Для чего топ-менеджерам российских ИТ-компаний нужен диплом MBA?

Для чего топ-менеджерам российских ИТ-компаний нужен диплом MBA?

России сегодня существует немало учебных заведений, предлагающих обучение менеджменту по западным программам. Программа MBA (Master of Business Administration) — вероятно, одна из самых популярных, в том числе и среди топ-менеджеров ИТ-компаний. Получить диплом MBA сегодня можно как за рубежом, так и в России: в отделениях западных учебных заведений (например, Стокгольмской школы экономики в Санкт-Петербурге или московском отделении Школы бизнеса Открытого университета Великобритании) или в отечественных вузах, имеющих сертификат на обучение по курсу MBA.

В программе MBA сбалансированно сочетаются теория и практика решения экономических проблем; комплекс аналитических бизнес-навыков, а также навыков делового общения.

Александр Беленький, глава представительства AMD в России и СНГ, считает, что программа МВА — это попытка с помощью стандартизированных экономических знаний, моделей анализа и большого количества жизненных ситуаций, примеров (так называемых кейсов, cases) получить то количество практического опыта, которое трудно, если вообще возможно, приобрести самостоятельно. «Теоретические знания позволяют подходить к решению тех проблем, с которыми ты не сталкивался», — говорит он.

Куда пойти учиться?

Возможны различные формы обучения по программе MBA.

Одна из самых популярных — классическое двухгодичное вечернее обучение. Таким, например, был первый получивший государственную сертификацию (1996 г.) российский курс MBA в Институте бизнеса и делового администрирования при Академии народного хозяйства (ранее школа международного бизнеса при МГИМО); именно там получил диплом MBA президент TopS BI Феликс Гликман. «Это самая щадящая для работающего гендиректора форма обучения», — уверен он. Первым выпускникам MBA в России даже выдали государственный диплом о втором высшем образовании.

Программы Executive MBA ориентированы на действующих топ-менеджеров, давая им возможность выбрать наиболее удобный вариант обучения. Как правило, большинство предпочитает учиться без отрыва от производства. В этих программах принята модульная форма обучения — когда примерно раз в полтора месяца студенты на неделю приезжают на очные занятия. При такой схеме можно достичь полного включения в учебный процесс, но она не подходит тем менеджерам, которые не хотят оставлять свое рабочее место.

Модульную схему обучения предлагает Санкт-Петербургский филиал Стокгольмской школы экономики. Популярности читаемого здесь курса MBA во многом способствовала широкая известность среди российских менеджеров написанной ее преподавателями книги «Бизнес в стиле фанк» (Funky Business). «Я проводил мониторинг курсов МВА в России и за рубежом, чтобы определить, где лучше учиться, — рассказывает коммерческий директор группы компаний «Легион» Андрей Блинов. — И когда мне попалась на глаза книга «Бизнес в стиле фанк», где красной нитью проходит мысль: «если мы делаем деньги, то необходимо получать от этого драйв, а иначе все это бессмысленная трата времени», выбор учебного заведения определился сам собой».

Председатель совета компании «ТехноСерв А/С» Алексей Ананьев, который сейчас обучается по программе Executive MBA в европейском отделении Школы бизнеса Чикагского университета, рассказывает: «Сказать, что в сессию занятия проходят круглые сутки, конечно, будет преувеличением, но не большим. Кроме того, в промежутках между ними необходимо заниматься самостоятельно, иначе во время сессии будет сложно. При этом студентам обеспечена очень хорошая информационная поддержка — необходимая документация, онлайновые сервисы, консультации преподавателей и их помощников».

Александр Беленький подтверждает: обучение по модульной схеме Executive MBA (он обучался именно так) отнимает у студента много времени, но меньше, чем при обучении с отрывом от работы (full time MBA).

Бизнес — искусство или профессия?

Большинство студентов на курсах MBA — действующие руководители компаний, как правило, с довольно успешным бизнесом. Зачем же им понадобилось бизнес-образование и какие ожидания они связывали с курсом MBA?

Некоторые занялись этим из любопытства, другие изначально четко понимали необходимость хорошего экономического образования, но всех отличало и отличает одно — диплом как таковой, «для галочки», им не нужен. Они стремились к реальным бизнес-знаниям, подтвержденным мировой теорией и практикой, и прилагали усилия, чтобы эти знания получить. У большинства топ-менеджеров ИТ-компаний первое высшее образование техническое, и пробелы в экономических знаниях рано или поздно дают о себе знать.

«Я понял, что рынок меняется в сторону более цивилизованного, — рассказывает о своем пути к бизнес-образованию Феликс Гликман, — и скоро моих инженерных знаний будет недостаточно. Опыт бизнеса есть, но не хватает именно основательности и выстроенности».

Ради знаний о формальных подходах, которые применяют западные коллеги, взялся за MBA и генеральный директор компании «Абитех» Евгений Михеев: «С дипломом как с формальным документом я никогда никаких ожиданий не связывал. Конечно, бизнес можно рассматривать и как искусство, и как профессию. Но раз это профессия — этому можно и нужно учиться. У меня уже был семилетний опыт работы в бизнесе, опыт руководства компанией, но мне было также интересно посмотреть, как это — учить бизнесу».

«В отличие от многих своих коллег я не имею серьезного экономического образования, — признается Алексей Ананьев. — 15 лет практического опыта, лекции по политэкономии советского вуза и здравый смысл — вот мой багаж до поступления в Школу бизнеса Чикагского университета. Именно поэтому я и решил получить бизнес-образование. Почему именно MBA? В течение длительного времени мне представлялось, что эта программа больше теоретическая и к тому же сильно разрекламирована бизнес-школами. Это у меня вызывало здоровый скепсис. Тем не менее интерес возник, и определенную роль в моем выборе сыграли положительные отзывы уважаемых мною людей, которые уже начали обучение. Я основательно изучил программу курса MBA, оценил бизнес-перспективы, которые дает обучение такого уровня, и начал всерьез готовиться к поступлению, и вот уже год являюсь студентом».

Чтобы получить основы знаний «того предмета, которым занимаешься каждый день», решил пройти обучение по курсу MBA и генеральный директор компании «Би-Эй-Си» Святослав Сорокин. «С какого-то момента становится ясно: для личностного развития, для того чтобы иметь возможность смотреть на любую проблему не в частности, а в целом, чтобы находить стандартные общие способы решения задач, диплом MBA необходим», — развивает эту мысль Александр Беленький.

Наличие у менеджера диплома MBA, разумеется, не является гарантией успеха в бизнесе. Об этом говорит генеральный директор «Лаборатории Касперского» Наталья Касперская: «Несколько руководителей в нашей компании имеют степень MBA. Честно говоря, я не вижу принципиальных различий в качестве их работы и работы сотрудников, не обучавшихся по программам MBA». По ее мнению, обучение по курсу МВА лишь в незначительной степени способствует развитию наиболее ценных, с ее точки зрения, качеств сотрудников: широты мышления, умения принимать решение в любых ситуациях, энергичности и желания что-то изменить. Необходимо быть аккуратнее и с готовыми схемами, считает она: «Зачастую наличие степени MBA не помогает, а мешает работе, так как люди пытаются применять к нашей действительности известные им из учебного курса алгоритмы действий в определенных ситуациях, а они далеко не всегда эффективны».

Стоит отметить некоторые различия в отношении к приобретенным знаниям между менеджерами российских компаний и представительств западных компаний, на что обращает внимание Александр Беленький: «Все крупные западные ИТ-компании, работающие в России, уже построены по тем принципам, на которых базируется курс МВА. В этом смысле мне было несколько проще, чем моим коллегам из российских компаний. У них возможностей адаптировать эти модели к российским условиям куда больше, особенно в тех компаниях, где западные формы планирования или управления персоналом не применялись. Со мной вместе учились несколько владельцев российских компаний, которые сами говорили: вот это мы еще не пробовали, а теперь обязательно будем применять». Однако и для менеджеров западных компаний актуален вопрос формализации мышления, считает он.

Согласен с этой точкой зрения и Феликс Гликман: «Главный результат обучения по курсу МВА — структуризация знаний. Взрослого самостоятельного человека, по большому счету, нельзя ничему научить, и единственное, что принес этот курс лично мне, — систематизация знаний, которые уже были у меня либо на книжном, либо на эмпирическом уровне».

Большинство слушателей курса MBA сходятся во мнении, что он полезен только тем, кто уже имеет управленческий опыт. «Бизнесу как искусству ни в одной школе, ни в одном университете не научат. Быть предпринимателем нигде научиться нельзя», — уверен Евгений Михеев. Согласна с ним и Наталья Касперская, считающая, что курс МВА категорически вреден предпринимателям на начальной стадии бизнеса, так как он дает иллюзию того, что бизнес работает по готовым схемам. А это не так, применение одной схемы к различным бизнес-процессам дает абсолютно разные результаты.

«Курс MBA может быть полезен предпринимателям на более высокой стадии развития их бизнеса. Во-первых, полученный опыт позволит избежать ошибочных решений и готовых схем, предлагаемых программой. Во-вторых, на данном этапе бизнесменам уже могут потребоваться знания понятий и терминологии, как в моем случае, — поясняет Наталья Касперская свою позицию. — Так или иначе, но предприниматель — это скорее образ мышления и жизни, чем совокупность теоретических навыков».

Известны примеры, когда обладатели степени MBA начинали собственный бизнес, который со временем оказывался неудачным. В то же время такие успешные предприниматели, как Билл Гейтс и Майкл Делл, не имеют даже высшего образования. «Тем не менее Гейтс создал собственную систему ведения бизнеса, которую сейчас тоже пытаются изучать в бизнес-школах как самую успешную в мире», — напоминает Наталья Касперская.

Хочу все знать

«Я заканчивал институт в 1974 г. О какой экономике тогда можно было говорить? Поэтому мне было полезно и интересно все: как сами знания, так и общение с преподавателями», — рассказывает Феликс Гликман. Наиболее интересными ему показались курсы менеджмента, управления изменениями, организационной культуры, делегирования полномочий, управления персоналом и изменения структуры организации. «Именно эти знания так нужны нам сейчас, когда компании уже выросли, и мы занимаемся их тюнингом», — обосновывает он круг своих интересов. А вот курс по ИТ показался ему откровенно слабым.

Андрей Блинов наиболее важными в курсе MBA считает следующие вопросы: оценка прибыльности компании, эффективность операций, корпоративная культура и этика, корпоративная стратегия. По его мнению, для российских менеджеров менее важны темы качества и управления персоналом. «В нашем бизнес-сообществе еще не выбран принципиальный подход к этим вопросам, — полагает он, — и знания в этой области не так интересны просто потому, что не видно их конкретного применения».

По мнению Святослава Сорокина, интересными в курсе MBA были основы бизнеса: финансы, маркетинг, организационная структура — то, с чем бизнесмены сталкиваются каждый день. «Один из самых интересных курсов — работа с персоналом и кадровые вопросы, — рассказывает он. — Неинтересными оказались достаточно аморфные курсы по «новым» направлениям — «Информационные системы» и «Управление знаниями», система преподавания которых пока не до конца сформирована».

Для Алексея Ананьева, по его словам, было просто откровением то, как в Школе бизнеса Чикагского университета преподается финансовый учет. «Конечно, интересно все — и теория, и макро- и микроэкономика, и практические дисциплины: управленческий учет, конкурентная стратегия», — делится он своими впечатлениями.

По мнению Евгения Михеева, в том учебном курсе, который проходил он, слишком много внимания уделялось текущему экономическому законодательству, ведь многое в нем быстро меняется. «С другой стороны, подробно разбирая конкретные примеры, там учат определенному подходу к тому же гражданскому кодексу, — добавляет он. — А это самое главное: не учить человека решению конкретной проблемы, а учить методам решения проблем вообще».

Что это нам дает?

Большинство слушателей курсов МВА — люди с достаточно большим опытом. Отмечая все плюсы и достоинства западного бизнес-образования, они тем не менее не ждут чудес и достаточно критически оценивают некоторые его элементы.

Евгений Михеев считает, что, хотя сам процесс обучения построен достаточно эффективно, главная проблема — как учить практиков теории. «Одно дело учить человека тому, с чем он еще не сталкивался, и совсем другое — тому, в чем у него уже есть опыт. Имея опыт управления, я хотел получить именно базисные экономические знания, поэтому для меня обучение оказалось эффективным».

«Уже через год после того, как я закончил обучение, появился курс Executive MBA. Я посещал эти лекции, их читали приглашенные зарубежные преподаватели. Не могу сказать, что они давали что-то такое, о чем мы никогда не слышали, — делится своими впечатлениями Феликс Гликман. — Мне кажется, ажиотаж вокруг западных преподавателей — скорее результат грамотного PR». Эффективность прослушанного курса МВА — долю грамотно преподнесенного материала, на деле оказавшегося нужным и полезным, — он оценил примерно в 50%.

«Поскольку занятия вели в основном шведские преподаватели, эффективность в моем понимании состояла в успешной интеграции различных по своей сути менталитетов преподавателей и студентов, — рассказывает Андрей Блинов о своем обучении в петербургском филиале Стокгольмской школы экономики. — Открытием было то, что западная система обучения, в сущности, не открывает ничего сверхъестественного, а просто позволяет не изобретать дважды велосипед».

Алексей Ананьев подчеркивает: «Я точно знаю, что не теряю время зря, и результаты для меня совершенно очевидны». «Обучение строится не только на кейсах, но и дает очень большой по объему и важный теоретический базис, — рассказывает Алексей Ананьев. — Думаю, это очень правильно. Макро- и микроэкономика — это серьезные теоретические дисциплины, а вот в изучении конкурентных стратегий или управленческого учета главное — примеры, кейсы».

«Актуальны знания, которые можешь применить на практике, — считает Андрей Блинов. — Не могу сказать, что я сильно поменялся, пройдя через систему западного образования, но, получив в руки конкретные инструменты, я хотел попробовать применить их на практике, испытать все на самом себе». Для него важным оказалось приобретение критического взгляда на многие, казалось бы, незыблемые истины. «Главное — не бояться сказать: «Почему так? Почему нельзя сделать лучше?». Бизнес — не игра в шахматы, которую можно выиграть раз и навсегда, — говорит он. — Бизнес — это процесс непрерывного улучшения очень многих составляющих».

Кроме того, по мнению Андрея Блинова, степень MBA дает возможность менеджерам, даже работающим в разных отраслях, разговаривать на одном языке, а при общении с западными менеджерами значительно облегчает понимание нашей российской специфики бизнеса. «В конечном счете, я получил множество ключей к различным бизнес-процессам», — подводит он итог.

«Конечно, хорошо, интересно и познавательно быть студентом такого вуза, как Чикагский университет, — говорит Алексей Ананьев. — Но главное — практическая польза от обучения. Одно дело грамотно говорить на своем родном языке, но если ты не знаешь структуру языка, его синтаксис, фонетику, орфографию, грамотным человеком ни ты сам, ни другие тебя не назовут. И особенно приятно, слушая лекции, отметить про себя: да, вот это мы делали правильно».

Александр Беленький и Феликс Гликман единодушно называют главным результатом курса MBA стандартизацию мышления.

«Вас учат большому количеству моделей, использовать которые вы можете, анализируя свои ситуации. И я уверен, что они работают в Америке, Европе, России или Китае», — объясняет Александр Беленький.

Курсы MBA уже не являются оторванными от российских условий. Так, в Стокгольмской школе экономики проводился конкурс на написание российских кейсов, а примеры по российской тематике рассматривают и в бизнес-кейсах, написанных на Западе. «Для меня программы МВА, модели и жизненные примеры не имеют четкой национальной специфики, — говорит Александр Беленький. — Важно, что это апробированная практика».

По словам Алексея Ананьева, многие бизнесмены идут на курс MBA в авторитетные бизнес-школы, чтобы расширить круг контактов. «Мне очень приятно общаться с мотивированными, знающими, агрессивными профессионалами, которые там учатся. И по статистике около 75% из них после получения диплома стараются поменять сферу деятельности или место работы. Правда, это не мой случай, — поясняет он, — я пошел учиться исключительно ради знаний».

Андрей Блинов: «Когда компания вырастает в два раза в год, а то и в квартал, становится страшно смотреть в будущее. В период бурного роста компания зачастую теряет управляемость, и справиться со многими факторами одновременно не так просто. Решение пойти учиться пришло как раз в тот момент, когда стало ясно, что на одной интуиции далеко не уедешь. Допустим, сегодня вы управляете компанией, состоящей из десяти человек. А завтра она вырастает вдвое, потом опять вдвое и опять. И приходит понимание: как бы хорошо руководитель ни справлялся с первоначальной задачей, через некоторое время, если нет образования, компания просто начнет терять темпы. А в наше время стремительных перемен это недопустимо. В моем случае компания из «предпринимательской» быстро росла в корпорацию со всеми положительными и отрицательными атрибутами такого роста. Такой процесс уже прошли многие компании. Западное обучение дает шанс избежать уже совершенных кем-то ошибок, не наступать на одни и те же грабли».

Наталья Касперская: «Западные схемы бизнеса в России приживаются трудно и не всегда работают. Япония разработала собственные бизнес-модели, отвечающие национальной специфике, и они помогли стране достичь феноменального экономического роста. Как развивалась бы ситуация в случае, если бы японцы ориентировались на американскую систему коммерции? Можно лишь предполагать, но я считаю, что догнать и в чем-то перегнать Америку японцы бы не смогли. Нельзя догнать конкурента, подражая ему во всем. Если мы хотим «обгонять», нам придется разрабатывать собственную систему обучения предпринимателей и ведения бизнеса».

Главное достоинство курса MBA, считают студенты бизнес-школ, это получение доступа к западному опыту, на основе которого построен курс и который наработан годами успешной практики. Эти методы прошли испытание временем, и из них выкристаллизовалось самое главное. «В каком-то смысле у нас сейчас положение лучше, чем у них: ведь мы учимся действительно на лучшем», — подводит итог Феликс Гликман.

Галина Рогозина, директор по развитию бизнеса компании RosExpert:

«Интерес к западному бизнес-образованию, в том числе к курсам MBA, связан с осознанием российскими менеджерами необходимости приобрести базовые основы бизнеса, расширить кругозор путем знакомства с мировой практикой и структурировать собственный опыт (если он к этому моменту уже имеется). Кроме того, это инвестиции в свою профессиональную капитализацию. При прочих равных условиях степень МВА безусловно является преимуществом в глазах большинства работодателей. За нее, разумеется, недоплачивают, но определенное доверие к менеджеру с дипломом МВА существует.

Насколько эффективным для конкретного менеджера будет такое обучение — очень индивидуально и зависит от самого человека, от его способности воспринимать новое. Я не исключаю, что для некоторых людей эффект достаточно низкий, но он не может быть нулевым. В любом случае появляется возможность подняться над локальной ситуацией и увидеть целостную картину устройства бизнес-мира. Не говоря уже о том, что учеба в известных бизнес-школах требует больших усилий, психологического и умственного напряжения, что в любом случае не проходит бесследно, как любое преодоление себя.

Если говорить о возможности использования в условиях российского рынка западных бизнес-схем, то напрямую они у нас не применимы по причине, которая звучит как «российская специфика». Бизнес слабо структурирован, поэтому внедрение западных бизнес-процедур не может быть органичным. Оно требует коррекции с учетом внерегламентных отношений, которые по-прежнему очень выражены. Скажем, непредусмотренное процедурой вмешательство владельца в оперативое управление, отсутствие культуры регулярного менеджмента, политические риски и пр. Поэтому малоэффективны бывают экспаты — иностранные специалисты, работающие в крупных российских компаниях и филиалах западных фирм, хотя они и являются носителями западной бизнес-культуры, технологий и стандартов. Менеджер, оказавшийся способным адаптировать полученные в курсе МВА знания к реалиям российского рынка, имеет максимальные шансы сделать блестящую карьеру».


Версия для печати (без изображений)