Официальное открытие представительства канадской компании Hummingbird, поставщика ПО для управления корпоративной информацией и знаниями, состоялось 18 сентября, но фактически офис начал работу в июле этого года.

Как заявил Фред Соркин, председатель совета директоров и генеральный директор Hummingbird, открытие офиса в Москве — это часть стратегического плана по продвижению продуктов и решений компании на рынки стран бывшего СССР. В зону ответственности представительства входят Россия, страны СНГ и Балтии. Всего же, по словам Фреда Соркина, Hummingbird имеет 40 офисов во всем мире, московский стал 41-м. Его задача — продвигать весь набор приложений Hummingbird через сеть партнеров, оказывать партнерам широкий спектр услуг в области консалтинга, маркетинга и технической поддержки, контролировать качество реализованных проектов, а также осуществлять адаптацию программных продуктов.

В течение первых двух месяцев работы представительства была создана партнерская сеть, куда вошло более 10 компаний из России и некоторых стран бывшего СССР. Кроме того, специалисты Hummingbird русифицировали наиболее востребованное на нашем рынке ПО и создали библиотеку, включающую 45 решений для таких секторов рынка, как государственные организации, предприятия топливно-энергетического комплекса, банки, финансовые институты, строительство, торговля, страхование, телекоммуникации и др.

Фред Соркин дал интервью CRN/RE.

CRN/RE: Почему вы решили открыть представительство?

Фред Соркин: Россия и страны бывшего СССР — очень перспективные рынки, и мы всегда внимательно следили за развитием ситуации в этих государствах. Два-три года назад я считал, что открывать офис преждевременно, но сегодня такая необходимость назрела. В этом я убедился после встреч с представителями российских деловых кругов и министром по связи и информатизации Леонидом Рейманом. Они подтвердили правильность моих выводов: если в стране не будет представительства, это осложнит участие наших партнеров в крупных тендерах. С моей точки зрения, бизнес в России уже достиг уровня, когда не иметь здесь представительства — это роскошь, которую нельзя себе позволить.

CRN/RE: На сколько, по вашим оценкам, вырастет бизнес Hummingbird в России в течение ближайших 12 месяцев и ближайших нескольких лет?

Ф.С.: До недавнего времени наши продажи в России и СНГ составляли 300—400 тыс. долл. в год. Я довольно осторожен в оценках, но думаю, что через год оборот вырастет до примерно 2 млн. долл. Если прогноз оправдается, я буду считать это большим успехом. Ведь тогда компания получит хорошую репутацию, хорошие рекомендации от клиентов. И это позволит еще через год увеличить объем продаж до 10 млн. долл.

CRN/RE: Планируете ли вы расширять партнерскую сеть?

Ф.С.: Обычно в любой стране на первом этапе работы представительства мы находим порядка 10 партнеров. Скажу честно, партнеров набираем с некоторым запасом. И Россия в данном случае не исключение. Мой опыт говорит о том, что в течение первых 12 месяцев будет отсев. Мы увидим, кто из партнеров действительно работает, у кого есть реальный опыт, кто более профессионален. Не исключено, что через год из них останется лишь половина. Но появятся другие, может быть, их будет два десятка.

Потенциал рынка огромен, работы всем хватит. В то же время мы стараемся разумно ограничивать количество партнеров, чтобы они получали хорошую прибыль, чтобы конкуренция не «убила» бизнес.

CRN/RE: Каков оборот Hummingbird в мире, какую прибыль вы планируете получить и сколько средств вы тратите на проведение НИОКР?

Ф.С.: По нашим оценкам, оборот компании превысит 200 млн. долл., чистая прибыль составит 25 млн. долл. На НИОКР мы тратим 18% от оборота.


Версия для печати (без изображений)