорят, хотя есть люди, с мнением которых он считается. Он сожалеет, что пока в России слишком мало людей, для которых репутация важнее денег, но уверен, что чем дальше будет двигаться страна по пути развития, тем больше людей будет думать о репутации. Самое главное, чтобы изменились внутренние ценности, которые и определяют поступки людей.

О планах на будущее в IBS не любят рассказывать, предпочитают сначала сделать, а потом уже объявлять. Тем не менее о намерении выйти на фондовый рынок сам Анатолий Карачинский не однажды заявлял публично. Однако сегодня стратегия компании меняется.

«Документы на IPO мы полностью подготовили еще в 2001 г. и при благоприятном стечении обстоятельств могли бы сделать IPO в течение 6 месяцев, — говорит президент группы IBS. — Сейчас мы вынуждены пересмотреть эти планы. Сегодня ни один серьезный аналитик не сможет сделать внятного прогноза перспектив развития фондового рынка. Пока неочевидно, будет ли в перспективе IPO также привлекательно, как раньше, особенно после ужесточения американской Комиссией по ценным бумагам и биржам требований к предоставлению отчетности. IPO — это инвестиция в прозрачность компании, за которую получаешь премию с рынка. Вопрос в том, сможет ли размер этой премии не только окупить вложенные средства, но и принести дивиденды. Чтобы это понять, потребуется время. Поэтому когда кто-то сегодня говорит, что сделает IPO через пару лет, я думаю, что это либо чистый пиар, либо люди просто не понимают, о чем говорят».

О том, какой будет новая стратегия компании, Анатолий Карачинский готов рассказать только через полгода-год. А пока он со своими коллегами работает над тем, чтобы сделать компанию лучше.


Версия для печати (без изображений)