«Рано или поздно наступает такой момент, когда в компании должно меняться руководство. Весной этого года мне будет 65. И я решил отойти от оперативного управления. Я не собираюсь совсем уходить из компании. Я просто сменил работу генерального директора на работу председателя Совета директоров. ­Акционеры поддержали мое решение, и сейчас оно реализует­ся», — так Владимир Нитенко, занимавший до 1 января 2014 г. пост генерального директора холдинга «Форт Диалог», прокомментировал сообщение о реструктуризации компании.

Новость, которая стала поводом для интервью, звучит так: «Компания ЗАО „Форт Диалог“ сообщает о структурных изменениях и кадровых перестановках. С 1 января 2014 г. генеральным директором компании является Полетаев Кирилл Владимирович. Нитенко Владимир Борисович, занимавший этот пост ранее, ­перешел в статус председателя Совета директоров компании. Кроме того, с 1 января 2014 г. головной офис „Форт Диалог“ территориально располагается в Уфе. В свою очередь, офис компании в Набережных Челнах обрел статус ­Поволжского регионального отделения».

Уход с руководящих позиций людей, долгое время находившихся у руля успешных компаний, всегда был поводом для обсуж­дения. Тем более на российском ИТ-рынке, где до сих пор понятия «человеческий фактор» и «личность руководителя» — не пустой звук. А когда головной офис переезжает (и не в соседнее здание, а в другой реги­он), количество вопросов только увеличивается.

Владимир Нитенко: Есть раз­ные мнения о том, стоит ли акционерам быть еще и управ­ленцами или эти функции надо разделять. Но это — вопрос для дискуссий. Я же считаю, что мы приняли правильное решение. А еще я убежден, что в каждой компании время от времени должны происходить не­кие изменения.

CRN/RE: Но вы объявили не только о смене генерального директора, но и о перемещении головного офиса компании в другой субъект федерации (из Татарстана в Башкортостан).

В. Н.: Здесь тоже все просто. Вы же знаете, что наша компания — своего рода уникум на ИТ-рынке. В принципе, практически все похожие на нас региональные компании уже давно базируются в столицах субъектов федерации. И это разумно. Ведь расположение в центре ­региона дает определенные преимущества по отношению к представителям «уездных городов» — рядом и источники, и распорядители бюджета. Да и кадровая ситуация в столице региона, прямо скажем, лучше, чем у нас. Многие мои коллеги отмечают обострение кадровой проблемы. Во-первых, в силу демографи­ческой ситуации; а во-вторых, в связи с, увы, ухудшающимся уровнем образования. Что получается? Задачи, которые нам ­надо решать, становятся все сложнее, а кадров — все меньше. А те, которые есть, перебираются поближе к центру.

Но так уж исторически сложилось, что все, кто организовывал «Форт Диалог», были выходцами с КАМАЗа. Поэтому и компанию мы «прописали» именно здесь. А вот когда встал вопрос о построении филиальной сети, мы уже «обосновы­вались» в административных центрах субъектов. Так и получилось, что филиалы у нас располагаются в столицах регио­нов, а головной офис — в Набережных Челнах. Долгое время это не было для нас критичным. Ведь все наши основные промышленные предприятия, с которыми мы работали и продолжаем работать, сосредоточены в Закамской зоне. Правда, что касается работы с «бюджетни­ками» и муниципальными структурами, то здесь наши ­позиции были не такими сильными. И нам, конечно же, хо­телось такое положение дел ­изменить. А это невозможно без выхода в столицу региона. Поэтому, для того чтобы раз­виваться дальше (т. е. наращивать свои компетенции в работе с новыми заказчиками, а также получить доступ к квалифицированным кадрам), нам необходимо «переехать».

Ну а далее у нас были два варианта: Казань и Уфа — это не только крупнейшие регионы из тех, в которых мы уже были представлены, но еще и наиболее динамично развивающиеся. При этом в Уфе у нас больше возможностей для роста. Точ­нее, возможности есть везде. Но в Татарстане мы работаем уже 25 лет и занимаем достаточно сильные позиции, а в Башкортостане у нас динамично развивающийся филиал, причем первый в нашей компании по динамике. Так, по итогам 2013 г. это региональное подразделение по объемам и прибыли обогнало центральный (на тот момент) офис в Набережных Челнах. Таким образом, под­держав его дополнительными ресурсами, мы сможем занять такие же сильные позиции и в этом регионе.

CRN/RE: А вы не боитесь того, что поддерживая башкирский офис, вы «обескровите» подразделения в Татарстане и, как следствие, потеряете завоеван­ные здесь позиции?

В. Н.: Нет, не боюсь. Потому что ничего из того, что есть в Татарстане, не исчезнет. В Уфе мы создаем дополнительные центры компетенции в ключевых для нас областях бизне­са: ЦОДы, СХД, техническая и информационная безопасность. То что у нас здесь есть, останется, такие же центры мы будем создавать в Уфе. Именно это, на наш взгляд, и поможет поддержать тот рост, на который мы рассчитываем. Кроме того, сегодня Уфа у нас — центр работы с заказчиками федерального масштаба, т. е. с теми компаниями, у которых центры принятия решений располагаются за пределами зон ответственности наших филиалов. И это еще одна причина, почему мы передаем в подчинение этому офису службы, отвечающие за управление финан­сами, взаимоотношение с вен­дорами и т. д. Таким образом мы концентрируем ресурсы ­компании. В результате, надеемся, в ближайшие три-четыре года в Татарстане мы получим прежде всего органический рост, а в Уфе сможем реализовать ­обширную программу развития. В Уфе ситуация с кадрами значительно лучше, и не только по сравнению с Набережны­ми Челнами, но и, как это ни парадоксально, чем в Каза­ни. И еще один очень важный факт — рынок Башкортостана дружелюбен по отношению к новым и перспективным с точки зрения роста компаниям. Рынок здесь очень живой, динамичный, а это уже само по себе создает дополнительные возможности. Мы их видим и ис­пользуем.

CRN/RE: Но ведь для компании, для сотрудников — это большое потрясение.

В. Н.: Самое главное, что вижу я, — это обновление. Конечно, с одной стороны, любое изменение создает неудобства. Так, часть наших сотрудников переезжает в Уфу. И не все вос­приняли это сообщение с радостью. И все равно я считаю, что самое главное — это обновление компании. Теперь у нее новый генеральный директор, молодой, перспективный. Кирилл Полетаев раньше руко­водил уфимским филиалом, на базе которого теперь фор­мируется наш головной офис. Именно он и обеспечил ту самую динамику развития, о ко­торой я уже говорил. И мы ­рассчитываем, что такое обнов­ление даст нашей компании новый импульс.

При этом хочу еще раз подчеркнуть: мы ничего не разрушаем, не ликвидируем. Все существующие филиалы продолжат работу и сохранят свои функции. Так, в Татарстане у нас останутся два филиала — в Казани и Набережных Чел­нах. При этом все функции, ­связанные с продажами и исполнением контрактов, которые существовали в Челнах, так здесь и останутся. Т. е. ни одно­го инженера, ни одной компетенции из этого филиала мы не забрали. В Уфу же были ­переведены управление финан­сами, управление продажами оборудования и взаимодействием с вендорами, а также службы, работающие с федеральным заказчиками, и продакт-менеджеры. Одни уже работают на новом месте, другие будут переезжать постепенно. При этом в «переселении» задействовано не так много людей — перевозим ведь только ключевых сотрудников. И мы очень благодарны им, что они согласились (несмотря на то, что это было непростым решением).

Итак, ключевых сотрудников по данным направлениям мы «переселяем» из Набережных Челнов в Уфу, а вот тех, кто будет работать под их руководством, мы поищем уже на местном рынке. Кроме того, часть ­сотрудников, работавших в На­бережных Челнах, также отправится в Уфу, но не навсегда, а на три-шесть месяцев, для проведения стажировки новых работников.

CRN/RE: И все же как вы решились на такой, можно сказать, уникальный эксперимент — ­переехать не в столицу своего субъекта федерации (что было бы логично), а в другой регион?

В. Н.: Ну мы же не совсем на новом месте окажемся. Мы не первый год работаем в Уфе, примеривались, присматривались. Если посмотреть на переезд с точки зрения наших заказчиков, то мы, по сути дела, ничего не меняем. Все люди, ­которые работали с заказчиками, остаются здесь, на месте. Сотрудники, которые поддер­живали эту работу, тоже оста­ются. А там... Там мы создали филиал. И теперь эта структура будет отвечать за выстраивание отношений всей компании с государственными, бюджетными, муниципальными и прочими ­учреждениями, работать с которыми из Набережных Челнов не так удобно, как из Уфы. Ну так уфимский филиал и раньше эти отношения выстраивал. Просто теперь в Уфе появится больше квалифицированных специалистов для выполнения этой работы.

Переезжает управление финансами. Но они у нас, в принципе, «размазаны» по всей структуре. Поэтому будем ли мы управлять ими из Набережных Челнов или из Уфы — решающего значения не имеет. Просто из Уфы немного легче.

А вот склад мы оставляем здесь. Правда, мы его немного трансформировали, придали ему новые функции, превратили в распредцентр. И пока мы не видим необходимости переносить его в Уфу. С точки зрения ло­гистики сейчас все устроено очень удобно, склад расположен на примерно одинаковом удалении от всех филиалов. Что-то менять в этой системе пока нет смысла. При этом часть отдела по работе с вендорами уже пере­ведена в Уфу, т. е. наши закупщики работают в едином ин­формационном пространстве с теми, кто остался в Набережных Челнах. Современный уровень развития коммуникационных технологий позволяет в том числе и «отвязать» людей от конкретного места на карте.

Конечно, такой переезд — ­недешевое удовольствие. Но нам это вполне по силам. Для нас это инвестиционный проект, ­который, по нашим ­подсчетам, должен дать очень хороший результат. Мы считаем, что «отдача» от этого будет гораздо выше, чем вложенные средства.

CRN/RE: Расскажите, как вы выбирали преемника.

В. Н.: В нашей компании Кирилл Владимирович Полетаев работает около 10 лет. До этого он был менеджером в филиале «АйТи» в Уфе. Пришел к нам на должность заместителя директора, потом возглавил филиал. А сейчас вырос до директора компании. Это молодой, умный, амбициозный, карьерный (в хорошем смысле) человек. Он готов работать ради того, чтобы продвигаться по карьерной лестнице. И для него это новый вызов. Он получил хороший базис в «АйТи» и сумел его приумножить, работая у нас. Я хочу подчеркнуть следующее: утвердив на эту должность Кирилла, мы вовсе не хотели сказать, что «он хороший — другие плохие». Хотя бы потому, что плохих у нас просто нет. И это касается не только директоров филиалов, а и всех сотрудни­ков. Это люди, которые прора­ботали в компании не год, не два и даже не пять лет, а гораз­до больше. Ну а Кирилл был выбран по двум критериям. Первое — он активно работает и он лидер в стратегической для нас области системной интеграции и ИТ-услуг. Ну а второе, можно сказать, что ему просто повезло быть директо­ром филиала в том городе, где мы видим наибольшие перспективы развития.

Теперь на нем лежит ответственность за оперативное управление всей компанией, всеми филиалами. А Совет директо­ров, как и положено, будет отвечать за стратегические направления и инвестиционные решения. То есть всю оперативную деятельность, формирование программ развития и так далее будет вести Кирилл. А я как председатель Совета директоров займусь оценкой и утверждением этих предложений, вы­делением средств и т. д., и т. п.

CRN/RE: Как, по вашему мнению, изменится компания с приходом нового руководителя?

В. Н.: Посмотрим. Я скажу, пожалуй, о том, что мы хотели бы увидеть. Еще одна цель ­реструктуризации, о которой я не упомянул, — повышение плотности управления в компании «Форт Диалог». У меня же есть обязанности не только по отношению к этой компании, но и к другим структурам, входящим в холдинг. Например, в компании «Полифорт», которая остается в Набережных Челнах, я тоже занимаю должность генерального директора (хотя, по сути, там есть чело­век, которому делегированы полномочия по оперативному управлению). Так вот, когда я говорил о необходимости концентрации ресурсов компании «Форт Диалог», я имел в виду в том числе и увеличение управленческого ресурса. Сейчас направление системной интеграции у нас наиболее сильно раз­вито и наиболее динамично развивается в Татарстане и Башкортостане. И мы хотим это ­развитие в большей, чем сейчас, степени распространить и на другие наши филиалы. Это мое ви­дение того, в каком направлении должна идти работа.

CRN/RE: А как в компании восприняли новость?

В. Н.: Мне кажется, что все понимали: когда-то это должно произойти. Конечно, любая ­такая перемена для компании, тем более для такой небольшой, как наша, всегда воспри­нимается с тревогой. Точнее, не сами перемены, а их последствия. Но я надеюсь, в данном случае логика решения была очевидной для всех. Возника­ли вопросы «почему в Уфу?», мы на эти вопросы отвечали. А вот вопроса «почему Поле­таев?» мне не задавали и, насколько я знаю, ­никого из моего окружения об этом тоже не спрашивали. Несомненно, ­людей тревожит, и что будет дальше, и как изменятся отношения в коллективе. Но Кирилл — это человек, ко­торый не просто «поработал» у нас, он вырос в компании. И, на мой взгляд, вполне соответствует корпоративной культуре. Когда мы назначали его директором филиала, переживали, справится ли? Ведь раньше он нес ответственность за продажи, но не за людей, что появляется у руководителя региональ­ного офиса. И надо сказать, он с этой задачей справился. Поэтому, думаю, справится и с компанией в целом.


Версия для печати (без изображений)