Компания Mirantis, специализирующаяся на разработке ПО, работает в России уже 5 лет.

Ее штаб-квартира расположена в США, в Силиконовой долине, там же находятся отделы продаж и маркетинга, но основной персонал компании сосредоточен в России. В московском офисе Mirantis работает около 150 человек, три четверти из них — программисты. За последние два года число ее сотрудников выросло в 2,5 раза.

«Несмотря на то что у нас появились новые клиенты, основной рост за последние два года происходил за счет увеличения количества заказов у существующих клиентов», — рассказывает глава российского представительства Mirantis Александр Снурницын.

Александр Фридланд, президент Mirantis, два года назад назвал бизнес-модель компании «неоофшорным» программированием, противопоставляя ее традиционным методам работы российских разработчиков.

«В большинстве российских компаний принято «перетасовывать» своих специалистов в команды под определенный заказ, а после его выполнения перебрасывать их на другую задачу, независимо от того, чей это заказ — того же клиента или другого», — говорит Александр Снурницын. — У нас специалисты разбиты на группы, каждая из которых работает с заказами одного клиента, и нашим заказчикам мы даем гарантию того, что программист, работавший над их проектами, не будет принимать участия в разработках для их потенциальных конкурентов»*.

По словам Снурницына, использование схемы «неоофшорного» программирования позволяет избежать конфликтов между клиентами компании по поводу интеллектуальной собственности и выстроить с ними долговременные отношения.

«Наши программисты, являясь сотрудниками Mirantis, ежедневно работают на клиентов, как если бы они были в их штате. Компания просто создает условия для их работы, — говорит Александр Снурницын. — Хотя некоторые сервисы, например подбор кадров с помощью нашей кадровой службы, востребованы уже не комплексно, а по отдельности».

Первоначально представительство Mirantis в России работало совместно с компанией Cadence Design Systems, лидером по разработке ПО для проектирования микросхем. Контракт о совместной деятельности в России компании подписали два года назад (см. CRN/RE № 9/2001). До открытия собственного представительства Cadence Design Systems все свои проекты в России осуществляла через Mirantis.

Теперь у компании есть собственный российский офис. Однако фирмы продолжают совместную работу. Сегодня Mirantis, во-первых, занимается поддержкой продуктов Cadence, установленных в десятках компаний по всему миру, во-вторых, работает над новыми программными продуктами для этого клиента, в-третьих, начала сотрудничество в области научных исследований, которые стали необходимой частью процесса разработки САПР современных микросхем.

У Cadence Design Systems существует совместная с Mirantis программа подготовки специалистов на базе Московского института электронной техники (МИЭТ) в Зеленограде. Cadence платит «своим» студентам стипендии, предоставляет возможность стажировки, обеспечивает материалами и современной компьютерной техникой. Ведущие специалисты по микроэлектронике из Cadence, Design Systems неоднократно приезжали читать лекции для студентов. С точки зрения Cadence это стратегические инвестиции: компания таким образом не только решает проблему пополнения штата, но и популяризирует свои продукты среди специалистов по проектированию микросхем. У Mirantis сложились хорошие отношения с факультетами ВМК и механико-математическим МГУ им. М. В. Ломоносова, Физтехом, МГТУ им. Н. Э. Баумана, ведущими техническими вузами Санкт-Петербурга.

Большинство клиентов Mirantis работают в области микроэлектроники. Кроме уже упоминавшейся Cadence Design Systems, это Genesys Microchip и Veritas.

На российском рынке у компании есть и конкуренты. «И это хорошо, поскольку может служить подтверждением развитости российского рынка разработки ПО в глазах западных клиентов», — уверен Александр Снурницын. Тем не менее острой конкуренции компания не чувствует и в тендерах конкурирует чаще с индийскими, американскими и китайскими разработчиками.

По его словам, Mirantis уверенно чувствует себя в России, хотя компании приходится сталкиваться со специфическими российскими сложностями. В частности, в соответствии с российским трудовым кодексом для найма на работу иностранных граждан требуется специальное разрешение. Чтобы его получить, компании необходимо иметь квоту на найм иностранных работников, а также разрешение на каждого из них в отдельности. Реально на оформление этих документов уходит в лучшем случае полгода.

Иностранный гражданин может находиться в России временно три месяца, а потом уже должен предъявить разрешение на работу. Поскольку оформить его за три месяца не удается, иностранный специалист вынужден некоторое время находиться в России на нелегальном или полулегальном (по туристической визе) положении. «Учитывая масштабы нашей работы и щепетильность в вопросах интеллектуальной собственности, мы таким «неофициальным» способом работать не можем», — комментирует эту ситуацию Александр Снурницын.

Планы Mirantis сегодня тесно связаны с американским рынком, где работают все клиенты компании. В условиях спада компания не рассчитывает на рост числа клиентов, надеясь хотя бы сохранить имеющихся. Если же рынок США успешно преодолеет кризис (а сейчас есть все основания это предполагать), то и бизнес Mirantis в России, безусловно, будет расти. Александр Снурницын намечает также новое поле работы, не связанное с офшорным программированием: «У России есть другой козырь — наукоемкие разработки, требующие научного потенциала. Здесь мы можем занять вполне достойные позиции».

_________________________
*Аналогичной формы работы придерживаются компании Luxoft, VDI и некоторые другие.


Версия для печати (без изображений)